Отступник из Коннектикута

Америка
№46 (708)

На прошлой неделе несколько десятков раздраженных демонстрантов собрались перед вашингтонским офисом сенатора от Коннектикута Джозефа Либермана, чтобы заставить его изменить свою позицию по реформе  системы здравоохранения.

Активисты скандировали: «Предатель!» и требовали немедленной встречи с сенатором, чтобы вручить ему свои требования в письменном виде. Помощник Либермана, пытавшийся уговорить демонстрантов разойтись, их явно не удовлетворил. Тогда пришлось прибегнуть к помощи полиции, которая, арестовав десяток самых активных, и поставила точку в этой политической акции.
Проблема в том, что представитель Коннектикута обещал голосовать с республиканцами против любого проекта реформы, если в нем будет заложено положение о госстраховке, то есть вопреки позиции президента и руководства своей бывшей партии. А демократам как раз не хватает голосов, чтобы провести билль о реформе в Сенате. Вот они и пытаются заставить сенатора сменить позицию.  Скорее всего эта попытка ни к чему не приведет - Либерману не впервые занимать позицию, противоположную нынешнему президенту. 
Джон Либерман родился в феврале 1942 года в Стэнфорде (Коннектикут) в семье религиозных евреев Генри и Марши Либерман. Сам Либерман себя считает ортодоксальным евреем, соблюдает субботу и кашрут, хотя совершенно четко различает, что «не еврей для субботы, а суббота для еврея».  Что не раз доказывал на выборах. Как утверждает один из его помощников: «Сенатор и его жена (вторая) стараются соблюдать религиозные правила настолько, насколько это возможно».
По окончании  школы он решил продолжить образование и в 1964 году поступил в Йельский университет. Став бакалавром в области политнаук, он тут же поступил в Йельскую юридическую школу, откуда вышел уже дипломированным юристом в 1967 году.  
Противники сенатора утверждают, что такое упорное обучение вызвано тем, Либерман всеми средствами пытался избежать призыва в армию на вьетнамскую войну – ведь с 61-го по 67 год его не призывали как студента, а по окончании курса у него уже была семья и маленький ребенок, а таких не призывали. Однако скорее всего причины в другом – в стремлении к хорошему образованию, ведь не зря все дети Либермана, в том числе и приемные, закончили лучшие университеты страны.
Кстати, Либерман довольно рано завел семью. Свою первую жену Бетти Хаас он встретил, когда еще занимался в колледже, они познакомились в офисе сенатора Эйбрахама Рибикоффа, где оба работали интернами. Когда Либерман поступил в юридическую школу, они поженились. В этом браке у них родилось двое детей – Мэтт и Ребекка. Оба, как и их родители, религиозные евреи.
Союз Либермана с Бетти Хаас распался в 1981 году. В одном из интервью сенатор заявил, что одной из причин развода стало отношение к религии. Скорее всего Либерман оказался более религиозен, чем Бетти, ведь начинали они как реформисты.
Со второй женой Джо начал встречаться уже в следующем году, причем, согласно неподтвержденным сведениям, первое свидание он назначил, потому что был заинтригован ее именем – Хадасса. Также называется и организация американских женщин-сионисток. Через непродолжительное время они поженились, для обоих это был второй брак. 
Отработав несколько лет адвокатом в компании  Wiggin & Dana, Либерман в 1970 году решил заняться политикой и как «демократ-реформист» был избран в Сенат штата. Он действительно «реформист»: ведь во многом его позиции резко расходятся с партийными. Как утверждает сам Либерман,  по внутриполитическим вопросам он разделяет демократические взгляды, но во внешней политике ему ближе республиканцы. Впрочем, на местном уровне таких вопросов не возникало.
В сенате штата Либерман проработал 10 лет, последние шесть был лидером демократического большинства верхней палаты легислатуры.  В 1980 году он выставил свою кандидатуру в Конгресс по 3-му избирательному округу штата. Но неожиданно потерпел поражение от своего коллеги-сенатора,  республиканца Лоуренса Денардиса, с которым они вместе подготовили несколько законодательных инициатив. 
