Несвоевременные мысли

В мире
№48 (710)

В субботу поздно вечером мне позвонил сосед с неожиданной просьбой: нет ли у меня портрета господина Рабина, ибо он срочно нужен его внуку - ученику четвертого класса для сочинения по случаю очередной годовщины безвременной гибели премьер-министра. Этот звонок сразу навеял воспоминание о счастливом детстве, которое, без всякого сомнения, случилось только благодаря гению и неустанным заботам лично обо мне товарища Сталина, очень большого (как было известно) друга детей. Правда, в том возрасте нам еще не доверяли самостоятельно мыслить и вместо сочинений о величии вождя народов, мы писали только диктант соответствующего содержания и еще дрожали, дабы в этом священном тексте не сделать больше двух грамматических ошибок.
Видимо, нынешние еврейские дети (арабские - навряд ли получили такое задание), настолько умны и эрудированы, что уже способны дать адекватную оценку личности и заслугам политического деятеля, который погиб еще до их рождения.
Казалось бы, зачем мне ворошить былое, да еще по поводу траурной даты. Но разум требует определиться. Ибо мое поколение уже стало инвалидом культа личности и весьма болезненно воспринимает любые новые попытки политической дезинформации, особенно в стране, куда мы прибыли в поисках национального и человеческого достоинства. Проще говоря, если тебя намеренно “водят за нос” (а это сравнение возникло благодаря кольцу в носу у бычка), то, значит, нас держат за быдло. Если я в чем-то заблуждаюсь, поправьте меня, потому что пока я беру на себя смелость утверждать, что негоже путать наследие со следом: наследие - не бывает без будущего, а вот след, как реликт, чаще всего остается в прошлом.
Поэтому не слишком удивил меня перенос вопреки дате убийства траурного собрания на месте гибели Рабина в связи с ожидаемой плохой погодой. Ведь это был бы отличный тест на выявление истинных соратников покойного лидера, для которых атмосферные явления решающей роли играть не должны. А заодно можно было бы увидеть конкретно тех, кто декларирует себя продолжателями его наследия. К ним я и обратил бы конкретный вопрос, о каком наследии идет речь? Может, оно по сей день актуально в военном деле, определяя стратегию и тактику ЦАХАЛа, или оно заложено в основу нашей “победоносной” внутренней и внешней политики? А быть может, господин Рабин оказался гением в экономике или владел уникальным политическим чутьем, которое позволяло ему вовремя предотвращать разные нереальные прожекты и прочие опасные авантюры? Увы, всего этого не было! А были лишь свойственные большинству людей наивность и доверчивость, которые завели его (а заодно и доверившуюся ему нацию) в безысходный тупик соглашений, подписанных в Осло. И как могло случиться, что толковый боевой генерал вдруг оказался посредственным политиком?
Уж точно никто не тянул главу правительства за язык, когда он обещал израильскому народу, в случае невыполнения Арафатом взятых на себя обязательств, развернуть весь процесс к исходной точке. И эта изначальная ложь привела к невиданному разгулу террора и к полной неспособности властей пойти на решительные меры. К сожалению, это характерно не только для Рабина. Почему-то никак бывшие генералы (и не только) не могут понять, что реальность, создаваемая ими, выходит из-под их контроля, и все их слова оказываются не более чем сотрясением воздуха. Вот почему кровь бесчисленных “жертв мира” нельзя списать на одних террористов. Славное боевое прошлое было у многих израильтян, но это не повод любому из них проводить политические эксперименты над миллионами соотечественников. А пример сомнительных “достижений” в политике господ Барака и Шарона - тому яркое подтверждение... И вот теперь господин Шауль Мофаз, очередной претендент на то же место, готов вступить в прямые переговоры с ХАМАСом, чтобы еще раз обмануться, а заодно и обмануть какую-то часть наших все еще наивных избирателей. И этой очереди не видно конца!..
Альберт Шамес
“Новости недели”