Эбола в каменных джунглях

Америка
№44 (967)

Н. Летов
Я все больше убеждаюсь в том, что нашим официальным лицам стоит воздержаться от каких-либо заявлений, в особенности, когда дело касается Эболы. То президент расскажет, что никакой опасности нет, а, оказывается, что все абсолютно наоборот,  то кто-либо из его чиновников самой главной проблемой назовет не распространение болезни, а панику... И сам же эту панику своими невнятными оправданиями посеет.
На прошлой неделе, как только глава Центра по профилактике болезней (CDC) Томас Фриден порадовал американцев тем, что Эбола повсеместно пошла на убыль, сразу же умер пациент в Мали, где еще неделю назад об этой болезни не знали. А  потом первый случай этой болезни был зарегистрирован в Нью-Йорке. Что, наверное, стало лучшим доказательством того, что болезнь “пошла на убыль”.
Эболу в Нью-Йорк завез из Гвинеи 33-летний манхэттенский врач Крейг Спенсер, который когда-то работал в больнице Колумбийского университете,  но около трех месяцев назад в рамках программы «Врачи без границ» отправился в Африку, где занимался борьбой с эпидемией.
В начале октября Спенсера перевели в Брюссель, там он занимался проверкой на вирус направлявшихся в США пассажиров из Африки.  А уже 17 октября Спенсер вернулся в Нью-Йорк, где в аэропорту Кеннеди прошел специализированный контроль.
Тот самый улучшенный контроль, о котором Фризен говорит, что он способен на 90% диагностировать болезнь.  Инфицированный Спенсер, очевидно, попал в те 10%, о которых медицинские чиновники предпочитают не вспоминать.
На прошлой неделе Спенсер, обнаружив у себя симптомы Эболы: высокую температуру (103 градуса по Фаренгейту), боли в желудке и тошноту, сообщил об этом своему начальству, и был немедленно госпитализирован в госпиталь Бельвью. Там он находится и сейчас. Болезнь, по словам врачей, перешла в другую стадию и есть надежда, что, так ее развитие застали вовремя, то его, как и других американцев-врачей, заразившихся в Африке, спасут.
Следует отметить, что нью-йоркские медицинские власти сработали на удивление оперативно и грамотно. Сразу же было изолировано несколько человек, с которыми контактировал Спенсер, в том числе и его невеста Морган Диксон. Все они прошли проверку и сейчас отпущены по домам. Власти провели дезинфекцию его квартиры в Гарлеме (в билдинге, где он живет, даже сняли входную дверь, ручку которой мог трогать Спенсер).
Проверили и обезопасили все места, которые он посещал. Ведь после своего приезда врач, понимая, что может быть заражен, старался оставаться дома, но все-таки несколько раз выходил в люди. Накануне госпитализации посетил боулинг-клуб в Вильямсбурге, ресторанчик Meatball Shop в Гривич-вилледже, а также кафе Blue Bottle Coffee shop, расположенное в самом популярном туристическом месте - парке Highline. Все эти места были проверены медицинскими службами и признаны безопасными для населения.  Правда население, кажется, так совсем не считает.
Вечером следующего дня после госпитализации Спенсера Нью-Йорк охватила паника. Ее может быть не все почувствовали, но в воздухе явно появился нерв. Достаточно было проехаться в метро по линии L, чтобы увидеть напряженные лица пассажиров.
Сотрудники госпиталя Бельвью после появления в их больнице Спенсера в массовом порядке заболели и... не вышли на работу. Дело даже дошло до того, что одна из медсестер, которая никакого отношения к инфекционному отделению не имеет, симулировала инсульт. После того, как в отделении скорой помощи ее обман раскрылся, сестру вернули на рабочее место. Потребовалось вмешательство начальства, чтобы на следующий день младший медперсонал также внезапно выздоровел.
Эта нервозность не могла не вызвать дальнейших мер по сдерживанию болезни со стороны властей. А так как федеральные власти устранились от решения этой проблемы, то непопулярными мерами пришлось заниматься губернаторам Эндрю Куомо и Крису Кристи.
В конце прошлой недели оба ввели обязательный трехнедельный карантин для всех авиапассажиров, прибывающих из западной Африки, в первую очередь - для медперсонала, который там работает. Другого выхода чтобы остановить экспорт болезни в США оба политика не видят. Это вполне логичный шаг, который, конечно же, не понравился правозащитникам из ООН, медикам из CDC и вашингтонскому истеблишменту.
Губернатор Нью-Джерси вообще стал первым американским чиновником, который  применил карантин на деле. В конце прошлой недели в карантин была помещена  медсестра Кейси Хикокс, прилетевшая в Ньюарк из Сьерра-Леоне.
Хикокс, анализы которой, показали негативный результат на Эболу, даже собралась подать в суд на нарушение своих гражданских прав,  однако Кристи до последнего стоял на своем. «Мне понятно недовольство и негодование тех, кому приходится проходить карантин, - отвечал Кристи, - однако моя задача уберечь от болезни 7 миллионов ньюджерсийцев - население штата, - и я для этого сделаю все возможное».  
Через два дня по настоянию врачей CDC медсестру выпустили и попросили отсидеть положенный для карантина срок в своем доме. Там за ней должны будут наблюдать специалисты из Атланты.  
 Именно такой жесткий и быстрый подход к решению этой проблемы со стороны обоих губернаторов помог сбить градус паники в Городе Большого Яблока. Люди несколько успокоились, и, кажется, поверили, что вспышки болезни удастся избежать.
Больше всего, кроме врача Спенсера, от прихода в Нью-Йорк Эболы пострадали бизнесы, которые он посетил. Несмотря на убеждения политиков и врачей о том, что после дезинфекции эти места совершенно безопасны, их посещаемость упала на 60-70%.  И, как считают сами хозяева, вряд ли в ближайшее время их товарооборот восстановится до прежнего уровня.
Ньюйоркцы, конечно, верят властям, но лишний раз предпочитают не рисковать. Не пригласили ведь они на свой ежегодный марафон ни одного спортсмена из опасных стран.
А условия карантина после вмешательства CDC и давления из Вашингтона в Нью-Йорке и Нью-Джерси пришлось незначительно пересмотреть. Теперь жителей обеих штатов будут изолировать на дому (если позволяют условия),  они будут дважды в день проходить медицинскую проверку на наличие симптомов.  Но, как предсказывает Кристи, в ближайшее время такая программа карантина будет принята на федеральном уровне. Даже Обама не сможет этому помешать. Только тогда жители Нью-Йорка смогут вздохнуть спокойно.
Н. Летов