Однако поражение на выборах не смутило молодого политика, уже в 1982 году Либерман вступил в борьбу за пост генпрокурора штата и победил. На этой должности Либерман приобрел известность как принципиальный борец за права потребителя. Ему удалось добиться крупной компенсации от нескольких сетей супермаркетов, а также несколько поприжать базирующиеся в Коннектикуте страховые компании.
В 1988 году Либерман победил на выборах в Сенат. Он выступал против умеренного республиканца Лоуэлла Уикера. Потом поражение Уикера назвали «разочарованием года», ведь кроме демократов за его соперника голосовали и консерваторы. Набрав на 10 тысяч голосов больше Либерман прошел в верхнюю палату Конгресса. 
После этого он еще трижды переизбирался. А его отношения с однопартийцами год от года становились все более и более натянутыми. Все началось с Билла Клинтона. Либерман стал первым видным демократом, который во время «моникагейта» осудил «грязное поведение президента». Это, кстати, стало причиной того, что в 2000 году баллотировавшийся в президенты Ал Гор, который изо всех сил пытался дистанцироваться от своего предшественника, выбрал его своим вице-президентом. И если бы в нашей стране была мажоритарная избирательная система, быть бы Джо Либерману первым в истории США вице-президентом евреем. Ведь они с Гором набрали на несколько десятых процентов голосов больше, чем пара Буш-Чейни. А так он остался первым кандидатом евреем в вице-президенты. Очевидно, этот успех и стал причиной того, что в 2004 году Либерман выставил свою кандидатуру уже в президенты. На сей раз он прошел не дальше праймериз.
Выборы 2004 года здорово ухудшили отношения между Либерманом и демократическим руководством. Причина – внешнеполитические проблемы. Последние избирательные кампании демократы вели с позиций критики войны в Ираке. Но Либерман, ярый сторонник Израиля, всегда был приверженцем этой войны и постоянно выступал за ее продолжение, поддерживая администрацию Джорджа Буша и  республиканцев. Более того, в одной из статей того времени он писал, что позиции демократов в области обороны страны и внешней политики не выдерживают никакой критики. Конечно, такого предательства ему простить не могли.  
Расплата наступила на выборах в 2006 году. Тогда на праймериз руководство партии поддержало Неда Ламонта, ярого противника войны в Ираке. И он победил и стал выдвиженцем демократов.  Но Либерман решил не отказываться от выборов и, объявив себя независимым кандидатом, продолжил борьбу. В конечном итоге Ламонт проиграл, Либерман продолжил представлять интересы своего штата в Сенате.  Демократы даже оставили ему все посты в комитетах, которые он занимал до объявления себя независимым.
Очередное столкновение между независимым представителем Коннектикута и демократами произошло в 2008 году, когда Либерман поддержал в борьбе за пост  президента своего приятеля республиканца Джона Маккейна.  И поддержал очень активно: он неоднократно критиковал Обаму, утверждая, что тот не дозрел до управления страной. Он выступал на митингах, устроенных избирательной кампанией Маккейна. Он даже пропел ему оду на республиканском съезде, где Маккейн был официально номинирован кандидатом в президенты. За это ему якобы обещали должность госсекретаря.  Естественно, что такая самоотверженность не осталась незамеченной партийным руководством демократов. Когда республиканцы вчистую проиграли прошлогодние выборы, нашлось немало законодателей, которых возглавил лидер Сената Гарри Рид, требовавших крови отступника. Конечно не в буквальном смысле. Лишь прямое вмешательство президента Обамы позволило найти компромисс. Либерману вновь оставили все его посты, в том числе и довольно важный пост главы комитета национальной безопасности.
Трудно предсказать, каким образом на карьере Либермана отзовется его нынешняя конфронтация с общим курсом партии. Впрочем, после прошедших выборов количество сенаторов-демократов, возражающих против госстраховки, должно прибавиться. А компании... ничто не страшно.


Комментарии (Всего: 1)

Политическая и религиозная проститутка.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *