НеизвестнаЯ война

В мире
№46 (708)

Саудовская газета Al-Watan опубликовала редакционную статью, в которой шиитское восстание на севере Йемена связывается с внешней политикой Ирана, поощряющего и поддерживающего йеменских сепаратистов.
В то время, когда мир занят тем, что наблюдает за прохождением по инстанциям ООН документа, обвиняющего Израиль в военных преступлениях, на Ближнем Востоке происходят события, о которых почти не пишут, но которые в том случае, если они будут продолжаться, могут поставить регион на грань войны, перед которой операция «Литой свинец» покажется детской игрой. Речь идет о событиях в Йемене и на границе между этим государством и Саудовской Аравией.
Самые информированные читатели могут сказать, что в Йемене – обычное дело – идет гражданская война. Это только половина правды. В Йемене действительно идет гражданская война, но она в гораздо большей мере, чем другие известные нам гражданские войны прошлого, инспирирована третьей стороной. И не надо удивляться, если я сразу же назову эту «третью сторону». Это - Иран.
Не надо также обвинять меня в наклеивании ярлыков или в демонизации Ирана. Я лишь ссылаюсь на информацию, опубликованную в арабских СМИ.
Но прежде чем начать говорить о йеменском конфликте и о вовлеченности в него других стран, необходимо вспомнить историю Йемена в ХХ веке.
До 1918 года территория нынешнего Йемена относилась к Оттоманской империи. После разгрома Турции в Первой мировой войне северная часть страны, за исключением района Асира, занятого Саудовской Аравией, получила независимость. Южная часть находилась под британским протекторатом. И хотя в 1934 году имам Йемена заключил соглашения с Великобританией и Саудовской Аравией, отношения северной и южной частей страны по сей день служат поводом для кровавых конфликтов.
В течение второй половины прошлого века в истории Йемена было все: разделения и объединения страны, вхождение в конфедерацию с Объединенной Арабской Республикой, образованной Египтом и Сирией, и выход из нее, обращение правителей к советскому и арабскому социализму, убийства правителей, перевороты и гражданские войны. Формально Север и Юг объединились под одной властью в 1990 году. Но после относительного затишья – новая вспышка насилия. На этот раз конфликт носит не племенной и не социальный характер, он носит характер религиозный. Вернее – внутриконфессиональный.
Дело в том, что история весьма парадоксально подошла к локализации внутри Йемена последователей двух ветвей ислама – шиитов и суннитов. В северной части, граничащей с Саудовской Аравией, живут в основном шииты. В южной, прибрежной – сунниты. Центральная власть, объявившая о том, что Йемен – светское государство, пыталась примирить радикалов из числа этих исламских течений, но – безрезультатно. На юге продолжали действовать суннитские сепаратисты, поддерживаемые саудовцами. И лишь передача спорной территории Асира Саудовской Аравии заставила последнюю не поддерживать южных сепаратистов.
Однако в 2004 году бывший депутат парламента шиитский шейх Али Хусейн аль-Хоуси начал критиковать президента и правительство за то, что они «продались Соединённым Штатам». Аль-Хоуси провозгласил себя имамом, объявил о создании эмирата и «ушел в горы». В полном смысле этого слова: укрылся в горах на севере страны. Его попытались арестовать, но это привело лишь к вооруженным столкновениям с его сторонниками. Именно с этого времени последователи мятежного шейха, убитого в стычках с правительственными войсками, ведут на севере страны джихад за утверждение в стране шиитских религиозных норм и создание теократического государства, который в прошлом году был на время приостановлен после заключения соглашения о прекращении огня. С середины июля нынешнего года бои возобновились. Власти Йемена объявили о выходе из мирного соглашения, так как, по их мнению, «повстанцы переформировывают свои силы и продолжают подрывную деятельность, используя мирное соглашение. Боевые действия против них продолжатся до тех пор, пока они не сложат оружие».
За чей счет северные мятежники продолжают свою кажущуюся безнадежной борьбу? За счет Ирана. В конце лета йеменская армия обнаружила на освобожденной от повстанцев территории склады с оружием иранского производства. Ясно, что если бы не помощь Ирана, мятежники не смогли бы противостоять армии Йемена и поддерживающей ее армию Саудовской Аравии, у которой с шиитскими повстанцами свои счеты – те вторглись в спорную область Асир, чего саудовцы стерпеть не могли.
А теперь скажите мне, что, в конечном итоге, несет нестабильность региону – «сколоченный на коленке» недальновидными арабскими политиками при попустительстве международного сообщества «арабо-израильский конфликт» или все более осознаваемое арабскими режимами, но до сих пор ими недооцениваемое, все более усиливающееся вмешательство Ирана? Что более впечатляет – раздуваемый исламским миром отчет Голдстоуна о «невинных жертвах Израиля» в секторе Газы или погибшие в ходе мятежа йеменских шиитов? Как сообщает арабская пресса, во время последнего конфликта в Йемене погибло около пяти тысяч человек, а за последние недели более ста тысяч стали беженцами, тогда как потери палестинцев во время операции «Литой свинец» составили не более полутора тысяч человек, причем большинство из них были боевиками. Есть и другие сведения. Корреспондент итальянской газеты «Коррьере делла Сера» Лоренцо Кремонези, ссылаясь на своего информатора в крупнейшем медицинском центре Газы - больнице «Шифа», отметил, что погибших было не более пятисот – шестисот человек, большинство из которых были боевиками ХАМАСа. Соизмеримы ли эти цифры? Любой непредвзятый наблюдатель согласится с тем, что нет, не соизмеримы. Но миру это не интересно. Он по-прежнему сочувствует населению Газы и совершенно не склонен обратить внимание на то, что внутри исламского мира происходят вещи, не только выходящие за рамки обычного понимания, допустим, для европейца, но даже и по мусульманским меркам являющиеся братоубийственной войной. Войной, неизвестной только потому, что о ней не хотят знать.