ГДЕ РАСТУТ ВУНДЕРКИНДЫ

Дела житейские
№46 (708)

В детстве родители нам говорили, что детей находят в капусте. Красивый, пышный кочан - хороший ребенок, послушный, красивый, талантливый. И учится хорошо, и даже на скрипке играет.  Кочанчик поплоше - и ребенок не ахти: троечник, рыжий, драчливый, да еще и мячик гоняет с утра до вечера, никаких штанов не напасешься...
Шутки - шутками, но моя подруга Галя каждый раз, приходя ко мне, начинает разговор с жалоб на свою дочь. Дерзкая, своевольная, упрямая. Учится кое-как. В России ходила в музыкальную школу, играла на пианино, даже в детской передаче выступала. Здесь все занятия побоку, ничем не интересуется, книжки не читает, пялится в телевизор этот дурацкий и жует чипсы.
Галиной Машке десять лет. Даже не пятнадцать - всего лишь десять. На мой взгляд, ребенок как ребенок. Никаких особенных проявлений вредности я за ней не замечала. Но Галя страдает.
Ни для кого не секрет, что одним из главных побуждений нашего отъезда из России стала забота о судьбе детей. Поэтому здесь даже те из нас, кто очень тяжело переносил утрату социального статуса и униженное положение иммигранта, в конце концов, смирились с мыслью о том, что все мы - только удобрение. Навоз, на котором должны вырасти и окрепнуть наши дети, следующее поколение, которое уж точно “будет жить при коммунизме”. А что вы смеетесь? Если мы для этого постараемся, и дети приложат максимум усилий, то он и - наверняка! - будут жить при своем личном, собственном коммунизме: станут настоящими американцами, полноценными и полноправными, с американскими дипломами и соответствующими деньгами. И никто им будет не указ.
Словом, наши дети как бы обречены на воплощение родительской мечты о хорошей жизни. А дети ничего не хотят воплощать. У них на эту жизнь другие планы. Вон, у Ани сын хочет стать клоуном, а вовсе не дантистом, как хочется маме. А Галина Машка мечтает о сногсшибательной карьере собачьего парикмахера. Мы же непременно хотим, чтобы ребенок рос вундеркиндом, и по стойкой советской привычке пытаемся запихнуть своих чад во всякие балетные, художественные, музыкальные школы, надеясь на громкую славу мировых лауреатов. Стараемся изо всех сил - здесь все это не бесплатно. В России одно время было модно отдавать детей в секции фигурного катания, теперь в моде большой теннис. Спортивные кубки и золотые медали не дают покоя родителям. А дитя предпочитает играть в компьютерные игры, вместо того, чтобы скакать с ракеткой по корту. И можно сколько угодно обзывать его тупицей и никчемным созданием - только не пытайтесь потом сравняться с этим “тупицей” в знании компьютера - вы заведомо окажетесь в луже, а перед собственным ребенком это неприятно.
Психологи утверждают, что все без исключения дети талантливы, только их таланты лежат в разных областях, и не надо придумывать своему дитяти “дело жизни” - лучше понаблюдать за ним в возрасте трех - четырех лет: в это время многие дети уже определяются со своими способностями. Нужно только отдавать себе отчет, что если ваш малыш совершенно свободно повторяет фразу на незнакомом языке, это еще не повод немедленно записывать его на лингвистические курсы: в четырехлетнем возрасте у всех детей великолепно работает именно слуховая память. А если дочь или сын начали читать в три года, совсем не обязательно немедленно отдавать их в школу, где они окажутся в непривычном обществе старших детей, и под нажимом заставлять проскакивать по два - три класса ежегодно: дети быстро учатся тому, что им интересно, и поэтому умение читать, писать и считать в три года - еще не признак того, что ребенок будет без усилий успевать по другим предметам. Кроме того, практически все дети в этом возрасте любят рисовать и самозабвенно колотят в барабан. Совсем необязательно из них проявятся ван-гоги и ринго старры.
Психологи рекомендуют выращивать вундеркиндов мягко и ненавязчиво, опираясь на естественные склонности ребенка. Конечно, можно насильно заставить своего покорного Марика или Петьку проводить за роялем, на который копилось кровью и потом, по пять часов в день помимо школьной программы. Можно, стоя над ним с ремнем, вынудить его учить гаммы до посинения - потому что рояль вещь дорогая и громоздкая, и попробуй ее, эту вещь, теперь вытащи из квартиры: когда затаскивали, пришлось косяк сносить. Так что же теперь, из-за капризов этого засранца малолетнего все родительские муки побоку? Не выйдет! Костьми ляжем, но лауреата международных конкурсов вырастим.
Нет, вполне возможно, что и вырастим. Но, боюсь, искалечим. Несколько лет назад в одной очень престижной школе учился мальчик. Мальчику только что исполнилось двенадцать, но он уже заканчивал двенадцатый класс и получал этот самый “хай-скул диплом”. Параллельно он заканчивал музыкальную школу и постоянно выступал на всяческих, больших и малых, конкурсах. Смотреть на этого ребенка было больно - такой у него был затравленный вид. Он боялся одноклассников - даже девчонок, учителей, родителей, директора школы. Боялся опоздать на занятия, получить оценку ниже “А”, провалиться на конкурсе... Он был очень маленький для своих двенадцати лет, страшно щуплый, бледный, с кругами под глазами, с большими, торчащими в разные стороны и просвечивающими на солнце ушами. Его родители страшно им гордились и были с ним очень строги. Вырастили вундеркинда!
