Об уместности торга

В мире
№48 (710)
На днях сразу два высших руководителя Израиля публично признали возможность прекращения строительства на территории Иудеи и Самарии.
Сначала президент страны Перес заявил о том, что строительство прекратится, как только палестинцы вернутся за стол переговоров. Вслед за президентом похожую мысль высказал премьер Нетаниягу. Он, однако, проявил почти предвыборную твердость - о полном прекращении строительства не сказал ни слова, сообщив, что может предложить план, согласно которому строительство будет заморожено на десять месяцев.
Комментаторы тут же пояснили, что таким образом Нетаниягу выполняет просьбу Белого дома устранить препятствия на пути возобновления палестино-израильских переговоров.
Как говорится, мяч ушел на половину поля палестинцев. Их очередь. Ждем-с.
Было время, когда Израиль вел себя на Ближнем Востоке как заезжий европеец на азиатском базаре: не торговался, если заламывали цену, поворачивался и уходил. Но с тех пор, как его заставили принять правила, диктуемые торговцами смертью, дела пошли по-иному.
Теперь по каждому поводу Израиль вступает в длительный торг и, чаще всего, соглашается с назначенной ценой. С любой ценой, и той, которую ему называют за сомнительный товар с мутным ярлыком, на котором едва можно разглядеть слово «мир», и с требованием заплатить тысячи жизней врагов страны за одну-две жизни его граждан.
За это время в обмен на «мир» было отдано много. Это Синайский полуостров, за который куплен мирный договор с Египтом. Это пресная вода из озера Кинерет, которой оплачен аналогичный договор с Иорданией. Это признание палестинской Организации освобождения Палестины в качестве представителя палестинских арабов, благодаря чему начался «мирный процесс», безрезультатно тянущийся до сих пор. Пока что результатом этих переговоров стало появление на оккупированных территориях аморфного квазигосударственного образования, называемого палестинской автономией, которое не может ни существовать в нынешнем виде, ни трансформироваться во что-то более жизнеспособное.
В рамках странной идеи «размежевания» на полный откуп даже не «умеренному» Фатху, а непримиримому ХАМАСу отдан сектор Газы. И, самое главное, за химеру, скрывающуюся за маской «миролюбивого палестинского государства» отданы жизни тысяч граждан Израиля, погибших от рук террористов.
Но, сказав «А», приходится говорить и «Б». Отныне Израиль не имеет своего взгляда на происходящее. Он вынужден, подобно робкому покупателю, атакуемому развязными торговцами, уступать, уступать и уступать. Ему теперь можно всучить все.
Главным критиком позиции Израиля, как известно, выступает президент США Обама, который сделал девизом своей каденции сдачу всех позиций, которые США смогли занять за долгие годы мирового лидерства. Обаме любой ценой (подчеркиваю - любой) нужно доказать арабо-исламсому миру, что все его слова о том, что США – крупнейшее мусульманское государство, что сам он, как президент этого государства, протягивает руку дружбы исламскому миру, и так далее, и тому подобное, что все это – не просто слова. Иначе этот мир, а, стало быть, и те силы внутри США, которые поддерживали его на выборах, попросту отвернутся от него.
Логика нахождения на высших постах на удивление проста. Если у лидера есть что-то за душой, это видят, знают и чувствуют все. Если ничего нет, то надо постоянно говорить о том, что – есть. Обама так и делает. Говорит. С Ираком ему не справиться. Так же, как и с Афганистаном. Там действуют законы войны: или ты, или тебя.
Остается отыгрываться на Израиле. Благо уже более двадцати лет часть истеблишмента этого государство поражена той же немочью, что и демократическая партия США, выдвинувшая господина Обаму на пост президента. За счет Израиля, заставляя его делать все больше и больше «болезненных уступок», за счет сдачи позиций западного мира в пользу мира арабо-исламского, нынешний хозяин Белого дома пытается состояться как руководитель великого государства.
Да, было время. Было время, когда США не только считались гарантом успешного противостояния здоровых сил силам деструктивным, но и были таковыми. Даже под руководством президентов-демократов. Ныне об этом нечего и думать. Это, конечно же, внутреннее дело США, и об этом не стоило бы даже говорить, если бы весь мир не смотрел в сторону Вашингтона, ловя исходящие оттуда сигналы. А эти сигналы несут весть о том, что все выставлено на продажу. Всему назначена своя цена. И что весь мир, я имею в виду западный мир, поставлен в положение должника, который теперь только и может лишь, что с помощью постыдных уверток уменьшать свой долг, который он вовсе не делал.
Что происходит ныне на ближневосточном базаре? Некто Аббас, пытавшийся сбыть залежалый товар, почувствовал, что сделка может не состояться. В данной ситуации можно себе представить несколько моделей поведения этого торговца. Он может сбавить цену. Может предложить более свежий товар. Он, в конце концов, может затопать ногами, бросить все, и обвинить в нечестном отношении несостоявшегося покупателя. Аббас выбрал третий вариант.
Покупатель, то есть Израиль, вправе повернуться и уйти. Он и сделал бы так. Если бы не оказавшийся в это время на базаре дядюшка «самых честных правил», который, взяв за руку, подтащил упирающегося покупателя к прилавку, успокоил нервного продавца, и заставил их совершить сделку.
Как иначе можно оценить поведение «президента Палестины»? После двухнедельной истерики, во время которой он клялся и божился, что ноги его больше не будет в «президентском» дворце в Рамалле, после того, как все мировое сообщество, не говоря уже о собственных вассалах, чуть ли не на коленях упрашивали его остаться, после всего этого, объявив о том, что выборы в автономии в назначенный срок не состоятся, Аббас как бы забыл о желании уйти.
Хотел он это сделать? Нет, не хотел. Что он хотел? Он хотел перенести выборы. Потому, что этот балаган, эти вымороченные выборы он, при всем желании, не смог бы провести в Газе. А без этого Аббас потерял бы не половину даже, а большую часть своей легитимности. Ведь Газа отпала от автономии уже после того, как Аббас стал «президентом», и вина за это была возложена не на него, а на Дахлана. Поэтому Аббас будет стремиться оставаться у власти так долго, как долго он сможет не отвечать за происходящее в Газе. В идеале – бесконечно.
Всего этого Махмуд Аббас добился лишь зная законы восточного базара. А также зная, что Израиль уже приучен к исполнению этих законов.
Мораль? Она проста. Для того, чтобы не получить на базаре гниль, надо быть бдительным. Это относится к Израилю. Ему много чего уже всучили за ту цену, которую он, должен был с негодованием отвергнуть, как грабительскую. Восточный базар не любит слабых.