Голосуй, а то проиграешь

Америка
№41 (964)

На предстоящих в ноябре выборах будут оспариваться все 435 мест в нижней палате Конгресса и 36 из 100 мандатов в верхней палате, Сенате.  В нижней палате республиканцы имеют сегодня небольшое большинство, 234 места. При этом их преимущество над демократами было большим, чем сегодня, лишь один раз за все время после окончания 2-ой мировой войны. Стоит, однако, республиканцам увеличить свое представительство в нижней палате всего на 8 мест, как их перевес станет самым большим за весь послевоенный период. Насколько это реально?

Вполне реально, заявил в эксклюзивном интервью один из ведущих в Америке специалистов по выборам, сотрудник Института American Enterprise Майкл Барон. В 2010 году республиканцы завоевали 63 места в нижней палате, а рейтинг президента Обамы на тот момент был выше, чем в настоящее время. В ноябре их задача намного проще – только 8 мест.

Говоря о Конгрессе, электоральные реалии, в целом, благоприятствуют республиканцам, констатирует эксперт. Это видно из того, что в 2012 году Обама, выиграв президентские выборы, победил лишь в 209 округах, в то время как его противник Митт Ромни, намного отставший от победителя в президентской гонке, завоевал 235 округов.

«Вопросы, стоящие в повестке дня выборов 2014 года, во многом общенациональные, нежели местные, - сказал наш гость. - А это значит, что партийная принадлежность кандидата для избирателей будет важнее его позиций по вопросам местного значения. Что, в свою очередь, дает преимущество республиканцам как партии, которой принадлежит больше избирательных округов, чем демократам. Один такой общенациональный вопрос, по которому демократы потеряли много очков, заключается в недовольстве избирателей стремительным увеличением масштабов и функций центрального правительства в Вашингтоне, который произошел при правлении Обамы. Ладно, если бы еще правительство было эффективным, но последние истории про провалы службы охраны Белого дома показывают, что даже в области обеспечения безопасности первого лица федеральные службы дают серьезные осечки. Проводя реформу системы медицинского страхования, повышая подоходные налоги высокооплачиваемых работников, принимая массивные пакеты мер по стимулированию экономики, Белый дом и фракция демократов в Конгрессе были уверены, что это все очень популярные шаги. Но они просчитались».

Демократы, по сути, признали свое идейное поражение, убрав ставшие непопулярными темы из предвыборных агитационных роликов, рассказал Майкл Барон. Но идейное поражение станет фактическим, только если демократы потеряют не менее шести мест в Сенате.

«Это тоже вполне реально,  - полагает эксперт Института American Enterprise. - В нынешнем цикле оспаривается большое число путевок в Сенат  от тех штатов, в которых позиции республиканцев очень сильны. Достаточно сказать, что в  семи из них в 2012 году победил Митт Ромни. Уже сегодня социологические службы, занимающиеся опросами, уверенно предсказывают республиканцам приобретения в трех штатах – Западная Виргиния, Монтана и Южная Дакота. В Арканзасе, Луизиане и на Аляске республиканцы всего за последние две недели сократили до минимума отставание от соперника. В Северной Каролине, очень конкурентном штате, республиканцы в начале сентября подрастеряли свой перевес, но сейчас его как будто восстанавливают. Сильный прорыв сделали республиканцы в Айове и Колорадо, двух штатах, которые Обама выиграл в 2012 году с микроскопическим разрывом».

Любопытно, - заметил гость,  что этот устойчивый прореспубликанский тренд прекрасно сосуществует с результатами опросов, из которых следует, что электорат разочарован политическим истеблишментом в Вашингтоне и, в частности, Конгрессом, чей рейтинг достиг чуть ли не самого низкого значения за все время социологических замеров. Поскольку и у Обамы рейтинг сегодня не высок, то, естественно,  возникает вопрос о влиянии, которое президент лично оказывает на предвыборные гонки.

Значение «президентского фактора» Майкл Барон оценивает следующим образом:

«Если посмотреть на географию поездок президента, то большая их часть приходится на штаты, которые Обама выиграл в 2012 году. При этом в тех штатах, где исход выборов, что называется, висит на волоске, - Луизиана, Северная Каролина – кандидаты абсолютно неприкрыто чураются президента и стараются не появляться вместе с ним на одних и тех же мероприятиях. И это для Демократической партии большая проблема».

Мне трудно припомнить хоть одни выборы, которые пресса не характеризовала бы как эпохальные, и нынешние – не исключение.

«Для законодателей, которые могут лишиться своих мест, каждые выборы действительно эпохальные, - возражает Майкл Барон. - Но, если серьезно, то от того, выиграют республиканцы Сенат или нет, зависят, например, многие кадровые назначения, которые произведет Обама, в том числе, на министерские посты или в коллегию Верховного суда. Эти назначения утверждаются Сенатом, и если у оппозиции там большинство, то это неминуемо отразится на отборе претендентов: Белый дом будет менее склонен предлагать мало приемлемые для большинства кандидатуры.

Равным образом, если Сенат перейдет к республиканцам, а нижняя палата, мы предполагаем, останется, как и  сегодня, «республиканской», то это должно отразиться также на законодательных инициативах, которые вносит исполнительная власть.

По мнению вашингтонского эксперта, может быть, Обама в этом случае обнаружит в себе способность к переговорам с оппозицией вместо того, чтобы накладывать вето на законопроекты, принимаемые Конгрессом.

Что касается внешней политики, в сценарии, в котором республиканцы завоевывают Сенат, наш гость предсказывает усиление давления на Белый дом по таким вопросам как активизация помощи движению сопротивления в Сирии и реставрация жестких экономических санкций в отношении Ирана, если тот не пойдет на компромиссное соглашение в ядерной области.

Евгений Аронов


Комментарии (Всего: 2)

Республиканцы и демократы - как две велосипедные педали: меняются местами, но система не меняется: богатые богатеют, а бедные беднеют. Джордж Буш говорил, что демократия - не идеальна, но ничего, мол, лучшего не придумано. Но это же буржуазная, а есть и понятие социалистической демократии, которая была в СССР. Она, хоть и имела признаки власти, всё же нацелена была на объединение всех трудящихся для решения проблем выгодных каждому труженику. И предполагала переход к самоуправлению. А сейчас идёт борьба за своё благополучие почти исключительного каждого в-одиночку.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Сливай воду, короче.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *