Ньюкирк-авеню

История далекая и близкая
№47 (709)

Почему Брайтон зовётся Брайтоном? Какой секрет таится в названии Эммонс-авеню? В чем провинился человек, давший название Фултон-стрит? И кто такие Крапси, Бенсон, Белмонт, Кнапп и Мермэйд, в честь которых названы улицы? На все эти вопросы вы сможете найти ответы в нашей рубрике, посвящённой истории названия нью-йоркских улиц.

Популярная бруклинская улица Ньюкирк-авеню названа в честь нидерландского иммигранта Корнелиуса Ньюкирка, который спустя три столетия после своего рождения удостоился почётного звания «прародителя всех голландцев восточного побережья». Его главная заслуга заключается в том, что он подарил Америке сотни гениальных потомков, проявивших себя в самых разных сферах деятельности.
Ньюкирк ступил на американскую землю в первой половине XVII века. Тогда Новый Амстердам (нынешний Манхэттен) остро нуждался в богатых иммигрантах, которые будут открывать новые бизнесы и увеличивать количество рабочих мест.
Корнелиус столкнулся с серьёзными проблемами уже в порту Нового Амстердама. Вместо привычного для европейских иммигрантов багажа с одеждой и личными вещами он вёз четыре огромных контейнера, каждый из которых имел двенадцать замков. В описи груз значился как «имущество господина Корнелиуса Ньюкирка» без малейшего намёка на хранящиеся там вещи. Голландец наотрез отказался открывать контейнеры и демонстрировать их содержимое. «Если вы вскроете эти ящики, то сотни людей узнают о том, какой бизнес я собираюсь открыть в Новом Амстердаме, - сказал он. – Дайте мне один месяц, и тогда весь город узнает о моём багаже...»
После долгих споров Ньюкирку всё-таки разрешили не открывать контейнеры, однако среди колонистов моментально распространились слухи о «гигантских коробках с двенадцатью замками». Одни утверждали, что Корнелиус привёз беглых преступников из Европы. Другие говорили, что контейнеры доверху набиты золотом. Третьи нисколько не сомневались, что Ньюкирк доставил в Америку хитроумные металлические приспособления для пыток, которыми нидерландское правительство часто пугало своих соотечественников за рубежом.
Колонисты следили за каждым передвижением Ньюкирка по городу. Тем временем он арендовал небольшой дом в деревушке Сандер-Виллидж (часть нынешнего Гринвич-Виллиджа), а также выкупил гигантский пустующий ангар, где когда-то хранилась древесина. В ангаре тут же начался масштабный ремонт, причём рабочие не имели права разговаривать ни с кем, кроме своего начальника.
Ровно через четыре недели Корнелиус публично объявил об открытии в Новом Амстердаме нового бизнеса – книжного магазина и библиотеки. Колонисты облегчённо вздохнули: злосчастные контейнеры, оказавшиеся в центре внимания целого города, были заполнены книгами, газетами, топографическими картами и прочей бумажной продукцией.
Многие бизнесмены откровенно посмеивались над библиотечным магазином Ньюкирка. Они считали, что данный бизнес обязательно прогорит, так как среди колонистов было очень мало образованных людей. Сам Корнелиус, однако, так не считал. Он открыл бесплатные курсы по изучению письменности для всех желающих, а также организовал доставку книг на дом.
Поскольку библиотека Ньюкирка насчитывала огромное количество редких и узкоспециализированных книг, в бизнес потянулись самые разные клиенты – от кузнецов до судей. Абсолютным «хитом продаж» стало руководство по завязыванию морских узлов. Оно было прочитано 214 раз в течение первого месяца.
Ньюкирк был прекраснейшим организатором и чувствовал все тонкости ведения бизнеса. В библиотеке действовала хитроумная система скидок и поощрений. Например, если человек посещал читальный зал ежедневно, то с него вообще не брали никаких денег.
Вход в библиотеку украшала вывеска - «Если вы научитесь читать, то вам никогда не потребуется доктор». Это был тонкий намёк на то, что в архивах имеется большое количество книг об анатомии, народной медицине, лечении травяными отварами. Со временем люди действительно стали больше ходить в библиотеку за необходимым «лекарством», чем обращаться к врачам.
Ньюкирк быстро прославился на весь Новый Амстердам, заимев хорошие связи с бизнесменами и чиновниками. Он поражал людей своим интеллектом. Первый мэр Нью-Йорка Томас Уиллет так отозвался о Корнелиусе: «Самый опасный голландец из всех, которых я видел. Он может молчать во время горячего спора, а потом произнести одну короткую фразу, чтобы доказать свою неопровержимую правоту...»   
Ньюкирк был настоящей ходячей энциклопедией. Он легко переключался с одной темы на другую и всегда приятно удивлял окружающих. Он давал фермерам советы, как собрать больше урожая, консультировал конструкторов кораблей, обучал чиновников ораторскому искусству и первым из европейцев написал полноценную книгу о языке североамериканских индейцев.
Историки утверждают, что Ньюкирк спал всего три часа в сутки. Всё остальное время он проводил в библиотеке за чтением книг и разговорами с клиентами. Многие современники считали Корнелиуса настоящим книжным фанатиком. «Этот уважаемый господин неприхотлив в быту и моде, - говорил про голландца Томас Уиллет. – В его гардеробе тридцать одинаковых костюмов, десять одинаковых пар обуви и пять одинаковых часов. Ньюкирк всегда одевается одинаково, чтобы не тратить время на раздумья, осматривая гардероб...»
Сам Корнелиус очень не любил, когда его называли «книжным червяком»: «Жена по-прежнему интересует меня намного больше, чем книги. Но она не рассказывает так много нового...»
О супруге Ньюкирка практически ничего неизвестно. Также исследователям не удалось выяснить, в какой именно момент голландец женился – до иммиграции или после. В своих дневниковых записях он так охарактеризовал супругу: «Я люблю её больше жизни. Она прекрасно готовит, мило улыбается и очень мало разговаривает. Что может быть лучше?». Вот только остаётся загадкой, почему Ньюкирк никогда не упоминал имени жены. Во всех записях она фигурирует либо как «жена», либо как «возлюбленная», либо как «моя единственная женщина».
Существует версия, что Корнелиус тщательно скрывал свою жену от окружающих, так как она страдала хромотой и редко выходила из дома. Голландец не хотел, чтобы люди задавали лишние вопросы и распространяли слухи.
На своей библиотеке Ньюкирк заработал огромные деньги, которые впоследствии пожертвовал городской администрации. Он выделял средства на открытие больниц, школ, музеев и других общественно значимых объектов. Так в городе появилось 27 библиотек. Для второй половины XVII века это было поистине фантастическое достижение. В 1667 году мэр Большого Яблока Томас Делавалл сказал: «Если бы каждый человек в нашем городе разделял интересы Ньюкирка, то мы смогли бы построить идеальное общество. Я восхищаюсь этим человеком. Если Корнелиус когда-нибудь захочет сесть в моё кресло, то я моментально оставлю свою должность...»
Ньюкирк, однако, был человеком скромным и не претендовал на руководящие позиции. До глубокой старости он проработал в библиотеке и умер сидя за письменным столом. Точная дата смерти неизвестна, но некоторые источники утверждают, что Корнелиус дожил до ста лет.
Библиотечный магазин Корнелиуса пережил шесть пожаров. Причём причинами пяти пожаров стали умышленные поджоги. В середине XVIII века городские чиновники приняли решение разделить книги Ньюкирка на десять равных частей и отправить их в разные города Америки. Хранить литературное богатство в одном месте было очень рискованно.
В XVIII - XIX веках фамилия Ньюкирк считалась одной из самых именитых в Америке. Даже если какой-нибудь человек хотел сменить фамилию, то он не мог назваться Ньюкирком. Когда этот закон был отменён, то тысячи американцев обзавелись фамилией легендарного Корнелиуса. Сегодня уже не представляется возможным установить, является ли человек с фамилией Ньюкирк далёким потомком прославленного голландца...