Корни священного ветра

История далекая и близкая
№41 (337)

Трагедию 11 сентября средства массовой информации стали сравнивать с нападением японской авиации на Перл-Харбор, когда погибло около 3 тысяч американских военнослужащих. После этого, самого крупного в истории США, военного поражения американцы вступили во вторую мировую войну, где им пришлось «познакомиться» с японскими смертниками камикадзе, предтечами нынешних арабских террористов.
Истоки японского культа самопожертвования с его презрением к своей и чужой жизни следует искать в уникальной истории страны, её религиозных учениях, традиционной культуре и обычаях. Япония в течение многих веков являлась чрезвычайно сословным, иерархическим обществом. На вершине этой пирамиды находился император, фактически лишенный реальной власти. Страной управляли от его имени крупные феодалы. Они опирались на наиболее почитаемое сословие, воинов самураев, ставших основной военной опорой в их борьбе друг с другом. В период раннего средневековья сформировался так называемый кодекс чести самурая, «бусидо», что значит «путь воина». Истинный самурай, отправляясь в поход, давал три обета: забыть свой дом, забыть жену и детей, забыть собственную жизнь.
Отношение японцев к смерти отождествляется прежде всего с буддистским учением, утверждающим, что смерть является лишь переходом в новое состояние жизни. Китайский вариант буддизма «Дзэн» сформировал концепцию предопределенности судьбы и вхождения в «небытие» перед лицом смертельной опасности. Значительное влияние на готовность японцев к самопожертвованию оказало конфуцианство с его проповедью верности долгу и обязательствам.
Еще в раннем средневековье получил широкое распространение среди самураев ритуал самоубийства - «харакири» или, более точно, «сеппуку». Он предусматривал различные способы смертельного удара кинжалом в живот. И чтобы самоубийца «не потерял лицо» и не проявил слабости, его коллега должен был отрубить ему голову специальным мечом. Истинный смысл этого ритуала заключался в проявлении беспредельной верности самурая своему сюзерену. В ритуал «сеппуку» входило и сочинение предсмертного «хайку», японского трехстишия, которое должно было прославить, покончившего с собой воина в веках.
После революции Мэйдзи в середине XIX века была не только восстановлена неограниченная власть императора, но он стал и главой официальной японской религии «синто». С этого времени весь процесс формирования сознания японцев был связан с обожествлением императора, с представлением о том, что все японцы являются его «детьми», и каждый из них должен быть готов отдать за него свою жизнь.
Неудачи японской армии в ходе морских сражений в 1943 г. побудили японских генералов и адмиралов превратить молодых японцев, воспитанных в духе обожествления императора и в традициях жертвенности, в грозное оружие в войне с США. В июне 1944 г. император Хирохито одобрил создание «специального атакующего оружия»: им должны были стать самолеты, военные корабли, катера, которыми управляли бы военнослужащие, готовые пожертвовать своей жизнью.
25 октября 1944 г. девять японских бомбардировщиков направились к филиппинскому острову Лусон, где в это время находились американские военные корабли. Впервые во Второй мировой войне «живые бомбы» почти полностью уничтожили американскую эскадру. На следующий день японские газеты вышли с заголовками о появлении страшного оружия, которое ввергнет в ужас врагов Японии. Именно в этот день японцы узнали о наименования нового оружия - камикадзе, что значит «священный ветер». Так, японские живые торпеды и авиабомбы были идентифицированы с одним из самых героических событий японской истории.
В конце XIII века монгольский завоеватель Хубилай Хан, ставший императором Китая, дважды пытался завоевать Японию, собрав огромную по тому времени флотилию. И в обоих случаях тайфуны разметали его корабли. В народной памяти эта победа над китайскими захватчиками стала связываться со «священным ветром», ниспосланным богами для спасения японцев.
Всего было подготовлено более 1300 камикадзе. По американским данным, большая часть потерь США в конце войны была связана с их действиями . Американцы психологически не были подготовлены к борьбе с живыми торпедами и бомбами. Западная мораль, законы и религия осуждают самоубийство, как великий грех.
Поражение Японии во Второй мировой войне, реформы, проведенные США в период оккупации, способствовали демократизации японского общества и бурному развитию японской экономики. И что особенно поразительно - в этой стране, где в течение сотен лет утверждалась концепция «сильной армии», господства Японии над Азией, стали завоевывать популярность идеи пацифизма, отказа от создания вооруженных сил и посылки своих военных формирований за рубеж. Император из живого бога стал, по новой конституции, «символом нации». Однако этот процесс проходил далеко неоднозначно. Самураи превратились в благопристойных чиновников и служащих крупных компаний, и большинство из них вряд ли когда-либо в своей жизни брали в руки меч. Но все дело в том, что менталитет народа изменяется довольно медленно. Он по-прежнему в значительной степени определяется групповым сознанием, беспрекословным подчинением индивидуума группе, и прежде всего лидеру, и делением окружающего мира на « японцев» и «не японцев». Наиболее характерными чертами японской цивилизации являются самодисциплина, глубокая вера в превосходство инстинкта над разумом.
Во время крупных скандалов, связанных с коррупцией, в которых замешаны видные политические деятели и руководители концернов, второстепенные чиновники брали вину на себя и кончали жизнь самоубийством, чтобы спасти «честь компании». Свойственное японской традиционной культуре чувство долга, ответственности привело к самому высокому в мире уровню самоубийств среди молодежи. Многие абитуриенты, не сдавшие экзамены в высшие учебные заведения, считали, что они не оправдали надежд своих родителей, рассматривавших своей основной целью в жизни, - дать им престижное образование.
Ритуальное «сеппуку», как символ верности, долга, чести, стало важным элементом японской поэзии, литературы, а в дальнейшем и кинофильмов. Большую известность приобрел фильм, поставленный по роману известного писателя и ультранационалиста Юкио Мисима. В нем со всеми подробностями освещается ритуал двойного самоубийства, нарушившего верность императору, офицера японской армии и его невесты. Сама жизнь и особенно смерть Юкио Мисима в 1970 г. представляет собой безуспешную попытку возродить моральные ценности императорской Японии в послевоенное время. Он вывел своих сторонников на плац одной из воинских частей и обратился к военным с призывом следовать заветам японизма и восстановить во всем величии власть императора. Его выступление солдаты выслушали довольно безразлично. И после этого Мисима совершил на глазах миллионов телезрителей классическое «сеппуку»: вспорол себе живот, а его соратник отрубил ему голову мечом. Ритуальное самоубийство идола послевоенной Японии заставило многих за рубежом задуматься над вопросом, в какой степени японцы, несмотря на существование всех демократических институтов, восприняли западные ценности и идеалы.
В конце 60-х и начале 70-х годов радикальные организации Японии провели ряд террористических акций. Правые, проповедовавшие возвращение к ценностям императорской Японии, совершали покушения на видных политических деятелей, причем используя не современное огнестрельное оружие, а самурайские мечи и кинжалы. Левые радикалы, в основном студенты, выходцы из состоятельных семей, в конце 60-х годов стали организовывать в горах партизанские отряды маоистского толка, получившие наименование «красная армия» Вскоре они вышли на мировую арену и стали активно сотрудничать с палестинскими террористическими организациями. Они стали захватывать международные лайнеры. Но самое крупное преступление они совершили 30 мая 1972 г. в авиа-порту Тель-Авива. Один из участников левацкой группировки, Окамото Кодзо, бросил гранату и расстрелял 24 человека, 76 были ранены. Эта кровавая акция продемонстрировала заинтересованность японских террористов в сотрудничестве со своими зарубежными собратьями. Пиком террористической активности левацких группировок в первой половине 70- годов стало производство самодельных ракет и стрельба ими по парламенту и другим правительственным организациям.
Если правый и левый экстремизм имеет в Японии довольно длительную историю, и власти, более или менее успешно, с ним борются, то массовое отравление тысяч японцев в токийском метро в марте 1995 г., организованное лидерами буддистской секты Аум Синринкё, вызвало страшный шок не только в Японии, но и за рубежом. Это преступление века показало, что террористы могут скрываться и вести подготовку к террористическим актам под личиной самых казалось бы миролюбивых религиозных организаций. Её лидер, Асахара, провозгласил, что в ближайшие годы наступит конец мира в результате третьей мировой войны, которую развяжут США, управляемые еврейскими масонами. Когда стали появляться сведения об этой организации, японцы были поражены, что в её руководстве находилось так много молодых людей с высшим образованием. Дело в том, что японская молодежь после окончания университетов стремилась попасть в крупные компании, которые становились фактически их «семьей» на всю оставшуюся жизнь. Но теперь выяснилось, что многие талантливые молодые люди начинают предпочитать активную, даже преступную, деятельность рутинной работе «белого воротничка» в высокооплачиваемой фирме. По всей видимости, происходит трансформация маргинальных слоев населения, основного источника терроризма. Если еще совсем недавно они пополнялись за счет людей, которые не могли, по тем или другим причинам, найти себе место в нормальном обществе, то в настоящее время в маргиналы идут вполне самодостаточные личности, использующие в своих преступных целях оказавшихся на обочине жизни людей.
Расследование деятельности организаций Аум Синринкё в одной из комиссий Конгресса США показало, что её агенты пытались закупить за рубежом не только отравляющие вещества, но и болезнетворные вирусы и ядерные боеголовки, причем наиболее тесные связи у этой террористической организации были с российскими официальными лицами, в том числе с тогдашним заместителем премьер-министра Лобовым. Возглавлявший эту комиссию сенатор Сам Нанн заявил, что трагедия в токийском метро является сигналом к наступлению новой эры, когда американские города смогут стать объектом нападения со стороны организаций, подобных организации Аум Синринкё. К несчастью, его заявление оказалось гласом, вопиющего в пустыне.
В условиях длительной экономической рецессии в Японии, которая прежде всего сказывается на росте безработице, социальном положении наименее обеспеченных слоев населения, усиливается база для ксенофобии и прежде всего антиамериканских настроений среди различных слоев населения. Причем нельзя не обратить внимание на то, что антиамериканизм в последние годы принимает антисемитский характер, и это в стране , где никогда постоянно не проживали евреи. Все это способствует активизации деятельности левых и правых радикальных организаций, у них в любой момент может появиться искушение воспользоваться кризисной ситуацией, чтобы привлечь к себе внимание, как внутри страны, так и за рубежом.
И довоенная, и послевоенная история Японии дает немало поводов для размышления о факторах, оказывающих влияние на формирование представлений о характере героизма и жертвенности, которые в определенных ситуациях остаются примером подражания для новых поколений, но что более часто, они используются определенными силами в преступных целях.
Сейчас США призывает мировое сообщество к совместной борьбе против терроризма. Но разве нельзя ожидать такой же координации действий между исламскими террористическими организациями и наиболее оголтелыми группами антиглобалистов? Терроризм никогда не прекратится, во всяком случае до тех пор пока террористы будут выглядеть героями в глазах тех или иных слоев общества. «Священный ветер» направляют боги, но для судеб мира очень важно, чтобы в борьбе с терроризмом политики не начинали каждый раз с чистого листа.


Комментарии (Всего: 1)

Спасибо, Семен.
Грамотно, сжато, информативно. Безусловно, пока терросты герои, терроризм не истребить. Но, по всей видимости, они всегда будут героями "в определенных слоях общества". Большей частью это люди идущие на смерть бескорыстно, пусть за "не правильную", но идею. У многих совершенно искренние, чистые побуждения. И это, Вы совершенно правы, можно легко использовать. Легкость, с которой используются эти люди, можно обьяснить лицемерием "нормального" общества, провозглашающего публично христианские ценности, на деле же поклоняющееся золотому тельцу и загоняющего среднего человека в клетку, из которой только два выхода - в гроб по старости или в "маргиналы". Кроме того, пока есть богатые и бедные терросты всегда будут находить понимание "в определенных слоях общества".

С уважением,
Андрей Паншин

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *