ХАВЕР сафар

Дела житейские
№50 (712)

Элина устала от придирок Ави. Другие могли делать все, что угодно, он на них и глазом не моргнет, тем более что супермаркет не его собственный, а хозяев, а вот ей достаточно задержаться на минуту - и тут же скандал. Не говоря уже о постоянных словесных “шпильках”, в которых Ави отличался. Нельзя сказать, чтобы их “старшой” блистал остроумием, но когда начальники шутят, подчиненные обязаны смеяться. Вот они и смеются. Над ней, Элиной.
- А все из-за того, что ты его в прошлом году отшила, - объяснила коллеге Софа. - Тогда он тебя в кафе приглашал, со всеми дальнейшими последствиями, а ты - ни в какую. Вот и озлобился мужик. У него же амбиции: командует тридцатью женщинами, а одну из них обломать не удалось. Будь еще стоящий человек, другое дело, а ведь хмырь хмырем, да и трусоват, судя по всему. Помнишь, когда драка в марте с покупателем случилась, он за Иркиной спиной прятался? От страха, как осиновый лист, дрожал.
- И что мне с ним делать? - вздохнула Элина. - Наверх пожаловаться?
- Ты чего?! - возмутилась Софа. - Тебе же хуже будет. Ави первый о твоей заяве узнает, и уж тогда точно кислород перекроет - больше недели тут не продержишься. Если еще какую-нибудь подлянку с криминальным исходом не устроит - от такого все что угодно можно ожидать!
- Полная безнадега?
- Почему? Сочини какую-нибудь историю о твоем друге, узнавшем о притязаниях Ави и собирающемся, если они не закончатся, начистить ему рыло. Расскажи ненароком Эстер или Микаэле - они тут же начальнику доложат, будь уверена. А он к тебе попрет. Здесь надо стоять на своем: сумеешь осадить - больше никогда не полезет.

* * *
Как Софа говорила, так и вышло. Ави после работы остановил ее и принялся расспрашивать.
- Говорят, у тебя какой-то крутой друг появился? Правда?
- Не врут, - улыбнулась Элина.
- Кто он? Откуда? Где работает?
- Много будешь знать, скоро состаришься, - усмехнулась женщина, почти дословно переведя русскую поговорку на иврит, но так, чтобы до Ави дошел ее смысл. - Зовут его Асаф, а вот где он работает, тебе лучше не знать. Могу только сказать - пистолет у него классный, “беретта”, и стреляет он так, что все пули в цель летят.
- И характер вспыльчивый? - продолжил расспросы Ави и тут же пояснил. - Я о тебе беспокоюсь: попадешься еще под горячую руку...
- Ко мне он хорошо относится, а вот другим под его горячую руку я бы не рекомендовала попадаться. А то окажутся или в Тель-Кабире или на новом кладбище.
Начальник почесал в затылке, кивнул и отошел в сторону, весьма озадаченный полученной информацией. Элина показала большой палец Софи - “идея сработала”, и чуть было не столкнулась с Викой, стоящей у нее за спиной.
- Пришла маму встретить, - улыбнулась та. - А у нее, оказывается, сенсация. Почему я твоего Асафа не знаю? Уж с кем, с кем, а с дочерью можно было познакомить. Тем более что раньше тебя мужчины что-то не очень интересовали.
Элина вздохнула. Не будешь же дочери признаваться в собственной выдумке - последний авторитет потеряешь. Надо по-другому выкручиваться.
- Побаивалась, - натужно призналась она. - Асаф у меня красавец, харизматичный тип, почти как Аль Пачино в “Адвокате дьявола”, ты тут же на него бы запала. А я с тобой по всем показателям конкурировать не могу.
- Еще чего?! - обиделась Вика. - Мы на стариков не бросаемся!
- Какой он старик?! Седоватый немного, да и только. Но зато - настоящий мужчина, таких уже почти не осталось. Тем более в Израиле.
- Я уже слышала. Стреляет в яблочко, бьет не задумываясь. Познакомь, а?
- Все в свое время, деточка, - улыбнулась Элина. - Наступит подходящий момент - обязательно познакомлю.

* * *
Но дочка приставала к матери несколько дней подряд.
- У Асафа - сложная работа, - в который раз поясняла Элина. - Ему трудно найти свободное время. Он и со мной наскоками встречается. А с чего у тебя вдруг возник такой интерес к “седоватым старикам”?
- Понимаешь, - вздохнула Вика, - ко мне в тихоне один подонок клеится. Сущая шпана. И никто не может его отшить, он у нас - самый крутой. Вот я и подумала, если бы Асаф вмешался, то Моше заткнулся бы до конца учебного года.
- Ясно, - усмехнулась Элина. - А тебе не приходило в голову просто использовать Асафа?
- Как? - не поняла дочка.
- Его имидж, его стиль, его манеру. Ты ведь у нас почти хакер, в электронном мире на все сто разбираешься. “Поговори” от имени Асафа со своим обидчиком и пригрози ему. Если захочет встретиться - пожалуйста! Асаф такого козявку мизинцем придавит.
- А что? Хорошая мысль!
Вика уселась за монитор и начала что-то “конструировать”.
- Мам! - спустя несколько минут позвала она. - Подскажи мне, каким голосом говорит Асаф. Здесь можно любой тембр и характерный акцент воспроизвести. Ты указывай, а я - подберу. Элина (делать нечего) принялась искать “похожий голос”, а Вика сочиняла текст, прыская в ладошку от удовольствия. Спустя десять минут “работа” была закончена.
- Проверим! - сказала Вика и набрала мобильник своего обидчика.
Ей ответил бодрый юношеский тенорок. Тут девочка и включила “Асафа”.
- Я друг Викиной мамы, Асаф, - раздался брутальный баритон, - Вика на тебя жалуется. Еще одно слово из этого района - и я тебя найду...
Далее минут на пять шло перечисление того, что Асаф сотворит с Моше, когда с ним встретится. Где дочка набрала подобных выражений, Элина не знала, тем более что врожденная порядочность заставила ее уже на первой минуте плотно заткнуть уши.
Открыла она их тогда, когда Вика обернулась к ней с сияющей мордашкой. - Моше сразу скис, - торжественно заявила она. - Лепетал что-то жалкое в свое оправдание, но я не стала слушать. Спасибо Асафу! Передай ему от меня большой привет и огромную благодарность!
- Непременно передам, - ответила Элина.

* * *
На работе к Элине стали иначе относиться. Не Ави, тут и говорить нечего, но даже коллеги по суперу стали проявлять не свойственное им уважение.
- Произвела впечатление, - улыбалась тайком Софа. - Где бы мне найти такого Асафа?
- Ищущий да обрящет, - ответила Элина.
- Это конечно, но твою легенду надо “подпитывать”. Ты должна поговорить несколько раз с ним по мобильному, купить что-нибудь для своего “хавера”, больше о нем рассказывать. Не маленькая, знаешь, за что люди любят сериалы. Давай продолжение!
- Придется, - вздохнула Элина. - Правда, с фантазией у меня туговато.
- А ничего особенного и не придумывай, говори первое, что придет в голову. Как раз этому больше всего и верят!

* * *
Как ни странно, но об Асафе узнали и соседи. Дочка кому-то проболталась.
- Надо же, отхватила! - услышала как-то Элина за своей спиной. - Вот повезло: на вид - так себе, серенькая мышка, но к таким почему-то настоящие мужики и льнут.
Возможно, говорили и кое-что противоположное - Элина не хотела вдаваться в досужие сплетни, только переживала, что Вика уж очень рьяно к ним прислушивается.
- Мало ли что говорят люди?! - качала головой она. - Будешь слушать всех подряд - себя потеряешь!
- Но речь идет о моей маме и ее друге, - возразила Вика, - как можно спокойно относиться к подобным вещам?! Клевету и наветы надо пресекать в корне!
- Пресечем, - заверила Элина. - Асаф подобным слухам распространиться не даст - ты ведь его знаешь!

