ШтуЧный товар

В мире
№50 (712)

Израильская экономика идет на поправку, твердят ее капитаны. Оживился и профессиональный рынок. В особой цене специалисты. Оказывается, у нас умеют ценить такой штучный товар. Жаль, никто не известил об этом раньше наших обладателей степеней и дипломов, оставшихся на исторической родине не у дел. Но им уже вряд ли поможешь.
 Совсем иные перспективы вырисовываются для “свежих” специалистов-репатриантов. Их целевой поиск приобрел у нас характер путины. Ловля на блесну и живца развернулась повсеместно. Сети раскидываются в самых разных морях - на севере, на востоке, на западе. Официальные посланцы страны, нештатные “агенты”, многочисленные добровольцы ищут подходящих кандидатов нужных профессий и паспортных характеристик и зазывают на Землю Обетованную. Обетованную, как выясняется, прежде всего, для мастеров первой руки.
Делается это без излишней огласки, хотя ничего предосудительного в этом, очевидно, нет. Впрочем, кое-какие подробности совместной программы министерства абсорбции и Еврейского агентства, ориентированной, в первую очередь, как раз на таких специалистов, все-таки проясняются. Стало известно, что им предоставляются дополнительные подъемные и иные льготы, гарантируются место будущей работы в Израиле и помощь в приобретении жилья...
Появились уже сообщения о первых результатах поиска. В одном нашем южном городе некоторое время назад открылись специализированные курсы для прибывших в основном из России врачей. Дипломированных медиков неспешно готовят к переходу в мир израильской медицины - мир, весьма отличный от знакомого им прежде. Ожидается, что подобные профессиональные “инкубаторы” будут по мере надобности открываться и для других прибывающих сюда профи. Замечательная идея! Но, похоже, не все оценили эту идею одинаково. Неоднозначно отнеслись к ней некоторые наши русскоязычные ученые и специалисты. “Конкуренция должна быть честной, - сказали мне в Союзе инженеров-репатриантов. - Опытные специалисты вправе рассчитывать на то, что на них тоже будут распространяться условия, предоставляемые только что прибывшим. Пусть и с многолетним опозданием, но справедливость восторжествует! Мы на нее рассчитываем...”
И в самом деле, прежде чем забрасывать сети по морям-океанам, местным “рыбакам” стоило бы приглядеться к собственным водоемам. В них ведь тоже кое-что водится, причем в большом количестве и хорошего качества. На эту особенность нашего профессионального рынка обратили внимание в далекой Москве. Оттуда в наши края недавно была послана бригада высокопоставленных ловцов во главе с министром образования РФ Андреем Фурсенко.
Круг общения российского министра, по наблюдениям здешних журналистов, оказался весьма широк. Предполагается, что ряду своих собеседников, в числе коих упоминаются и видные ученые российского происхождения, сделаны деловые предложения, от которых им будет нелегко отказаться. По возвращении в Москву министр отметил, что Россия намерена активно привлекать израильских “ученых-соотечественников для работы в российской науке”.
Эти и другие подобные высказывания всерьез напугали местных чиновников. В прессе заговорили о предстоящей утечке мозгов, а министр абсорбции Софа Ландвер, подлила масла в огонь, заявив, что нашей стране стоило бы поучиться у россиян отношению к научным кадрам и вцепиться в своих специалистов, по ее мнению, представляющих подлинную элиту Израиля. Как же, вцепились...
“Подлинная элита” перемен в отношении к себе не почувствовала. В прошлый вторник очередную шумную демонстрацию в защиту своих прав и интересов провели участники “вечнозеленой” программы трудоустройства ученых-репатриантов КАМЕА. Более десятка лет этот фактически единственный общинный проект такого масштаба поддерживает на плаву около полутысячи научных работников, чью квалификацию упорно не хотят признавать местные чиновники и вузы. Из года в год община бьется за то, чтобы оставалась на плаву и сама программа.
Правда, в нынешнем конфликте спор идет уже не о финансировании проекта и оплате труда самих “академиков”, а об условиях их выхода из него. “Нормальным” израильским ученым пенсия, как известно, начисляется с 70 лет. Их русскоговорящим коллегам первоначально обещали предоставить оплачиваемую работу до 68 лет, но в этом году почему-то один год усекли. Говорят, из экономии.
Так или иначе, наша профессура обиделась, объявила стачку и требует от министерства абсорбции вернуть первичные условия контракта.
В общем, в Израиле точно не соскучишься...
Александр Прилуцкий
“Новости недели”