Каштаны Анны Франк расцветут в Нью-Йорке

Америка
№49 (711)

Деревья кажутся вечными только на фоне скоротечности человеческой жизни. Как и любое живое существо, они болеют и умирают, и чтобы застать их конец, нужно прожить большую жизнь. Анна Франк умерла в концентрационном лагере Берген-Бельзен, когда ей было пятнадцать лет. Для нее каштан рядом с домом, где ее прятали от нацистов, так и остался бессмертным.

Сейчас каштан, два долгих года бывший для этой еврейской девочки символом «природы и Бога», смертельно болен. Полтора века – преклонный возраст даже для него. Пораженное грибком, дерево могло упасть на окружающие его дома, и его решили спилить прежде, чем оно само рухнет на землю.
Этот необычный памятник на улице Принсенграхт в Амстердаме спас международный протест, под давлением которого городской суд запретил удалять дерево. И хотя вылечить каштан невозможно, укрепленный поддерживающей конструкцией, он еще какое-то время будет оставаться на прежнем месте.
Если бы Анна выжила, в этом году ей было бы 79, и, возможно, она еще могла успеть полюбоваться потомками своего любимого дерева в далекой Америке. Прошлой весной существующий более тридцати лет в Нижнем Манхэттене в доме 38 на Crosby Street Центр ее имени, являющийся филиалом дома-музея Анны Франк в Амстердаме, объявил прием заявок от организаций, желающих получить отросток от легендарного каштана.
В ответ Центр получил тридцать четыре просьбы и должен был решить, каким из них отдать предпочтение, поскольку договоренность предусматривала получение только десяти саженцев. Cкоро их должны доставить из амстердамского питомника в Соединенные Штаты, где они будут находиться в карантине в течение двух лет, пока соответствующие службы не удостоверятся, что они не являются носителем  инфекционных заболеваний. К моменту «освобождения» из карантина это будут уже молодые деревца высотой более трех футов.
Руководитель манхэттенского Центра Ивонн Симонс недавно назвала десять мест по всей стране, запланированных для их высадки. Три из них - Белый дом, Национальный мемориал «Всемирный торговый центр» в Нью-Йорке и Детский музей Индианаполиса - были определены заранее. Выбор этих и других мест, по словам госпожи Симонс, определялся тем, что в них проявились «последствия нетерпимости, в том числе расизма, дискриминации и ненависти».
С жертвой ненависти радикального ислама - Всемирным торговым центром -  все ясно. Музей Индианаполиса на своей выставке «Власть детей» уже давно чтит Анну Франк. Вместе с нею на стендах вывешены материалы, связанные с Райаном Уайтом,  подростком из Индианы,страдающим гемофилией, которого изгнали из школы как носителя вируса СПИДа, а также Руби Бриджесом, первым черным ребенком, который поступил в белую начальную школу на сегрегированном Юге.
В городе Литл-Рок в штате Арканзас молодой росток из Амстердама будет посажен между двумя деревьями, которые росли там во время расистских волнений 1957 года. Тогда девять чернокожих ребят, знаменитая «Девятка  из Литл-Рока», воспользовавшись решением Верховного суда, пытались войти в школу вместе с белыми учениками, а их не пускали присланные губернатором-расистом солдаты Национальной гвардии штата. «Сзади на меня наступала толпа, - рассказывала одна из школьниц . - Кто-то выкрикнул: «Линчевать ее! Линчевать ее!»
«Мы не часто видим непосредственное влияние, которое молодые люди оказывают на социальные проблемы, - говорит старшеклассник из Литл-Рока Джон Аллен Риггинс, инициатор заявки на росток каштана из Амстердама. -  Мне кажется, несмотря на разделяющие их тысячи миль, Анна Франк и знаменитая девятка из нашего города связаны именно этим».
Нью-йоркский Центр Анны Франк планирует отправить свои живые посылки в четыре Центра Холокоста: в Сиэтле и в городе Фармингтон, штат Мичиган; в университете Sonoma в Калифорнии, где выставку, посвященную своей однокласснице, создал бывший узник концлагеря Аушвиц, учившийся в школе вместе с Анной; и в городе Бойсе в штате Айдахо, где экстремистская группа разрушила статую автора трагического «Дневника...».
Еще одно мемориальное деревце украсит один из старейших общественных парков Америки в Бостоне с его знаменитой «Тропой Свободы», соединяющей 16 исторических мест города; а другое поселится в школьном округе Southern Cayuga на севере штата Нью-Йорк, который мотивировал свою просьбу как место рождения движения за права женщин. Некоторая неопределенность остается у Ивонн Симонс с Белым домом, который еще окончательно не решил, принимать ли ему символический саженец.  Впрочем, как сказал главный садовник президента Обамы, «никаких проблем с ним быть не должно». 
23 февраля 1944 года 15-летняя Анна написала в своем дневнике: «...Солнце еще никогда не светило в этом году так ярко. Наш каштан расцвел и весь покрылся листьями, он сейчас гораздо красивее, чем год назад». Это была последняя запись.