Печальный конец научной сенсации

Знаменитые люди Америки
№41 (337)

То, что в Америке очень многое основано на доверии, кажется нам, приехавшим из страны, где почти никому не верили на слово, поистине удивительным. И потому еще более поразительными выглядят случаи, когда этим доверием злоупотребляют, причем не вновь прибывшие, а родившиеся и всю жизнь прожившие на этой земле.
Как говорится, обманывать здесь «не принято». И, может быть, еще и поэтому, а не только из-за больших материальных потерь, были столь болезненными для страны последние скандалы, в которых оказалось замешано руководство крупнейших компаний, ограбившее и собственных сотрудников, и сторонних инвесторов.
Ну что ж, значит, и здесь, в Штатах, коммерция не обходится без надувательства, впрочем, на то она и коммерция. Но наука? Чтобы в этой области чистого разума, бескорыстия и возвышенных чувств тоже попадались, и тоже на весьма высоких постах, бесчестные дельцы? Такого, кажется, еще не было. Не было, да вот стало. Пример тому - только что прогремевшее и еще не закрытое дело несостоявшегося Нобелевского лауреата доктора Хендрика Шёна из всемирно известной Лаборатории Белла.
Весной 1997 года 27-летний физик Хендрик Шён поступил в интернатуру Лаборатории Белла и сразу после защиты докторской диссертации начал публикацию ярких научных работ. Однако в конце прошлого месяца специальная комиссия в составе наиболее компетентных специалистов Лаборатории обвинила молодого ученого в мошенничестве, признав сфабрикованными или подтасованными данные всех его «эпохальных» сообщений о создании транзистора размером в одну молекулу.
Что такое транзистор - знает сейчас каждый школьник. Этот небольшой полупроводниковый прибор усиливает, генерирует или преобразует электрические колебания. Заменив когда-то громоздкие электронные лампы, он дал мощный стимул миниатюризации электронных устройств самого широкого назначения - от радиоприемников и телевизоров до персональных компьютеров и управляющих устройств космических кораблей. Понятно, чем меньше размеры транзисторов, тем более сложные и экономичные электронные устройства можно создать из них в том же объеме. Однако дальнейшее уменьшение размеров традиционных транзисторов вот уже в течение десяти лет наталкивается на фундаментальные физические ограничения, которые и «преодолел», наконец, как он утверждал, доктор Шён.
Очень наглядным примером возможных последствий его «открытий» может служить так называемый искусственный интеллект. Если искусственный мозг состоит из существующих электронных элементов, его габариты будут сравнимы с хорошим небоскребом. При использовании же обещанных недобросовестным ученым молекулярных транзисторов собранный из них «думающий орган» вполне мог бы уместиться если не в черепной коробке, то в относительно небольшом ящике или чемодане. Переоценить такой скачок невозможно. Именно поэтому работы доктора Шёна были названы такими солидными научными журналами, как Nature и Science, настоящим прорывом в физике твердого тела.
К сожалению, «прорыв» этот обернулся для Лаборатории Белла большим конфузом.
Проведя серьезное расследование, комиссия заключила, что итоги экспериментов доктора Шёна, опубликованные между 1998 и 2001 годами, фальсифицированы автором. «Он грубо нарушил нормы научной этики», - сказал глава комиссии профессор прикладной физики Стэнфордского университета доктор Малкольм Бисли. В результате Шён, которого считали верным кандидатом на получение Нобелевской премии, был немедленно уволен.
Как выяснилось в ходе разбирательства, «перспективный молодой ученый» в течение нескольких лет действовал, что называется, «внаглую». Когда ученые, расстроенные неудавшимися попытками повторить результаты доктора Шёна, говорили ему об этом, «мэтр» упрекал коллег в неспособности справиться со слишком сложной техникой. Сам же он позаботился о том, чтобы никто из сотрудников не присутствовал на его «выдающихся» экспериментах, большинство из которых он выполнил не в Лаборатории Белла в Мюррей Хилл, штат Нью-Джерси, а в университете Констанц в Германии, где защищалдокторскую диссертацию. Шён уничтожил в своем компьютере почти все файлы с подлинными данными, сославшись на то, что на жестком диске не хватало места для записи новых результатов, не гнушался он и подделывать полученную информацию и построенные на ее основе графики. Последнее, к своему удивлению, заметил профессор физики Корнеллского университета доктор Пол МакЙон, который и уведомил об этом руководство Лаборатории Белла.
Собственно говоря, сомнения в научной добросовестности доктора Шёна возникали и раньше. Многим казалась невозможной его невероятная продуктивность. Например, в 2001 году молодой ученый выпускал по одному научному отчету каждые восемь дней. И это при том, что для большинства ученых считается вполне достаточным составить несколько отчетов за год.
Виновник скандала признал, что «допустил некоторые ошибки», извинился за них, но настаивал на том, что его открытия основывались на экспериментальных наблюдениях. «Я убежден, что все они совершенно реальны, - написал он в объяснении, - хотя и не смог доказать это людям, проводившим расследование».
Хотя комиссия и считает, что соавторы Шёна оказались вовлеченными в эту неприглядную историю невольно, она несомненно задевает их научную репутацию. В частности, определенные претензии были высказаны в адрес доктора Бертрама Бэтлогга, бывшего директора отдела физики твердого тела в Лаборатории Белла, который в 1998 году принимал на работу доктора Шёна, а сейчас является профессором Швейцарского федерального технологического института в Цюрихе.
«Воспитанник» доктора Бэтлогга серьезно подставил и редакции прославленных научных журналов, слишком поспешно, по мнению критиков, готовивших к публикации его «сенсационные» сообщения. И Nature и Science должны сейчас решать, что делать с дискредитированными статьями. Так же неясно, что делать с наградами, которыми доктор Шён был осыпан в последние годы. Скажем, должен ли он вернуть полученные им Премию для выдающихся молодых исследователей и три тысячи поощрительных долларов от Общества материаловедов?
Впрочем, дальнейшая судьба доктора Шёна, по-видимому, мало волнует потрясенное разразившимся скандалом научное сообщество. Хуже другое - его проступок нанес непоправимый ущерб крупнейшей компании Lucent Technologies, которой принадлежит Лаборатория Белла. Шок, вызванный заключением комиссии, привел к настоящему коллапсу рынка для ее телекоммуникационного оборудования, повлек за собой увольнения десятков тысяч сотрудников и создал еще один повод для раздумий работающих в других компаниях: кто их обманет в следующий раз - жуликоватое руководство очередного «Энрона» или вполне безобидный с виду интеллигентный профессор в очках и шляпе?