Я, не выдержав, спросила, не влияют ли такие интенсивные занятия отрицательно на здоровье ребенка. “Ну, что вы, какая ерунда! - услышала в ответ. - Да, Марик очень болезненный мальчик, но занятия тут совершенно ни при чем. Это у него наследственное, у нас все родственники слабого здоровья”.
Мне стало так жаль этого бедолагу, что я поспешила попрощаться и уйти. Вы думаете, эти родители не любят свое дитя? Очень любят, безумно любят. Но эта любовь, с моей точки зрения, насквозь эгоистична. Родители хотят для сына самого лучшего: мировой славы. И готовы сделать все, чтобы этого достичь. Марику не нужна мировая слава. Ему надо хоть немножко свободного времени, чтобы завести друзей, побегать с ними по травке, понаслаждаться жизнью... Но его желания никого не интересуют. Ведь родители для него же стараются! Чтобы он всего добился в жизни.
Однако чаще всего вундеркинды, подрастая, либо бунтуют против своего рабского существования, либо просто не выдерживают темпа и перестают быть вундеркиндами. “Нормальные” дети довольно быстро их догоняют в развитии, потому что, достигнув определенного, часто очень высокого для своего возраста, уровня, вундеркинд перестает развиваться, как бы “поджидая” отставших сверстников. Это вполне естественный ход событий, и родители могут хоть наизнанку вывернуться, - изменить законы природы они не в состоянии. Сколько уже этих бедных маленьких “звездочек” вспыхнуло и погасло! Единственная, действительно полезная вещь, которую могут родители сделать в этой ситуации - это помочь своему ребенку преодолеть трудный момент, уберечь от разочарования в собственных способностях, от депрессии, которая почти неизбежна при падении с пьедестала почета. Но родители, как правило, еще тяжелее переносят внезапную перемену, и, вместо того, чтобы поддержать сына или дочь, рвут на себе волосы и обвиняют его или ее в нежелании учиться, лени, равнодушии к слезам близких и т.д. Я уже не говорю о тех, кто пытается вылечить дитя путем наказаний и угроз.
Бывают случаи и хуже. Одна моя московская подруга в три года отдала своего Ленечку в музыкальную школу при консерватории - не потому, что у ребенка был исключительный слух, как раз слух у него был не очень, а потому, что ей самой все детство хотелось играть на скрипке, а возможности не было. В четыре года она отвела его, не бросая занятий музыкой, на фигурное катание, плавание и гимнастику. Чтобы сделать ему красивую фигуру и завоевать несколько олимпийских медалей. В пять привела на “Мосфильм”, чтобы привыкал сначала к массовке, потому что ему непременно уготовано будущее кинозвезды. А в семь - измученный непрерывными головными болями ребенок попал в больницу на несколько месяцев. Чему удивляться? Непосильные нагрузки и постоянный страх огорчить любимую мамочку сделали из ребенка невротика.
Наша, американская, ситуация усугубляется еще и иммиграцией, потерей детьми привычного окружения, друзей, зачастую и близких родственников - бабушек, дедушек, двоюродных братьев и сестер. Это само по себе тяжелейший стресс. В случае с Галиной Машкой девочка из-за всех этих эмиграций - иммиграций долго не подходила к инструменту, не имела практики: в самом деле, не станешь же таскать с собой пианино! А когда родители, наконец, нашли возможность купить пианино, Машка уже потеряла не только форму, но интерес. В России-то она была первой ученицей, ее на все конкурсы и выступления посылали, а тут первоклашки играют лучше нее! Как это вынести? Да еще общеобразовательная школа, где все на английском. У Машки в прошлой школе по английскому была пятерка, так ведь тут и английский другой, и акцент у нее не тот, и вообще, когда учитель тараторит у доски, она половины просто не улавливает, а из другой половины понимает пятнадцать процентов. Сплошное унижение! А Галя еще злится: дерзкая, своевольная, упрямая... Станешь тут упрямой, если это единственное доступное десятилетнему ребенку средство самозащиты. Галя желает ей добра, поэтому хочет продолжать видеть в дочери вундеркинда и первую ученицу. При этом забывая видеть в ней человека. Ведь попробуй меня кто-нибудь заставить, скажем, вышивать крестиком портрет великого Мао на скорость и плотность стежка! Я же не знаю, что сделаю! А наши бедные дети всего лишь начинают прогуливать уроки и дерзить учителям и нам. Никак не хотят, негодяи, становиться родительской надеждой и опорой. Не желают в Кембридж, желают капусту выращивать, или, допустим, слонов кормить в зоопарке. Мы можем применить силу и власть и направить детскую энергию в нужное НАМ русло. И, возможно, даже вырастим таким образом вундеркиндов и лауреатов. Но, к сожалению, это не метод для того, чтобы вырастить счастливых людей. А разве не для того мы сюда ехали, чтобы видеть своих детей счастливыми? Не для того готовы, забыв все свои высшие образования и ученые степени, признать себя удобрением для следующего поколения? Наши дети должны быть не воплощением наших несбывшихся надежд и неудавшихся амбиций, а просто счастливыми людьми. Потому что у каждого из них своя судьба. И они вправе выбирать драные коленки и футбол - или стихи и скрипку.


Комментарии (Всего: 1)

Игра сутками напролет в компьютерные игры не имеет ничего общего со знанием компьютера Видали таких игроков - не знают толком как пользоваться поисковиком зато в играх доки

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *