Рэмбо–Рокки и компания

Культура
№45 (707)

Оригинальную штуку придумал Сильвестр Сталлоне – собрать воедино на киноэкране корифеев боевиков прошлых лет, к тому же никогда прежде в одной связке не работавших. Он пригласил в свой фильм Арнольда Шварценеггера и Брюса Уиллиса, а также Дольфа Лундгрена, Микки Рурка, Эрика Робертса, Джейсона Стэтхэма и Джета Ли. Джеки Чан, Курт Рассел и Жан-Клод Ван Дамм по техническим причинам не смогли к ним присоединиться.

Похоже, старина Сталлоне снова в седле, по крайней мере сам он в это очень хочет верить. Какой-никакой, но все же успех Рокки и Рэмбо-пенсионеров видно так окрылил его, что теперь он, как и четверть века назад, полон энергии и творческих замыслов, бегущих даже впереди времени и реальных возможностей. Размеренная и упорядоченная семейная жизнь отодвинута в сторону на неопределенное время.
А семьянином он в последние годы был образцовым, неожиданно открыв для себя, что это и есть главное счастье в жизни. Свою третью супругу Слай встретил, когда ему уже было за 40, а ей 19. Дженнифер Флавин, красивая и успешная фотомодель (а к моделям у него особая слабость), была влюблена в Сталлоне с детства, собирая все статьи о нем, рекламы и фото. Но Слаю после их сближения понадобилось еще лет шесть, чтобы понять, что Дженни – именно то, что ему нужно. Они поженились за год до его 50-летия.
Звездная карьера любимца мира к тому времени не просто пошла на убыль, но и, согласно всеобщему мнению, уже сколлапсировала – после провала нескольких фильмов и целого лукошка “золотой малины”. На смену съемочным площадкам и блеску славы пришло унылое прозябание в редакции журнала и слабокомпенсирующее тепло домашнего очага. Кумир миллионов медленно и неотвратимо старел. За этот период Дженнифер подарила ему трех дочерей. Счастливый отец счел их настолько очаровательными, что к имени каждой, которое непременно должно было начинаться на “С” (поскольку сам он Сталлоне–Сильвестр–Слай), добавил “Роза”: София Роуз, Систина Роуз и Скарлетт Роуз. Экранный грозный воин перерождался в образцового, сентиментального отца и мужа.
– У меня счастливая жизнь, – заверял он журналистов, время от времени вспоминавших о нем. – Я полностью доверяю Дженнифер, ее женской интуиции. Раньше главной была карьера – из-за съемок меня не бывало дома по 11 месяцев в году. А сейчас мне не хочется надолго расставаться с семьей. Потому что я понял: главное в жизни – семейный очаг, любовь детей и жены.
Ему теперь больше нравилось выращивать овощи и разводить цветы. Из цветов он делал для своих дочек букеты, а из овощей сам готовил на всю семью салаты. Есть у него и увлечение для души. Уединившись в своей мастерской, Слай занимается абстрактной живописью, фантазируя с разноцветными геометрическими фигурами. И, похоже, придает этому увлечению серьезное значение – время от времени специально отправляется в Париж, чтобы в дорогих, престижных магазинах для художников пополнить свои запасы кистей, холстов, рам.
Как выяснилось, большая часть гонораров Сталлоне уходит на его пристрастие к изобразительному искусству. Он коллекционирует абстракционистов и импрессионистов и пытается в своем творчестве им подражать. “Мне нечего делать в искусстве после Ван Гога, – говорит он. – Я не могу назвать себя художником, но продолжаю рисовать. Это полезно для души... Есть у меня мечта: сделать выставку работ всех знаменитостей Голливуда.”
Вот этими духовно-семейными ценностями и жил до поры до времени стареющий атлет. Напомню, что журнал, который он выпускает, называется “Sly”. (Прозвище Sly за Сильвестром закрепилось с детства, став вторым именем. Словечко это довольно емкое, его можно перевести как проныра, хитрец, ловкач, коварный, скрытный.) Слай - хозяин журнала и его редактор, сам пишет статьи и даже, если нужно, берет интервью. Журнал адресован мужчинам за 40. В нем даются советы, как продлить свое здоровье и молодость.
– В этом возрасте, – философствует актер-редактор, – каждый задумывается: самому участвовать в параде жизни или смотреть на него с трибуны. Если я смог остаться в строю, почему бы и другим не последовать моему примеру.
В период творческого застоя Сталлоне согласился стать рекламным лицом водки “Русский лёд”, производимой крупной российской компанией “Синергия”. По части рекламы тут все понятно – выгода обоюдная. По части гонорара – тоже. Кажется, его согласие стоило миллион долларов. Но есть и кое-что еще. Один из корешков родословной Сталлоне тянется аж из Одессы. Именно оттуда родом его прабабка, Роза Рабинович (теперь понятно, чье имя носят его дочки).
