Удар в сердце

В мире
№48 (710)

В минувшую субботу один из иранских генералов, комментируя возможный военный конфликт между Ираном и Израилем, сказал интересную вещь. Если Иран подвергнется нападению со стороны Израиля или США, то Иран нанесет ответный удар в самое сердце Тель-Авива. После этого в Иране начались военные учения по отработке защиты ядерных объектов.
Главное, что заинтересовало меня в заявлении иранского генерала, – что он имел в виду, говоря о «сердце Тель-Авива». Самое первое, что приходит в голову, – генерал использовал название города – Тель-Авив – в качестве эвфемизма. Известно, что имя столицы Израиля – Иерусалима – является для мусульман своеобразным табу. Говоря об этом городе как о таковом, мусульмане называют его «Эль-Кудс». Не признавая Иерусалим в качестве столицы еврейского государства, они используют словесные штампы наподобие таких: «рука Тель-Авива», «сионистский режим Тель-Авива» и все такое прочее. Стало быть, иранский генерал, обещая возмездие сионистам, имел в виду нанести удар «в самое сердце Иерусалима»?
Но как же так? Ведь сердцем Иерусалима для евреев, христиан и мусульман является практически один и тот же исторический район, в котором сконцентрированы религиозные святыни трех конфессий. Причем святыни иудейские и исламские вообще, можно сказать, совмещены в пространстве. Это Храмовая гора и Западная стена, вне зависимости от того, как их называют последователи разных религий. Практически здесь же расположена и христианская святыня – Храм Гроба Господня. Неужели ударят?
Хорошо, не будем обвинять иранцев в том, чего они еще не сделали. Допустим, что не ударят. Тогда что же, действительно, Тель-Авив? На юге этот город граничит (да нет, не граничит, эти города плавно переходят один в другой) с Яффо. Яффо – один из городов, который все исламисты считают исконно арабским городом. Действительно, если Тель-Авив был построен евреями на купленной у арабов земле, то Яффо издавна был населен арабами. И лишь призыв иерусалимского муфтия, заставивший многих арабов покинуть этот город после провозглашения Израиля, сделал население этого города смешанным. Но и по сей день число арабов здесь весьма велико. Настолько велико, что арабы даже устраивают демонстрации, когда им бывает велено против чего-нибудь протестовать.
Значит не ударят?
Что остается? Акко. Здесь тоже много арабов. Хайфа. То же самое. Не ударят?
Есть, конечно, Лод. Это город, в котором расположен аэропорт имени Бен-Гуриона – главные воздушные ворота страны. Но и Лод- арабский город. Не ударят…
Есть, правда, еще Беэр-Шева, столица пустыни Негев. Негев – бедуинский регион. Не ударят.
Димона? Атомный реактор? Как кажется, это место защищено настолько надежно, что никакая атака, будь то нанесенная с помощью авиации или с помощью ракет, не достигнет своей цели. Отпадает.
Я так и жду, когда какой-нибудь «левый» читатель воскликнет: так в Израиле сплошь арабские города! О чем же эти евреи толкуют? Действительно, в Израиле проживает значительное количество арабов. И здесь есть много мест, где они проживают компактно. Это ни в коей мере не устраняет израильского суверенитета над указанными местами, это лишь подчеркивает то, что арабы, живущие здесь наравне с евреями, являются полноправными гражданами страны, и в том случае, если бы они не идентифицировали себя с так называемой палестинской автономией, им бы горя не знать.
Тот, кто знаком с географией наших мест, наверняка напомнит мне, что и Рамалла, «столица» палестинской автономии, находится вовсе не в сотнях километров от любой из перечисленных нами вероятных целей иранских ракет. В Рамалле обитает «раис», Махмуд Аббас, человек, который подхватил выпавшее из рук Ясера Арафата знамя «палестинской революции». Это в Рамалле говорят о том, что даже если евреи не пойдут на создание палестинского государства, оно все же будет провозглашено, пусть даже и в одностороннем порядке. Где будет находиться средоточие власти «палестинского народа», если иранские ракеты разнесут вдребезги и Рамаллу?
Так нанесут иранцы «удар возмездия» по Израилю, имея в виду тот факт, что его, удара, жертвами, наряду с евреями, станут и их единоверцы арабы?
Есть люди, считающие, что не нанесут. Даже верящие в это. Они думают, что «брат не может сделать плохо брату». Эти люди слишком хорошо думают о руководителях Ирана. Для того чтобы избавиться от подобного соблазна, следует вспомнить хотя бы историю ирано-иракской войны. Не братья ли шли в ней друг на друга? А нынешние события в Йемене?
В чем дело? Дело в том, что, кроме «истинно неверных», различным течениям ислама противостоят их единоверцы, принадлежащие к другим течениям. Ирано-иракская война была войной между шиитами и суннитами. В Йемене шиитским повстанцам противостоят суннитские правительственные войска, поддерживаемые суннитской же Саудовской Аравией. По этой причине Иран не испытает абсолютно никаких угрызений совести, обрушив на Израиль свои ракеты, даже в том случае, если под этими ракетами наравне с евреями погибнут арабы-мусульмане. Ибо это будут арабы-сунниты. А в случае атаки на Акко и Хайфу вместе с евреями будут гибнуть арабы-христиане. Их тоже не жалко.
Если кто-то еще не верит тому, о чем здесь говорилось, я предлагаю этим людям вспомнить Вторую Ливанскую войну. Тогда от ракет шиитской «Хезболлы» в Израиле гибли не только евреи. Гибли и арабы.
Как может мусульманский, пусть и шиитский Иран подобным образом относиться к своим братьям по вере? Значит – может. И вот здесь в голову приходит странная мысль. А что, если так Иран намеревается не только покончить с «еврейским вопросом», если его никаким другим способом решить не удается? Что, если одним ударом Иран намеревается разрешить и другую проблему? Проблему «палестинских беженцев». Проблему, как они это называют, «палестинского народа». Так как если вместе с евреями исчезнут и «палестинцы». А нет человека, нет и проблемы.
Я далек от того, чтобы приписывать кому бы то ни было подобные людоедские замыслы. Однако, согласитесь, на все эти мысли вполне может навести высказывание пусть и не самого главного, но все же генерала иранской армии.