СКАЖИТЕ, ПОЧЕМУ...

Досуг
№44 (706)

Споры о времени и месте рождения танго велись среди историков музыки уже давно. Достаточно обоснованно установлено, что этот танец появился в 8О-х годах XIX века в Аргентине, в космополитических пригородах Буэнос-Айреса. У местной элиты танец пользовался вначале репутацией “непристойного” обитателя публичных домов и трактиров невысокого пошиба.
Непризнанное сливками местного общества, танго добралось до иных стран, где продолжительное время считалось южноамериканским народным танцем. И лишь переплыв под попутными ветрами моря и океаны, танго стало танцем эстрадным и салонным. В Европе танго сразу же нашло своих любителей и почитателей - музыкантов и исполнителей танца - артистов балета. По воспоминаниям современников лучшей сценической исполнительницей танго была несравненная Пола Негри (Барбара Аполлония Халупец), имевшая еврейские корни польская звезда немого кино, снявшаяся в ряде германских и американских фильмов. Искусно и изысканно танцевала танго до сих пор незабытая Мата Хари...
Культура танго-танца дала множество талантов, и понятно, что тут речь идёт, прежде всего, о композиторах, создателях музыки танго. Из известных нам с вами - это Оскар Строк, Франц Гроте, Ежи Петербургский, Фанни Квятковска, Матвей Блантер, Артур Полонский...
...А родина танго, Аргентина, отмечает как национальный праздник, день рождения легендарного исполнителя аргентинского танго Карлоса Гарделя. Ведь танго является музыкальным символом этой страны... Но было ли танго истинно аргентинским по происхождению? Помнится, промелькнула когда-то в российском журнале “Театр” небольшая статья, в которой автор рассказывал: “Учёные, почтенные мужи, докопались до такой сенсации: танго танцевали ещё в древнем Египте. На привезенной из Египта доске из гробницы какого-то фараона оказался изображённым танец, весьма напоминающий жесты и позы нынешнего танго...”.
О танце, похожем на нынешнее танго, есть упоминания в хрониках и других исторических документах конца восемнадцатого века. Тут речь идёт о песне тамбо, - танце с ритмическими напевами чернокожих рабов в Южной Америке. Но, перекочевав оттуда на юг Испании к андалузским цыганам, тамбо превратилось в танго, певческий праздник с танцами... Там же, в Андалузии, в то же время появился весьма популярный и ныне женский танец с кастаньетами - фламенко. Некоторые его стилистические и ритмические особенности на элементарном уровне вошли в структуру аргентинского танго. Аналогично некоторые особенности танго впитало и из другого андалузского танца, похожего на кубинскую хабанеру.
Не остался в стороне от зарождавшегося танго и ещё один испанский танец - болеро, появившийся в конце восемнадцатого века. Отдельные ритмические, стилистические и хореографические элементы названных танцев, соединившись с ещё одним оригинальным танцем рабочего люда южноамериканских плантаций - милонга, дали жизнь в 8О-х годах девятнадцатого века креольскому танго, от которого и произошло аргентинское танго.
В 1958 году в Буэнос-Айресе был открыт единственный в мире музей танго, и тут одна из экспозиций наглядно утверждает, что настоящее аргентинское танго родилось в Буэнос-Айресе в салоне “Ла Карпа” на улице Реколетто. Первоначально это был одиночный танец без песенного сопровождения, полный грусти, печали и даже неизбывной тоски. Танец впитал в себя и тоскливое ощущение безнадежно-неравноправного состояния чернокожих южноамериканцев, вчерашних рабов, и осознание безвозвратной молодости, и сожаление об утерянной родине, и даже чувство раскаяния за действия, причинившие страдания другим людям. Поэтому аргентинский писатель Эрнесто Сабаго назвал танго размышлением о своей несчастной судьбе. Полнота чувств, необходимость наиболее полного их выражения потребовали ПАРТНЁРА, и только женщину, даму, поскольку основную психологическую нагрузку в рассказываемой танцем жизни несёт грустная, хоть и яркая любовь в начале уходящей эпохи. Танго уже танцуют парами - это явление зрелищное, более выразительное нежели танец одиночный. Это диалог мужчины и женщины, и исполняется он по определённым традициям. При полном молчании танцующие “разговаривают” посредством выразительных движений и взглядов.
Одним из главнейших музыкальных инструментов оркестров, специализировавшихся на исполнении танго, был бандонеон, разновидность гармони, завезенной из Германии в конце девятнадцатого века. Попав в Аргентину, бандонеон естественно вписался в состав оркестра, состоявшего тогда из скрипки, флейты, арфы, которая затем уступила место гитаре. Тогда же дальнейшее развитие танго, которое и в существовавшем виде вызывало неописуемый восторг слушателей, шло и по пути превращения танго в песню. Первая танго-песня - “Моя грустная ночь” Энрико Понцио на слова Паскуале Ковентурси - была исполнена актрисой драматического театра Манолитой Поли ещё в 1917 году. Успех был оглушительным и превзошёл все ожидания! Оказалось, что диалогу глаз в танго-танце требовался и диалог голосов! Таким образом, танго-танец приобретал характер и танго-песни, так привычно звучащей сегодня в музыкальном разнообразии мировой эстрадной музыки.
Мы знаем и понимаем, что на своей родине танго стало танцем культовым. И нет в Аргентине композитора, который бы не отдал дань этому жанру! А талантливый композитор, посвятивший своё творчество жанру танго, становится уважаемым, популярным, и, естественно, материально независимым. Именно так и произошло в жизни Ежи Петербургского, автора танго-милонга “Донна Клара” и “Той остатней недзели”, известного в России и у нас, как “Утомлённое солнце”. Оказавшись в послевоенные годы в Аргентине, он сочинил там более сотни замечательных танго, и будучи в Аргентине чужим среди чужих, стал кумиром аргентинской публики. Его слава, правда, всё же уступала славе Карлоса Гарделя.
Карлос, уроженец французской Тулузы, с двухлетнего возраста проживал с иммигрировавшей в Аргентину матерью Бертой Гардель в Буэнос-Айресе. Есть версия, что отцом его был не то знаменитый аргентинский генерал, не то не менее известный уругвайский военачальник. Как бы то ни было, семья бедствовала.
С двенадцати лет он пел и танцевал танго в ресторанных залах, а к девятнадцати годам стал “королём аргентинского танго”. Он снимался в кино, пластинки с записями танго в исполнении Карлоса Гарделя раскупались мгновенно. Ему рукоплескали лучшие концертные залы Латинской Америки и Европы. День его гибели в авиакатастрофе в районе колумбийского Медельина стал для Аргентины днем национального траура.
...А в начале первого десятилетия ХХ века танго хлынуло из Латинской Америки в Европу. Вначале оно сделало остановку в Андалузии, на южных берегах Испании. Ведь этническое родство “родителей” танго - фламенко и болеро, фанданго и хабанеры - обязывало это некапризное дитя посетить и свою историческую родину. Но тут танго не задержалось, и уже в августе 1910 года в одном из парижских танцевальных салонов новинка из экзотической Аргентины покорила посетителей. А ведь тут давно искали новые формы и виды танца, менее чопорные, более раскованные, темпераментные, выразительные. Именно в Париже ещё в семнадцатом веке была создана Академия танца, ставшая законодательницей танцевальной моды. Трепетный, с эротическим налётом парный танец вполне соответствовал французскому темпераменту. Но даже в Академии не могли предусмотреть того бума, который разразился в Европе, когда на празднике жизни появилось ТАНГО! Его музыка и хореография оказались достойной заменой старым танцам.
В Российской империи повальное увлечение танго приобрело характер эпидемии. Слово “танго” стало “ведущим” в мире моды: появились модели дамской одежды в стиле танго, дамам рекомендовались перчатки модели “танго”, мужчин мода обязывала посещать театры и концерты в пиджаках модели “танго”... Невский проспект, Тверская, Крещатик и Дерибасовская пахли духами “танго”... В фешенебельном кафе “Семадени” на Крещатике подавали пирожные “Танго”... Российский журнал “Варьете и цирк” предсказывал, что вскоре “танго будут танцевать в кухнях и передних”... Кругом господствовала настоящая тангомания.
Особенно мощного взрыва популярности танго достигло в 20-30-е годы, когда у него появились сильные конкуренты - блюз, чарльстон, фокстрот, румба, слоу-фокс, пассадобль, квик-степ, вальс-бостон. Музыку танго писали талантливые композиторы, исполняли замечательные вокалисты и музыкальные коллективы. А в 20-40-е годы века минувшего в мелодике и ритмике танго появились специфические европейские черты. В результате сформировался и европейский вариант танго, превзошедший по популярности аргентинский. Изменилась и хореография танго, пассажи стали проще и демократичнее. Танго покинуло эстраду и прочно обосновалось на танцплощадках, в танцевальных залах... И уже новые танго, европейские, приобрели мировую известность и сонмища своих любителей и почитателей. Это - “Чёрные глаза”, “Танго-Милонга”, “Та остатня недзеля”, “Брызги шампанского”, “Куст сирени”, “Цыган”... Из Польши разнеслись по всей Европе танго Ежи Петербугского, Фанни Квятковсой, Альберта Гарриса, Генриха Варса... Над Балтией витали танго Оскара Строка, Марка Марьяновского, Леонида Заходника, Владимира Неплюева... Из Германии разлетались немецкие танго Остина Эггена, Франца Гроте... Итальянские танго Чезаре Биксио и Тино Росси не оставляли равнодушными самых суровых критиков жанра.
Пётр Лещенко и Алла Баянова с древних берегов Понта Эвксинского дарили любителям страстные выразительные танго, не забытые и доныне. По всем странам мира разъезжал изысканный и аристократичный киевлянин Александр Вертинский, в гастрольном репертуаре которого сияли танго мирового уровня - “Магнолия”, “Палестинское танго”, “Чужие города”... Танго исполняли и записывали на пластинки многочисленные эстрадные и джазовые коллективы с европейской известностью - Марека Вебера, Поля Годвина, Эдди Рознера... Танго озвучивали замечательные кинофильмы, возводя на значительные высоты морали и красоты человеческие души и сердца, как это изображено в кинофильмах Николаса Бродского “Петер” и “Маленькая мама”... Славная жизнь незабываемых танго продолжалась в таких памятных фильмах, как “Весёлые ребята”, “Три товарища”, “Цирк”... Но ведь не только в упомянутых кинокартинах звучали памятные танго. Нельзя же не вспомнить танго “Скажите, почему... “, вынесенное в название этого очерка, “Сердце”, “Дымок от папиросы”, “Былое увлечение”, “Мне бесконечно жаль”, “Зачем”, “Лунная рапсодия”...
Танго постоянно входили в репертуары ведущих эстрадных певцов бывшей страны и её составных частей - Леонида Утёсова, Клавдии Шульженко, Изабеллы Юрьевой, Вадима Козина, Георгия Виноградова, Аркадия Погодина, Зинаиды Тарской... Не было чуждым исполнение танго и ведущим певцам больших и знаменитых театров - это, конечно, Надежда Обухова, Владимир Канделаки, Давид Бадридзе... Танго исполняли все эстрадные и джазовые коллективы, но при этом существовали и специализированные танго-ансамбли. И нынешние эстрадные и джазовые коллективы совсем не считают для достижения сценического успеха своих выступлений исполнение новых и прижившихся на эстраде старых, и, естественно, старинных танго... Но, нужно всё же высказать своё личное мнение - не лучшие времена переживает сегодня танго. Оно вытеснено в закоулки эстрады танцами, далёкими от настоящей музыкальности и мелодичности. При засилии попсовых ритмов и мелодий танго скромно и даже как-то стыдливо притаилось в репертуарах исполнителей. Чарующая выразительность, изысканная интеллигентность и эмоциональная возвышенность танго - именно во всём этом испытывает эстрада сегодня недостаток. И ничего нет в этом нового - ведь новое, как шутили в старину, - это хорошо забытое старое, не правда ли?
Владимир ПОЛОНСКИЙ