Кто-то из журналистов, явно окончательно списавших беднягу в тираж, спросил Сталлоне, какое наследие он оставляет потомкам.
- Наследие? Боже! Ты смеешься над стариком Слаем! – воскликнул актер. – Ну какое у меня наследие?! Я принадлежу к старой школе, старому жанру, который, увы, больше не существует. Так что скоро и на меня, и на Шварценеггера, и на Уиллиса, и на Ван Дамма будут смотреть как на птеродактилей.
Он явно слукавил. Этот мирно и счастливо старевший в кругу семьи человек не пожелал становиться птеродактилем, мириться со статусом звезды вчерашнего дня и смотреть на парад жизни с трибуны. А подтолкнула его на подвиги, дав недостающий импульс, любимая жена Дженнифер.
– Мои дети просто ненавидят Рэмбо! – рассказывает он. – Когда я сказал им, что буду снимать продолжение фильма, они разревелись. Ну не нравится им этот громила! А вот моя жена была рада, что я занялся делом. Она время от времени говорила мне: “Слай, ты превратился в домоседа, раз в две недели играющего в гольф, а ты ведь еще так молод!”
Действительно молод. Мне всего 63!
Работая над сценариями нового Рокки, а затем и Рэмбо, Слай, оправдывая свое прозвище, схитрил в очередной раз. Он не стал реанимировать своих героев, он состарил обоих до своего возраста, тем самым исключив возможные издевки и насмешки в свой адрес.
Да, кумир экрана был уже далеко не тот молодой и обаятельный воин-одиночка. Некогда накачанное тренировками и гормонами тело опало, на лице появились отнюдь не красящие его мешки и морщины. Тренировки в фитнес клубе, оттачивание подзабытых боксерских приемов... Во время съемок шестого фильма о Рокки Бальбоа Слай, получив нокаут, упал и потерял сознание. Съемочная группа не сразу сообразила, что он не играет роль, а действительно вырубился. Дело кончилось больницей. Но, оклемавшись, он довел начатое до конца. И хотя шумного успеха не последовало, сборы с проката Rocky Balboa–VI в 4 раза превысили 24-миллионный бюджет, а Rambo–IV, у которого бюджет был уже $50 млн, – в 3 раза.
Сталлоне воспрял духом и принялся с удвоенным рвением “приводить себя в порядок”. Артисты наших дней с помощью медицины и массы других ухищрений наловчились маскировать неумолимый бег времени. И как результат в своем следующем фильме – The Expendables, ветеран Голливуда предстанет в гораздо лучшем виде, чем в Рэмбо-4. Лицо помолодело, а бицепсы снова накачаны так, что кажется, вот-вот лопнут вместе с раздутой сеткой сосудов.
The Expendables поначалу на русский переводили как “Невозмутимые” или “Наемники”, а потом решили, что “Пушечное мясо” будет правильнее и точнее. Как всегда, Сильвестр Сталлоне - автор сценария, режиссер фильма и исполнитель главной роли. Я уже упоминала о том, что принять участие в фильме он пригласил вчерашних звезд Голливуда, своих сверстников. И с его легкой руки Слай, Брюс и Арни впервые за свою актерскую карьеру снялись вместе в одном фильме, в одном эпизоде. (На большее, чем эпизод, у Шварценеггера, пока он губернатор, времени нет.)
Все три легенды американских боевиков – давние друзья. В 1991-м они вместе создали компанию “Планета Голливуд” (“РН”), расплодив по всей планете кафе и рестораны fastfood для киношной элиты, и в конце концов прогорели. Вместе же вложили деньги в строительство отеля-казино в Лас-Вегасе с тем же названием – “РН” и с удовольствием собираются там на праздники и торжества. К их компании часто присоединяется и Деми Мур (бывшая жена Брюса и мать его детей) со своим новым мужем.
Ходили слухи, что губернатор Калифорнии сыграет в фильме The Expendables губернатора, т.е. самого себя. На самом же деле давно уже не Железный Арни выступит в привычном для него амплуа – в роли крушителя-наемника, правда, не главной, а эпизодической.
По сценарию группа некогда крутых, но уже ушедших на покой бойцов по просьбе американских властей прибывает в некую латиноамериканскую страну, чтобы помочь свергнуть местного диктатора, где объединяется с повстанцами. “Арнольд играет наемника, который пытается перехватить работу моего героя. У нас с ним довольно забавная сцена противостояния, выдержанная в духе нашего давнего соперничества в кино”, – прокомментировал Слай.
