Рецепт, как лицензия на преступление

Америка
№46 (969)
Согласно данным Национального института по изучению проблем наркомании (NIDA), почти пять миллионов американцев физически и психологически зависят от сильнодействующих рецептурных лекарств. С одной стороны, данная категория людей официально проходит курс лечения и получает рецепты от лицензированных докторов. С другой стороны, любители пилюль уже практически ничем не отличаются от уличных наркоманов, потребляющих героин, кокаин, метамфетамин, крэк и прочую гадость. 
 
Самый большой парадокс заключается в том, что, в отличие от уличных наркоманов, рецептурным зависимым почти всё сходит с рук. Последние совершают сотни преступлений и нарушений ежедневно, но в большинстве случаев избегают штрафов, арестов, исправительных работ или тюремного заключения. 
 
«Наше общество относится к людям, принимающим болеутоляющее, стимуляторы и антидепрессанты как к тяжёло больным, – рассказывает нарколог Дэйв Тирни. – Такие люди вызывают жалость и сочувствие, но не страх и желание позвонить в полицию. Между тем от любителя оксиконтина или морфина можно ожидать чего угодно – как и от героинового наркомана. Воля этих людей ослаблена и они зачастую не контролируют своих действий. Они опасны для общества».  
 
В качестве примера  Тирни приводит два случая, произошедших минувшим летом в штате Джорджия. Находящийся под антидепрессантами 50-летний водитель превысил скорость на 20 миль и спровоцировал аварию с участием десятка машин. Он не мог адекватно разговаривать с полицией и его сразу же отправили в госпиталь. Выяснилось, что задержанный на протяжении 11 лет употребляет рецептурные лекарства. Его отпустили без предъявления обвинений. 
 
В этот же день полицейские задержали 18-летнего подростка, проехавшего на красный свет. Медицинский тест показал, что в его крови содержится марихуана. Суд приговорил тинейджера к 30 дням в тюрьме за вождение в состоянии наркотического опьянения (Driving Under the Influence – DUI). 
 
Подобные недоразумения сегодня происходят по всей стране, поскольку штатные и федеральные законы очень мягко относятся к рецептурным наркоманам. 
 
Так, в штате Миссури 49-летняя морфинистка избила до полусмерти свою подругу. Женщине грозило до 15 лет тюремного заключения, однако её адвокат последовательно объяснил судье, что его клиентка нездорова и наказывать её – абсурдно. 
«Обвиняемая чётко следовала советам врача и не виновата в том, что морфин в её банке закончился за три часа до совершения преступления, - сказал юрист. – Она не могла пополнить запас лекарств оперативно, поэтому абстинентное состояние (ломка) привело к бесконтрольному поведению».
 
Очень часто адвокаты сваливают вину рецептурных наркоманов на врачей, которые, якобы, «переборщили с лечением». Обвинения с зависимых снимаются, но докторов прокуратура не трогает. Судить последних за неправильное лечение так же бесперспективно, как судить фармацевтические компании за побочные эффекты лекарств. Даже если врач, допустивший превращение больного в хронического наркомана, оказывается под следствием, то в большинстве случаев он отделывается штрафом. Девять из десяти дел не доходят до суда. 
 
Так или иначе, рецептурные наркоманы причиняют очень много неудобств здоровым людям. Например, на пульт справочной службы 311 в Нью-Йорке регулярно поступают жалобы на неадекватных соседей, которые шумят по ночам, смеются, разговаривают сами с собой, поют песни, звонят в соседские двери и т. п. 
 
Такие жалобы, как правило, переадресовываются полицейским, которые неохотно наведываются к возмутителю общественного спокойствия. Далее всё происходит по уже накатанной схеме. 
 
Если человека застали под действием марихуаны или героина – его арестовывают. Если же по квартире подозреваемого разбросаны пластмассовые баночки с названием лекарств и его фамилией, то стражи порядка впредь больше не будут его беспокоить. Рецептурный наркоман попадёт в список людей, которым позволено практически всё. 
 
Так, 40-летняя Роуз из Бронкса арендовала студию по соседству с человеком, который более 10 лет употребляет мощные стимуляторы.
 
«Я через стену слышу, как скрипят зубы этого больного парня, - рассказывает Роуз. – Он возбуждён и полон энергии. Иногда он начинает колотить молотком по батарее, поскольку тишина его пугает, или же громко читать вслух газету. Он спит только 3–4 часа в сутки, да и то, когда принимает убойную дозу снотворного».
 
Лендлорд дал понять Роуз, что все её жалобы останутся без ответа, поскольку рецептурные наркоманы уже давно пополнили список жильцов, дискриминация которых преследуется по закону. 
 
«В конечном счёте, из меня сделали агрессора и виноватую, – возмущается Роуз. – Оказывается, я не  должна дискриминировать человека, который 24 часа в сутки пребывает в наркотическом дурмане».
 
В Коннектикуте 24-летний житель Хавьер Д. пристрастился к оксикодону после автомобильной аварии. В госпитале его так часто пичкали наркотиками, что, выписавшись, он сразу же отправился к частному врачу и начал жаловаться на различные проблемы. Как результат, ему выписали убойную дозу болеутоляющего. 
 
После трёх месяцев на рецептурных наркотиках Хавьер заснул в кровати с зажжённой сигаретой и спалил сразу три квартиры. По счастливой случайности никто не пострадал. Обвинения против поджигателя выдвинуты не были, так как он «не отдавал отчёта своим действиям». 
 
Магазинные кражи – ещё одно преступление, которое часто сходит с рук рецептурным наркоманам. В некоторых случаях они просто говорят задержавшим их менеджерам, что страдают провалами памяти из-за курса лечения. 
Так, Моррис Д., владелец небольшого магазина одежды в Майами, даже не вызывает полицейских, когда сталкивается с рецептурным вором-наркоманом.
 
«В прошлом году копы задержали пожилую пару, которая украла бутылку вина из ликер-стора. И что вы думаете? После 8 часов в полицейском участке женщина умерла из-за нехватки лекарств. Теперь копы под следствием. Они думали, что задержали героиновых наркоманов. На деле пара воров употребляла аж по 40 рецептурных таблеток в сутки».
 
Как видно из этой ситуации, задерживать рецептурных наркоманов иногда опасно для карьеры полицейских. 
Офицеры не являются докторами и не могут предугадать, что случится с зависимым человеком, если он, пребывая в камере предварительного содержания, не проглотит вовремя очередную пилюлю. Здоровых воришек полицейские задерживают, куда охотнее. Это факт. 
 
Суммируя всё вышесказанное, следует признать, что в настоящее время не существует ни одного федерального законопроекта, который помог бы хоть как-то дисциплинировать армию рецептурных наркоманов, находящихся среди нас. 
Более того, программы по расширению Медикера и Медикейда в рамках реформы здравоохранения Барака Обамы привели к тому, что количество рецептурных наркоманов будет расти на 400 – 450 тысяч человек ежегодно и к 2024 году каждый десятый совершеннолетний американец будет зависеть от морфина, метадона, викодина, оксиконтина и десятков других сильнодействующих лекарств.  
 
Однако больше всего настораживает федеральная статистика, согласно которой число американцев, употребляющих «запрещённые наркотически препараты» (героин, кокаин и т. п.), стремительно падает. Иными словами, рецептурные наркоманы в Соединённых Штатах даже не попадают в разряд «официальных наркоманов»...