* * *
С подачи той же Вики об Асафе узнали и родители.
- Наконец-то ты за ум взялась, - заметила мама, и тут же завалила Элину вопросами. - Асаф женат? У него есть дети? Сколько он получает? Сабра или репатриант? Как относится к “русским”?
Элине пришлось импровизировать на ходу, открывая в своем друге все новые и новые положительные стороны.
- Привела бы ты его к нам, - предложил отец. - Посидели бы, поговорили... Он у тебя в шахматы играет?
- Играет, - согласилась Элина.
- Тем более! Шахматы - международный язык общения: мы друг друга без языковых сложностей поймем.
- И в самом деле, - поддержала мама. - Сколько уже времени с человеком встречаешься, а с нами познакомить никак не удосужишься. Пока только Вика все уши нам об Асафе прожужжала. Но разве у этой балаболки что-то путное узнаешь?!
- Асаф - довольно сложный человек, - попыталась выпутаться с наименьшими потерями Элина, - у него в характере столько напутано-перепутано, что сама никогда бы не поверила. Этот мужественный человек, кроме всего прочего, на редкость скромен и застенчив. Я не раз приглашала его к вам, но он вас стесняется.
- Тем более приводи, - настоял отец. - Таких людей мы с твоей мамой любим, а то в последнее время одни только хамы и попадаются!

* * *
Но едва Элина отбилась от родителей, наскоро придумав миф о сверхсекретной зарубежной командировке Асафа (кто-то ведь же должен спасать этот катящийся в тартарары мир?!), как на горизонте замелькала новая угроза.
Соседка Мира невольно поставила под сомнение само существование Асафа. И хотя Вика тут же дала ей достойный отпор (какой могла дать только Вика!), Элина поняла, что надо предпринимать срочные действия. Если все раскроется - ей несдобровать. И труднее всего будет смотреть в глаза дочери.
Конечно, можно было бы открыться, покаяться, объяснить первопричину происходящего: Вика не маленькая, все бы прекрасно поняла. Но Элина настолько забралась в дебри собственной фантазии, что с существом под грозным именем “Асаф” ей самой было уже трудно расстаться. Значит, ничего не оставалось, как вдохнуть в эту многострадальную картину новые краски.

* * *
Радзикович приглянулся Элине давно. Он был постоянным их клиентом, владел каким-то небольшим бизнесом (интересоваться не стоит, если сам не расскажет, можно легко испортить отношения) и отличался интеллигентным поведением. Для ее задумки и Радзикович, и его новенький “мерс” подходили как нельзя лучше.
- Вадим, - попросила она его при встрече в понедельник (Радзикович всегда предпочитал стоять в очереди именно в ее кассу - Элина отличалась аккуратностью, доброжелательностью и обязательно обращала внимание клиентов на скидки и какие-то новинки), - вы в пятницу, как обычно подъедете, перед самым закрытием?
- Да, - кивнул он, - раньше никак не получается, не успеваю.
- А не могли бы меня домой подбросить, ждать придется минут пять, не больше, - скороговоркой (чем больше слов и улыбок, тем меньше шанса на отказ), - выпалила она. - Я живу совсем рядом с вами, собираюсь полные пакеты набрать, а таскаться с ними по автобусам в такую жару одна канитель. В нашем супермаркете на конец недели запланировано мероприятие: всякий, купивший на сумму больше двухсот шекелей, получает билет в сафари для всей семьи! Ваши дети получат огромное удовольствие!
- Спасибо, - ответил Радзикович. - Обязательно вас подвезу.

* * *
Радзикович сдержал слово. Он высадил Элину с полными пакетами как раз рядом с ее подъездом и поехал дальше. Она подождала секунду, пока он отъехал, и, помахав рукой, крикнула: “Спасибо, Асаф!”
Парочка бабушек, карауливших на соседней лавочке все “окружные” новости, наверняка зафиксировала эту сценку, чего для полноты и достоверности не хватало Элининой фантазии.
“Сарафанная молва” сработала, очевидно, ближе к вечеру. По крайней мере, Вика, пришедшая домой (и каким образом она успевала, помимо всего прочего, собирать все подъездные сплетни - что будет с девочкой, когда вырастет?!), обиженно заявила:
- Асаф тебя домой на своей новенькой тачке подвозит, а ты меня с ним до сих пор не познакомила! Я прошла курс выжидания и терпения, я начинаю сердиться!
- Совсем скоро познакомлю, - пообещала Элина. - У него были срочные дела, потому так торопился. Для людей из его конторы не существует понятия “шаббат” - они работают круглосуточно.
- Но часок для меня твой Асаф выбрать все-таки может?! - настаивала дочка.
- Выберем, - обреченно кивнула Элина. - Дай только время...

* * *
Единственным человеком, с кем Элина могла посоветоваться, была Софа.
- Запуталась я с этим Асафом, - признавалась подруге Элина, - прямо не знаю, что делать. Мало того, что Вика жаждет его увидеть, не говоря уже о моих родителях, так мне он еще и по ночам стал сниться. Причем почему-то со спины...
- Ничего удивительного, - прокомментировала Софа. - Ты ведь лица его не знаешь, не придумала, только внешние данные - рост, цвет волос, характер... Найди что-нибудь интересное в интернете, распечатай и повесь на стенку - для усвоения и запоминания. А если серьезно, то я начинаю сомневаться в собственном предложении и твоей импровизации. Начали мы, конечно, здорово, но на какой-то стадии надо было все прекратить и лихо оборвать историю. Тогда бы горького привкуса не было и ежедневное разоблачение тебе бы не грозило.
- Как оборвать?
- Да просто. Кинул тебя твой Асаф, и все. Оказывается, у него есть жена и двое взрослых детей в Герцлии-Питуах постарше твоей Вики, по крайней мере. И после этого у тебя с ним - никаких отношений. Шалом, хавер, одним словом.
- Но у Асафа нет жены и детей, я точно знаю, - возразила Элина.
- У твоего выдуманного персонажа, разумеется, нет, - усмехнулась Софа, - а если сделаем, будут. И никаких проблем больше. Родители станут тебе сочувствовать, Ави отвязался, больше не полезет. В нашем муравейнике, конечно, языки поточат, но отнесутся с пониманием: через подобное многие проходили. Да и Вика, самое главное, отстанет. Тут удачное решение всех твоих проблем!
- Ладно, - сдалась Элина, - давай его отошьем. Но как это сделать? Мне самой всем все рассказать? Или по мобильнику с ним разругаться?!
- Нет, - задумалась приятельница, - здесь нужна более тонкая инсценировка, особенная, с изюминкой и печальным шармом бытия. Чтобы оставляла в умах очевидцев недосказанность и косвенную ссылку на общий контекст (сказывалось филологическое образование Софы). Нашла! В пятницу после работы мы всей командой едем отдыхать в киббуц, верно? День кайфа!
- Верно. Но я поеду домой.
- А вот и нет. Ты поедешь со всеми, а когда автобус будет проезжать мимо пляжа, “увидишь” Асафа на пляже и попросишь водителя тормознуть. Затем выскочишь со своей сумкой и направишься к купающимся, размахивая рукой и крича со всей силы “Асаф! Асаф!”
- Здорово?!
- Ничего здорового! Наши тут же начнут глазеть - многие бы хотели его увидеть.
- Издалека мало что разглядишь - в это время купающихся прорва - а Ави не даст водителю надолго на дороге задерживаться: план мероприятия срывать нельзя - в киббуце нас к определенному часу ждут! Ты подходишь к берегу, автобус уезжает, и мы кроем козырями всех королей и тузов потенциального противника! В воскресенье ты, поплакав, объяснишь, что обнаружила Асафа с какой-то женщиной, оказавшейся, при ближайшем рассмотрении, его женой. И все - финита ля комедия! Занавес опускается.
- Считаешь, хороший вариант? - засомневалась Элина.
- Самый проходной. Ни у кого не возникнет побочных вопросов: человек, можно сказать, в трауре.

* * *
Элина выпрыгнула из автобуса и помчалась к кромке берега, призывно размахивая рукой и повторяя уже порядком набившее оскомину имя. Спустя несколько секунд она с облегчением услышала, как нанятый хозяевами автобус поехал дальше, и расслабленно обернулась, едва не сбив мальчишку на роликах. Сидящий к ней спиной мужчина встал с мокрого полотенца и снял черные очки.
- Я - Асаф, - сказал он. - А ты кто?
- Элина... - растерялась она. Седоватый крепыш с накаченными мускулами до невозможности напоминал Аль Пачино из фильма “Адвокат дьявола”.
- Разве мы знакомы? - спросил мужчина.
- Да, то есть нет. Ты меня не знаешь, - пробормотала Элина.
- Это ничего, - ответил он той самой, мужественно-понимающей улыбкой, о который слышали все ее знакомые. - Еще узнаю. У меня есть время.

Алиса ГРИН