Съемки фильма проводились в Коста-Рике и Луизиане, затем в Бразилии, в живописном заливе Атлантического океана в городе Мангаратиба. Несколько сцен даже были отсняты на российском теплоходе “Игарка”, который находился в это время на рейде в Рио-де-Жанейро. Фильм с бюджетом $60 млн выйдет в прокат 23 апреля 2010 г.
Судя по тому, что сразу же по окончании съемок продюсеры фильма во главе с Ави Лернером заговорили о его продолжении, получилось совсем неплохо. Если фильм хорошо себя проявит в прокате, т.е. как минимум окупится, Сталлоне не прочь снять еще две серии “Пушечного мяса” с самим собой в главной роли и с привлечением оставшихся за бортом кинозвезд. А Лернер объявил журналистам: “У нас уже есть наброски сюжетов для второй и третьей серий. В любом случае, мы планируем создать целую франшизу.”
Не давая себе передышки, Слай планирует с весны будущего года приступить к съемкам Rambo–V, хотя все были абсолютно уверены, что прошлогодний Rambo–IV стал заключительным аккордом в эпопее ветерана вьетнамской войны. Он снова выступит в триединой роли сценариста-режиссера-главного героя. В отличие, скажем, от Мэла Гибсона или Стивена Спилберга Слай пока что не обзавелся собственной киностудией, поэтому пользуется услугами продюсерского тандема Nu Image/Millennium Films.
В Rambo–V действие будет разворачиваться аж за Полярным кругом – на северо-западе тихоокеанского побережья Аляски, где американская армия якобы проводит эксперименты над людьми, превращая их в идеальных солдат-киллеров – “дикарей”, не отягощенных такими эмоциями, как угрызения совести или страх. По накатанным законам данного жанра эксперимент выходит из-под контроля. Один или несколько “дикарей” сбегают из военного лагеря-лаборатории.
Власти, вспомнив о былых подвигах Джона Рэмбо, решают, что только ему под силу изловить и обезвредить сбежавшего (или сбежавших). Дав свое согласие, Рэмбо возглавляет отборное подразделение американской армии. Начинается настоящая охота на двуногого зверя. Отсюда и название пятого фильма: “Первобытная охота”.
В ответ на упреки, что он-де решил превратить сиквел о ветеране вьетнамской войны в научную фантастику, Сталлоне весьма обстоятельно объясняет свою идею:
– Я не намерен повторяться и снова делать военный боевик. Меня больше интересуют психологические аспекты противостояния современного, высокоразвитого человека примитивному. Именно об этом и будет новый фильм. Речь не о суперсолдате, а о диком звере. Это существо – смесь ярости и ума, квинтэссенция чистейшего гнева. Это состояние нелюдя до того, как он стал человеком. Он – воплощение ночного кошмара. Рэмбо пойдет против такого существа. Человек в его лице как бы будет бороться со своим собственным темным, опасным и неконтролируемым началом, которое сильнее и коварнее, чем он мог предположить.
Но, по-моему, нечто подобное уже было в фильме Predator («Хищник»), снятом в 1987 г, со Шварценеггером в главной роли. Там тоже группа коммандос была направлена с секретной военной миссией в джунгли Центральной Америки. Правда, охотились не они, а на них – умное, коварное, лишенное эмоций внеземное существо, оснащенное до зубов всевозможными военными примочками. Когда вся группа была им истреблена, долгий поединок между охотником-невидимкой и Арни кончается трудной победой последнего.
В отличие от четырех предыдущих “Рэмбо”, где герой Сталлоне всё решал в одиночку, в пятом фильме у него будет серьезная группа поддержки: Джейсон Стетхэм и Джет Ли. И, как прежде, 63-летний Слай и его друзья-сверстники всё намерены делать сами, без дублеров и каскадеров.
Есть у Сталлоне и еще одна задумка, мечта, можно сказать, по фактуре резко отличающаяся от всего, что он делал до сих пор. Он хочет снять биографический фильм об известном американском писателе Эдгаре По, на сей раз – без своего участия на экране.
– Конечно же я не буду играть По. Это не сработает, – говорит он. – Хотя бы потому, что он умер в 39 лет. Тут нужен актер помоложе. Но, уверяю вас, фильм обязательно состоится.
В интервью изданию Empire Сталлоне, явно не лишенный юмора, рассказывает:
– Я все время говорю своему продюсеру, Ави Лернеру, чтобы он занялся подготовкой к фильму о По. А Ави каждый раз спрашивает, будет ли он вооружен пистолетом, сможет ли метко метать ножи. И каждый раз я ему объясняю, что По это не нужно, что он был писателем.
Одним словом, Сильвестр Сталлоне полон новых замыслов и идей, по его собственным утверждениям, этак десятка на три фильмов. Так что заставить его вернуться к размеренной счастливой жизни в кругу семьи, видимо, сможет разве что очередная серия “золотых малин”. Но лучше пусть их не будет.