Есть погибшие? Извините

В мире
№43 (705)

В середине прошлой недели состоялась встреча представителей двух Корей. В отличие от предыдущих, которые по большей части заканчивались практически безрезультатно, нынешняя была почти успешной. Настолько, что представитель Северной Кореи даже выразил сожаление по поводу гибели нескольких граждан Южной Кореи в результате наводнения.
Впрочем, это не удивительно, ведь и сама встреча была посвящена предотвращению подобных бедствий. Тем более что причиной гибели южнокорейцев стал сброс воды одного из северокорейских водохранилищ на реке, проходящей через оба государства с севера на юг.
Собственно говоря, такое случалось и прежде. Северокорейцы не утруждают себя предупреждениями соседей о том, что они намерены открыть сброс. До тех пор, пока на южной стороне обходилось без жертв, южане молча терпели. Но в сентябре погибли шесть человек и еще трое числятся пропавшими без вести, что и заставило власти Южной Кореи заявить протест с требованием извинений и недопущения впредь подобных эксцессов. Казалось бы, северокорейским руководителям не привыкать к протестам и требованиям, они их уже перестали считать после того, как в стране начали разрабатывать ядерное оружие и средства его доставки. Однако факт остается фактом – четырнадцатого октября, пусть и более чем через месяц после рукотворного стихийного бедствия, в пограничном городе Кэсоне северные и южные корейцы сели за стол переговоров.
После сентябрьского наводнения власти Южной Кореи не только потребовали извинений, но и предложили провести переговоры. Предложение, как говорится, пало на благодатную почву: в июле на аналогичной встрече обсуждались вопросы, касающиеся функционирования Кэсонского промышленного комплекса, вновь заработала «горячая» телефонная линия связи между Кореями, по которой стороны и договорились о начале переговоров.
Почему это стало возможным? Неужели коммунистический режим смягчил свои позиции? Вовсе нет. Подобные «улучшения отношений» не раз бывали и прежде, и все они по времени совпадали с моментами, когда северокорейские власти ощущали необходимость во внешней помощи.
Как могло получиться, что страна, разрабатывающая ядерное оружие и баллистические ракеты, периодически прибегает к иностранной помощи? Именно потому и прибегает, что все ресурсы тратятся на военные цели.
Северная Корея - самая милитаризованная страна в мире. При населении численностью около двадцати трех миллионов человек КНДР содержит армию, насчитывающую свыше миллиона. Срок службы в различных родах войск составляет от пяти до двенадцати лет. Кроме такой непропорционально большой армии и полувоенных формирований численностью около двухсот тысяч человек, Северная Корея имеет еще и корпус резервистов, к которому приписаны почти восемь миллионов человек. На военные нужды страна тратит, по разным оценкам, от двадцати пяти до тридцати процентов своего внутреннего валового продукта.
Все это не могло не сказаться на качестве жизни граждан страны. До тех пор, пока существовал «лагерь социализма», Северная Корея получала от него, а фактически от СССР существенную помощь. Однако уже в середине девяностых годов прошлого века прекращение помощи вызвало масштабный экономический кризис, когда от голода погибли несколько сот тысяч граждан страны. С тех пор власти Северной Кореи регулярно прибегают к шантажу мирового сообщества, обещая уступки в вопросах своих военных программ на экономическую помощь. И это им прекрасно удается.
Но никакая помощь не способна поднять экономику этой страны. Никто в мире не знает истинных настроений народа в северной части полуострова. Коммуникации с этой частью затруднены. Здесь практически нельзя получить доступ к интернету, хотя Северная Корея и имеет свой домен - внутренняя сеть, называемая «Кванмен», изолирована от Всемирной сети. В таких случаях о настроении людей можно судить по тому, как они «голосуют ногами». Подобно тому, как немцы из «государства рабочих и крестьян» бежали в ФРГ, северокорейцы бегут в южную часть полуострова в Японию, и даже в Китай.
Последний такой случай был отмечен в конце сентября, когда группа из одиннадцати человек на деревянной лодке переправилась в Южную Корею. В прошлом году количество перебежчиков достигло почти трех тысяч человек, а всего за время существования двух Корей с севера на юг бежало около семнадцати тысяч. Меньше везет тем, кто бежит в Китай. Власти Китая предпочитают депортировать их в КНДР, где они почти гарантированно попадают в лагеря.
Мы, однако, отвлеклись от основной темы. Северокорейцы извинились. Но они хотя бы объяснили, почему без уведомления открыли сброс плотины? Конечно. Объяснили угрозой наводнения.
Ну вот, могут сказать читатели, автор пугает нас бесчеловечным режимом, а этот режим, оказывается, для того, чтобы не погубить собственных жителей, сбрасывает воду на земли соседней страны. Тоже, конечно, некрасиво, но на что только не пойдешь в постоянных заботах о благе людей.
Да ни о каком благе вожди КНДР не думают. Наводнения на собственной территории они не хотят потому, что это угрожает затоплением земель, занятых в сельском хозяйстве. При жестком нормировании потребления продовольствия в стране уменьшение урожая грозит ужесточением и без того мизерных норм питания, а это может вызвать увеличение беженцев. И хотя свой авторитет за рубежами страны ее руководители давно уже потеряли, они ревниво следят за тем, чтобы юг был отрезан от севера, чтобы на юге люди не могли из первых уст узнавать об истинном положении дел на севере.
Все повторяется. Все уже было. Вновь впереди «потепление отношений». Может быть, на какое-то время прекратятся испытания ракет. Будет в очередной раз объявлено о том, что, возможно, КНДР откажется от ядерной программы. За это Северная Корея будет вознаграждена ослаблением санкций и гуманитарной помощью.
Ради этого можно и извиниться.


Комментарии (Всего: 1)

конечно жалко северных собакоедов, но кто нас жалел в 1917-1991 годы?
хотя жили даже при худших условиях
зато у нас был АТОМ. зато у них тоже мать их...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *