“Дорожная карта” завела в тупик. Что взамен?

В мире
№45 (707)
Несмотря на то, что переговоры между Израилем и палестинской автономией, замороженные еще до сформирования нынешнего израильского правительства, до сих пор не продолжены, на днях появились свидетельства того, что, на неофициальном пока уровне, позиции сторон конфликта неожиданно сблизились. На неофициальном – потому, что заявления, сделанные сторонами, ни к чему не обязывают. Тем не менее эти заявления сделаны, и хотя бы поэтому к ним стоит прислушаться.

С израильской стороны свое мнение о перспективах переговорного процесса в интервью армейской радиостанции высказал министр иностранных дел Авигдор Либерман. Он считает, что, поскольку заключение всеобъемлющего мирного договора между Израилем и автономией в ближайшее время представляется ему нереальным, следует сосредоточить внимание сторон конфликта на достижении временного соглашения. В этом соглашении должны быть оговорены меры по улучшению отношений между Израилем и автономией, что послужит подготовкой почвы для подписания основного договора.
Собственно говоря, министр в своем интервью лишь поддержал позицию премьер-министра, который также считает, что первой стадией на пути окончательного урегулирования конфликта следует считать улучшение экономической ситуации на территории автономии, без чего подписание любого документа просто не имеет смысла в силу того, что люди, которым нечего терять, так или иначе вновь будут вовлечены в террористическую деятельность. Либерман лишь добавил от себя новую опцию – промежуточный договор, о котором, насколько помнится, Нетаниягу никогда не говорил. Из этого следует еще одна предлагаемая поправка к тому, как прежде виделось заключение окончательного мира, – Либерман подчеркнул, что на этапе промежуточного соглашения ни о каком палестинском государстве не может быть речи.
Довольно неожиданным было упоминание Либерманом основного на сегодняшний день требования палестинцев - прекращения строительства в тех населенных пунктах, расположенных в Иудее и Самарии, которые по предполагаемому окончательному договору должны будут остаться за Израилем. Так вот, министр не исключил возможности замораживания «поселенческой деятельности», но обусловил это замораживание эффективной борьбой администрации автономии с террористической деятельностью.
Теперь о сигнале, поступившем с палестинской стороны. Этот сигнал содержался в интервью, которое премьер автономии Салам Файяд дал агентству France Presse. В нем Файяд внес коррективы в свои прежние высказывания, содержавшиеся в его статьях, опубликованных в арабской и американской прессе. Тогда он говорил о том, что, поскольку переговорный процесс остановлен и никто не может назвать сроков его возобновления, то палестинская сторона может рассмотреть вариант одностороннего провозглашения палестинского государства уже в 2011 году. Коррективы касаются именно одностороннего провозглашения. Теперь Файяд утверждает, что он этого вовсе не имел в виду, а лишь говорил о том, что за два предстоящих года необходимо подготовить «инфраструктуру такого уровня, чтобы международное сообщество само потребовало создать палестинское государство».
Как видим, и израильская сторона, и сторона палестинская, обе стороны склоняются к тому, чтобы, отойдя от пресловутой «дорожной карты», навязанной мировым сообществом, попытаться нащупать новые возможности. И Либерман, и Файяд говорят, что в ближайшее время заключение основного договора невозможно. Оба политика считают, что прежде всего необходимо создать для этого определенные условия. Неважно, что каждый из них по-своему видит эти условия. Это нормально и вполне преодолимо в том случае, если «процесс пойдет». Главное здесь в том, что обе стороны не только констатируют наличие тупика, в который стороны конфликта загнало слепое следование «дорожной карте», но и предлагают альтернативные маршруты, причем эти маршруты отличаются друг от друга меньше, чем можно было бы ожидать.
Скептики утверждают, что оба заявления - и с израильской, и с палестинской стороны - сделаны политиками, не имеющими за собой реальной силы. Про Либермана говорят, что его авторитет в международных кругах недостаточно высок для того, чтобы реально влиять на политические процессы, про Файяда же якобы никто не может сказать, сколько он еще пробудет на посту премьера автономии, так как ХАМАС его не признает, а ФАТХ не поддерживает. Что на это можно возразить?
Возразить можно следующее. О том, что Либерман долго не продержится на посту министра иностранных дел, начали говорить сразу же после его назначения. Говорили не только в Израиле, но и за его пределами. Раздавались даже призывы в адрес премьера заменить Либермана кем-нибудь другим. Однако он остается министром и, более того, проделывает в рамках своих полномочий весьма интенсивную работу. То же можно сказать и о Файяде. Вполне возможно, что отсутствие ориентации его на ХАМАС и на ФАТХ является не минусом, а большим плюсом. Являясь неангажированной фигурой, этот политик имеет возможность предпринимать такие шаги, которые ни один функционер указанных партий не мог бы себе позволить.
Впрочем, не будем пытаться заглянуть в будущее, даже если оно и ближайшее. Пока мы можем лишь сказать, что отказ от не оправдавшего себя подхода зачастую приносит больше пользы, нежели бессмысленные попытки снова и снова воспользоваться старым рецептом.