По ту сторону зеркала

Литературная гостиная
№47 (970)

Старый Халверстон пропал в начале наступившей недели. Его исчезновение заметили не сразу: Хельга, как обычно, была занята своими кроссвордами, спасавшими мозг от бездействия; их дочь Оливия хлопотала по хозяйству и руководила городским филиалом женской организации “Равноправие для всех!”, ее муж Фредерик был погружен в работу и анализировал прошедшие в выходные футбольные матчи, а дети - Джон и Эмилия - вращались в кругу школьных проблем и дружеских тусовок.
И пусть они спали в отдельных комнатах на первом этаже, и все знали замкнутость деда, но Хельга обнаружила пропажу только к вечеру следующего дня, когда ей понадобилось узнать название животного из Австралии из пяти букв, а здесь Халверстон слыл истинным докой.
Она наткнулась на застеленную постель, вчерашний лист на календаре, покрывшейся пенкой чай, прибавила сюда скрупулезный характер мужа и забила тревогу.
Как выяснилось, вчера деда и на самом деле никто не видел. Джон и Эмилия, носившиеся по всему дому, как ветерки, отчаянно замахали головами, Оливия удрученно нахмурилась, Фредерик развел руками. Попробовали позвонить ему на мобильный, но аппарат отозвался из тумбочки стола.
- Мансарда! - догадалась Хельга.
Комнатка на чердаке была настоящим прибежищем для старого ученого, где он работал над никому не нужными исследованиями и куда никого не пускал. Все бросились по лестнице наверх, но из замочной скважины торчал ключ - значит, внутри никого не было.
Они на всякий случай громко постучали, но никто не ответил.
- Помнится, он выходил позавчера вечером в сквер поболтать со своими друзьями, - сказал Фредерик. - Я еще столкнулся с ним на лестнице.
- Часов в десять я хотел попросить у деда немного денег и заглянул к нему, но комната пустовала, - припомнил Джон.
- Значит, он не вернулся домой, - всплеснула руками Хельга. - Что же делать?!
- Не волнуйся, мама, - успокоила ее Оливия. - Первым делом обзвоним всех знакомых нашей семьи, а вдруг он гостит у кого-то... И если нет, то обратимся в полицию. У них есть специальный отдел, занимающийся поиском пропавших людей.
Спустя пятнадцать минут общего перезвона ничего выяснить не удалось: старика Халверстона нигде не было.
- Ушел и при этом оставил дома свой мобильный, - докладывала кому-то по телефону Оливия. - Грег Халверстон, семьдесят девять лет, пенсионер. Мы очень волнуемся за него! Нет-нет, он чувствовал себя хорошо, и у него не было никаких проблем с психикой.
Она положила трубку и пояснила:
- Ну вот, через час они пришлют к нам своего сотрудника.

* * *
Инспектор полиции Джеймс Росc был низкоросл и упитан. Он тяжело осел в кресло и начал задавать вопросы.
- А ваш отец раньше исчезал на несколько часов или дней? - спросил инспектор у Оливии.
- Нет, никогда, - ответила она.
- Грег до недавнего времени трудился в научно-исследовательском центре, - пояснил Фредерик. - Но когда от них отказались дотационные фонды, ушел на пенсию.
- Значит, человек науки, - сделал вывод Росc. - А его исследования каким-то боком задевали военные отрасли?
- Нет, насколько я могу судить, это были чисто теоретические вопросы, - задумалась Оливия. - Отец никогда не говорил нам о своей работе, считал, что не следует забивать родным голову всякими пустяками.
- Жаль, - вздохнул инспектор. - Будь он как-то связан с военными, мы бы перебросили дело другому ведомству, и гора с плеч. Значит, на первый план выходят другие вопросы. Может быть, у господина Халверстона была любовница?
Все, находившиеся в комнате, отрицательно замотали головами.
- Хотя, в таком возрасте... - согласился Росc. - Но мало ли что может быть... Какая-то старая привязанность...
- Его привязанность - работа, - сказал Джон. - Дед даже тут, на пенсии, все время выводил в своих блокнотах какие-то формулы, твердя о невозможности совершенства мира.
- Люди в подобном возрасте склонны к старческим заболеваниям, таким как болезнь  Альцгеймера, - произнес инспектор. - Возможно, ваш пенсионер ушел и по дороге все позабыл, а потом подобрали какие-то бездомные и укрыли в своем пристанище. Надеюсь, у него не было при себе кредитной карточки или крупной суммы денег?
- Нет, - сообщил Фредерик, - насколько мне известно. Но вам лучше всего спросить об этом у Хельги.
Старушка едва могла отвечать на вопросы, протирая кончиком носового платка глаза.
- Мой муж никогда не позволял себе розыгрыши или неподобающие шутки, - сразу заявила она, предугадав вопрос инспектора. - Он не мог не вернуться домой ни при каких обстоятельствах.
Выложила на стол толстый альбом с фотографиями.
- Вот, тут вся наша жизнь...
- Фотография нам понадобится для поисков, - заметил Росc. - А нельзя ли взглянуть на кабинет вашего пропавшего супруга.
- Он на втором этаже, но в последнее время Грег часто уединялся в мансарде.
- Там я в четверг мыла пол, - вставила Оливия, - совершенно пустая комната, не считая нескольких стульев и тумбочек. А в кабинете есть много чего.
- Заглянем туда. Мы наверняка наткнемся на работы покойного. Конечно, в науке я не большой специалист, - вздохнул инспектор, - ну а вдруг что-нибудь интересное попадется.
Гость долго просматривал бумаги на столе, копался в ящиках и в тумбочке, рассматривал фотографии на стенах, задавал, как казалось хозяевам, совершенно никчемные вопросы, и, в конце концов, откланялся, пообещав начать полномасштабные розыски.
- Такие люди, как Грег Халверстон просто так не исчезают, - заверил он, - тут скрыта какая-то веская причина. Или чей-то злой умысел. Будем расследовать.
* * *
Прошел день, другой, но из полиции не было никаких известий.
- Может быть, дать фотографию деда в сети и обратиться ко всем жителям города и окрестностей? - предложил Джон.
- Ах вы, дети интернета, - покачал головой Фредерик. - Ваша бабушка и так все остановки в округе увесила самодельными объявлениями, но нам звонят только любители пошутить.
- Не говори ничего плохого о маме, ты даже не представляешь, как она  любит отца! - вскричала Оливия.
“Особенно, если заметила его исчезновение только тогда, когда ей понадобилось решить очередной кроссворд”, - подумал ее муж, но решил не обострять ситуацию. Он решил подняться в мансарду, ведь инспектор провел осмотр везде, кроме этого места, а там могла храниться какая-нибудь важная подсказка. Правда, старик серчал, когда стучали в его “Храм науки” (так он называл комнату на чердаке) и не любил пускать туда близких, но может быть именно поэтому там и стоит побывать?
Фредерик поднялся по лестнице и открыл дверь торчащим в скважине ключом.
Было темно, лишь тонкие лучи солнца проникали через плотные шторы. Он шагнул внутрь, и тут одна из штор автоматически приоткрылась. Он увидел себя посреди большого зеленого луга: щебетали птицы, дул свежий ветерок. На лугу стояла группа парней и девушек, среди которых он с удивлением узнал своих бывших однокурсников по университету, с которыми расстался давным-давно.
- О, Фредди! - воскликнул кто-то из парней, кажется Эванс, - сейчас твоя очередь загадывать шараду, не подведи нашу группу!
И он, блистая остроумием, задал какой-то столь хитрый и веселый вопрос, что ему даже зааплодировали.
Потом они веселились, танцевали, что-то напевали и мечтали о будущем. И Фредерику было непонятно, где это все происходит - в его памяти или наяву, и почему прошлое связано с мансардой старого Халверстона...
Но уже настало время уезжать, и он, вместе с другими, довольный и донельзя счастливый, уселся в автомобиль Ральфа... Едва машина двинулась с места, он снова оказался на пороге полупустой и заброшенной мансарды. Наваждение закончилось...
Фредерик спустился вниз, и зашел в спальню. Оливия уже сидела у зеркала и накладывала на лицо маску.
- Что случилось, любимый? - поинтересовалась она. - Целебная глина на щеках у меня, а у тебя они такие розовые, будто ты только что ее снял?
- Нечто невероятное, - развел руками он. - Я поднялся в мансарду твоего отца, хотел проверить кое-что, и вдруг обнаружил себя в прошлом веке, в славное студенческое время. Не знаю, что это было, но явно не игра моего воображения.
- Все можно объяснить, - вздохнула супруга. - Не знаю, что затевал папа, но опыты, которые он проводил в последнее время, улучшали его настроение. Ты разве не заметил, каким он стал подтянутым и веселым?
- Может, он как-то ухитрялся путешествовать во времени, - предположил Фредерик. - Хотя, пространство там было совсем иным, и потому моя версия отпадает. Как считаешь, стоит об этом эпизоде уведомлять полицию?
- Сначала я сама зайду туда и все разузнаю, - решила Оливия. - Посмотрим, что я увижу!

* * *
Перед ней стоял огромный шкаф, заполненный книгами. Оливия присмотрелась к переплетам: тут была масса изданий, которые когда-то она хотела прочесть, но так, по тем или иным причинам и не сделала этого. А рядом со шкафом, справа, находился плюшевый диван с мягкими подушками. Ничего не стоило взять одну книжку из шкафа, и начать читать, вникая в непростой замысел автора...
Трудно сказать, сколько времени она так провела, сколько книг успела прочесть. Может быть, день, а может быть и несколько часов. Но с огромным трудом преодолев свое естественное желание продолжить чтение любимых книг, Оливия встала и отступила назад, чтобы оказаться как раз на пороге мансарды. В глаза ей бросились множество солнечных зайчиков, пущенных неведомо откуда.
Женщина с огорчением вздохнула и закрыла дверь комнаты.
- Ну что ты там видела? - спросил Фредерик.
- Я просто читала интересную книжку, - ответила она. - Сколько прошло - часа два или три?
- Пятнадцать минут, - ответил муж. - Еще десять - и я бы пошел тебя вытаскивать.
- Странное дело, - покачала головой Оливия. - Ты тоже рассказывал о событиях почти целого дня, а пробыл внутри считанные минуты.
- Тут что-то связано со временем, - покачал головой Фредерик. - Но что - понять без старика невозможно. Это все-таки его владения.
- Теперь мой черед, - сказала Хельга. - Уж я-то знаю Грега лучше всех и сразу смогу получить ответ на наши вопросы.
- Осторожнее, мама, - предупредила Оливия. - Тут все не так просто, как кажется на первый взгляд.
- С Грегом все было непросто, хотя со стороны он казался идеальным мужчиной, - рассудила старушка. - Загляну и я в его мансарду, а вдруг увижу то, что вам не удалось разглядеть?
Но бабушку опередил Джон, который, не очень прислушиваясь к разговорам старших, искал свою бейсбольную биту - она вполне могла оказаться на чердаке, если ее туда подбросила его сестренка. Он открыл дверь и замер. Перед ним развернулось огромное поле, по которому ползли сотни танков. Железные коробки скрежетали и плевали яростным огнем.
- Ждем вашего приказа, генерал, - перед ним вырос мужчина в непонятной форме. -Надо отражать атаку неприятеля.
- Но их много, - невольно нахмурился Джон. - И они идут словно на каком-то плацу, один за другим? А где наши танки?
- Их недостаточно для сражения, - пояснил военный, - но у нас есть артиллерия и штурмовая авиация. Прикажете задействовать?
- Вперед! - отдал распоряжение Джон, - и пусть сметут их прежде всего с правого фланга, нам надо расчистить место для прорыва.
- Будет сделано, мой генерал, - отдал честь мужчина и дал команду по рации.
Джон руководил боем с возвышенности, куда то и дело подъезжали мотоциклисты с донесениями. Он творил историю так, как будто оказался в одной из своих любимых компьютерных игр.
- Мы победили, - доложил заместитель, подойдя к главнокомандующему в очередной раз, - противник отступает по всему фронту.
- Не дайте ему сохранить силы, атакуйте до победного конца, - распорядился Джон. Он еще бы покомандовал армией, но бабушкина рука уверенно вывела его не только с поста наблюдения, но и из мансарды.
- Чем ты там занимался, в пустой комнате? - поинтересовалась она. - Разговаривал сам с собой так, что во всем доме тебя было слышно.
- У нас шел бой, - пояснил внук.
- Твои бои нам хорошо известны, - вздохнула Хельга. - Но лучше заниматься ими с наушниками на голове и за своим монитором, а не орать во весь голос в пустой комнате. Дай и мне здесь побыть, но в одиночестве и в тишине.
- Но здесь же только что были танки... - растеряно оглянулся назад мальчик.
- Какие танки?! Если ты притащил сюда свои игрушки, то будь любезен их убрать - когда дед вернется, то тебе попадает от него по первое число!
- Я ничего сюда не приносил, они были настоящими! - заверил Джон.
- Сколько у тебя фантазии! - всплеснула руками Хельга. - Столько же, сколько у твоего деда!
Она передала внука его родителям, а сама вернулась в мансарду. Да, тут стояли столики, тумбочки, и почти везде были зеркала, много зеркал.
“Зачем Грег сюда их приволок и главное - откуда?” - подумала она, но эта была ее последняя мысль перед погружением в видение...

* * *
Хельга стояла на мосту, ожидая трамвай, он вот-вот должен был подойти. Она с явным удовольствием полюбовалась на свои стройные ножки, которые манили молодых людей, и не заметила, как рядом с ней оказался широкоплечий парень в прекрасном костюме и с тросточкой в руках.
- Трамвая давно не было? - поинтересовался он, очевидно собираясь завести знакомство. - Сколько времени вы ждете?
- Минут десять, - ответила она. - Скоро должен подойти.
- Мой “мерседес” стоит вон на той стороне, - прямо сказал мужчина, - и я бы мог подвезти вас. Сочту за честь быть шофером такой очаровательной девушки.
- Да, но я дожидаюсь трамвая, и намерена поехать именно на нем...
- Я не вызываю у вас доверия? - всерьез озадачился незнакомец. - Вы хотите обидеть такого симпатичного парня как я? Но вам это не удастся. Мы поедем на моей машине, или на вашем трамвае. Но поедем вместе - я не хочу расставаться с вами ни на минуту.
- Вы серьезно? - нахмурилась она.
- Конечно, шучу. Правда, в последнее время я сам не могу отличать своих шуток от правды. Давайте знакомиться - меня зовут Джимми. А если полным именем, то Джеймс Эдвард Кроунинг-младший.
- Из аристократов? - поняла Хельга. - А я простая девушка из предместья. И не ношу титулы и звания.
- А я простой парень из очень привилегированной семьи, - усмехнулся молодой мужчина. - Но мне это никогда не мешало. Даже помогало в нескольких случаях. Пойдемте со мной, трястись в этом трамвае довольно утомительно. Ну, вперед, будущая баронесса.
- А вы знаете нужные слова, чтобы понравиться девушке, - заметила она.
- Должен же я хоть что-то знать в этой жизни? - рассмеялся он.
И они пошли к черному автомобилю на противоположной стороне улицы. А из-за угла к мосту как раз в это время вырулил трамвай, на задней площадке которого ехал Грег, закончивший свою первую лекцию в университете. Он держал в руках много книг и наверняка бы привлек внимание Хельги... Если бы девушка дождалась этого трамвая. Но она села в автомобиль к молодому барону.
И все последующие годы провела хозяйкой очаровательного загородного замка...

* * *
Иллюзия рассеялась. Хельга стояла в пустой мансарде, кому-то мило улыбаясь. Возможно, своему отражению в одном из больших зеркал.
Потом бережно приоткрыла дверь и оказалась снаружи.
- Я тоже хочу! - заявила Эмили и шмыгнула вперед, ни дав никому сказать и слова. Правда, вылетела она оттуда минуты через три с сияющими глазенками и возгласом: “Классно!”.
- Что ты там видела? - поинтересовался Джон. - За пару минут...
- Ни за что не скажу, - ответила сестра, - я была в мансарде не пару минут, а не менее пяти часов!
- Посмотри на свой мобильник, - кивнул ей брат. - Он-то уж точно тебе врать не станет!
Эмили взглянула и охнула.
- Не может быть, - растерялась она. - Все равно... все происходившее там было замечательно...
- Мы должны войти туда все вместе, - решил Фредерик. - Тогда, вполне вероятно, чары зеркал на нас не подействуют, и мы узнаем загадку Грега, а заодно, может быть, и где он сам находится.
- Логично, - поддержала Оливия. - Но мы слабо разбираемся в научных делах отца... Было бы логично обратиться к кому-нибудь из его коллег за пояснениями? Они-то лучше нас знают, чем он занимался у себя на работе?
- Что бы всех нас подняли на смех после наших рассказов? - покачал головой Фредерик. - Еще решат, что мы на досуге выращиваем коноплю.
- Постойте, - подняла указательный палец Хельга. - Я услышала шум в мансарде, кажется, кто-то разбил зеркало...
Они разом рванули на себя дверцу с торчащим в ней ключом. Посреди комнаты стоял Халверстон, а под ногами у него лежали блестящие осколки.
- Иначе мне бы никогда не выбраться отсюда, - словно извиняясь объяснил он. - Эти зеркала слишком влияют на подсознание человека...
- Изволь тотчас же все объяснить, Грег, - сказала старушка, - где ты был и что сие значит?!
- Опыты с человеческой психикой я проводил довольно давно, - сказал Халверстон, когда они уселись в гостиной. - Особенно те, которые касались применения зеркал и использования их свойств на человеческое сознание и воображение. Впервые этой проблемой занялся еще Леонардо да Винчи. Если разместить много зеркал в определенном промежутке, то образуется некое поле, влияющее на наше подсознание, и каждый, очутившийся в нем, если дело происходит при дневном свете, видит то, что он хочет видеть, что мог когда-либо увидеть, и то, к чему тянется его душа.
Я расставил зеркала по вычитанному в одной из старых рукописей порядку и создал нечто вроде телепатического приемника, позволяющего индивиду попасть в свое мечту. И сразу поставил опыт на самом себе. Увы, моя мечта была столь притягательной, что я долго не мог из нее выбраться, пока страшным усилием воли не разбил одно из зеркал...
- Как?! - не понял Джон. - Ты все это время находился в мансарде? Почему же тогда мы тебя не видели?!
- Зеркала обладают любопытным эффектом скрывать сущность явлений, и потом каждый из вас хотел видеть только то, что ему было по душе. Не скрою, мне было так хорошо там, что я не хотел уходить, и была мысль остаться в этом моем подсознании навсегда... Но жизнь есть жизнь, и требует от нас ответственности за тех, кого любишь. Настолько, что сумеешь перебороть даже самый сильный старческий эгоизм. Вот почему я снова с вами, дорогие мои...
- А можно мне снова туда, в мансарду? - спросила Эмили. - Там у меня осталось одно незаконченное дело.
- Нет, нельзя. Во-первых, главное зеркало разбито, и ты уже не получишь нужного эффекта, а во-вторых, реальность куда приятней любой фантазии, если ты ей правильно воспользуешься.
И тут зазвонил телефон.
- Мы нашли двух стариков, потерявших память, - радостно сообщил инспектор Росc, - и оба они совпадают с описаниями и фотографиями. Приезжайте, и заберите своего!..

Майкл КОРРИНДЖ,
Нью-Йорк

“Секрет”