ЗОЛУШКА И ФЕЯ

Дела житейские
№51 (713)

История о том, как Золушка стала принцессой, причём не на один вечер и не до полуночи, а по-настоящему.
Всё началось в песочнице. Она не хотела ссориться с этим мальчиком с большой родинкой на лбу, но так получилось. У него была красная лопатка и красные грабельки, а у нее только маленькое синее ведерко, совсем маленькое и старое, с одной стороны дужка вчера обломилась. Но набирать песок можно было, если положить ведерко на бок и загребать им. А у него и лопатка и грабельки.
- Дай! - сказала она громко и потянула к себе красную лопатку, косясь на валяющиеся в песке грабельки. Он вцепился в деревянную ручку и попытался пнуть девочку ногой. Она оттолкнула его, и в следующую секунду они покатились вместе по песку, то она сверху, то он. Её няня с трудом разняла их и увела девочку домой. Уходя, та оглянулась и крикнула: “Дурак!”, а он показал ей язык. На другой день папа купил девочке новое синее ведерко. Но это был последний подарок, который он ей сделал.
Потому что он через неделю снова женился, и портрет умершей первой жены перевесил в комнату девочки. Теперь папе стало не до нее, так как у новой жены были две свои дочки-близнецы, кудрявенькие ангелочки с хорошенькими мордашками, и они всегда, ну каждый день что-нибудь у него просили, и на всех его не хватало. Он стал еще больше работать, няню уволили, а новая жена сидела дома и вела хозяйство. И заставляла девочку что-нибудь делать, к примеру, посуду мыть, а близнецов - нет, потому что они были младше девочки, правда всего на один год, и девочка думала, что это не считается, но оказалось, что считается. Девочка про себя обзывала новую жену старой теткой и жабой.
Может, она и не была старой, раз папа на ней женился, но жабой точно, потому что у нее был большой рот и она зачем-то с утра жирно красила его красной помадой, отчего он казался еще больше. Это было противно, и девочка однажды тихонько зашла в спальню, схватила помаду и выбросила ее в открытую форточку. И тут эта старая тетка-жаба вошла, глянула пронзительно на девочку, вывела из спальни за ухо и поставила в угол. Велела своим дочкам караулить её, а сама пошла в магазин напротив дома и купила себе новую помаду, малиновую. Наверно, красные там закончились.
Может, мачеха и не была жабой, а просто издерганной жизнью и еще далеко не старой и,даже, возможно, красивой теткой, не зря же папа прельстился ею, но девочка таких вещей не понимала, да и понимать не желала.
Она простояла в углу два часа. И шепотом поклялась, что, когда вырастет, она им покажет. Всем. Как Золушка в ее любимой сказке. Но лучше стать принцессой не на один вечер и не до полуночи, а по-настоящему и навсегда. Надо найти свою Фею, и она ей поможет иметь всё: и лопатку, и грабельки, и Принца в белом костюме. Она выйдет за этого Принца замуж и переедет к нему во дворец. А близнецы будут просить у нее подарки, всяких кукол и ведерки, а жаба новую помаду, а папа... про папу девочка ничего не придумала, ей стало его жалко, и она решила, что возьмет его в свой дворец на эти самые “старости лет”, о которых он иногда говорит.
Что близнецы тоже вырастут, она как-то не подумала. А они выросли, одновременно с девочкой. Но она стала гораздо красивее их, и глаза у нее были яркие синие, и волосы густые, блестящие, каштанового цвета, а у них тонкие и блеклые кудельки и серые мышиные глазки - что-то случилось с ними, пока они росли, от ангельских личик и следа не осталось. Что не мешало им отбивать у девочки, которую к тому времени все называли красивым именем Юлиана, ухажеров.
Честно сказать, Юлиана сама их отставляла, потому что ждала только Принца, с дворцом и каретой, то есть с автомобилем класса люкс, всякие тойоты и мазды подойдут вряд ли. А эти ребята, что крутятся возле на паршивеньких, поношенных, купленных с третьих рук машинках, они для близняшек в самый раз. Так что те, по большому счету, были не конкурентки. И неконкурентки повыскакивали замуж - за тех ухажеров, которыми пренебрегла Юлиана, накупили квартирок, нарожали детей, и дети весело возились в песочнице.
А Юлиана, как Золушка в сказке, ходила на бал, вернее по балам, в смысле по тусовкам, она знала, что Принца нужно искать в правильных местах. И встретить его во всеоружии, то есть в красивом платье и на высоких каблуках, и на шее чтобы блестело что-нибудь стоящее, хотя бы с виду. Папа, получая гроши на своей простой работе, ее всем этим обеспечить не мог, он свои заработанные деньги тратил на лекарства больной диабетом жене, которая давно уже извела все помады, да и забыла, когда красилась в последний раз. Но Юлиана к тому времени чему-то выучилась и что-то зарабатывала себе “на булавки”. Но не более того. Платье вдруг обносилось и стало немодным, а высокие каблуки чинились уже трижды. Надо было срочно что-то делать.
И тут появилась Фея. Долгожданная. Без нее у Юлианы ничего бы не получилось. Она приснилась ей под самое утро и показала длинным пальчиком на мужской силуэт во фраке, потом на светящуюся вывеску “Одиссей”. Взмахнула ресницами, опустила их на фиалковые глаза, улыбнулась розовыми губами и ушла из сна. Интересно, где же эта дамочка болталась все эти годы?
Манипулировать мужчинами на самом деле легко. Некоторые думают, что надо сразу показать себя стервой, этакой роковой и непредсказуемой, но всё не так. Надо иметь потупленный взгляд, мягкий нежный голос и светлорозовую помаду на губах. А стервозную сущность можно показать позже, когда придет время отнимать красную лопатку и грабельки.
Самое интересное, что она неожиданно встретила того мальчика, у которого когда-то пыталась всё это отнять. А выяснилось, что это именно он в тот момент, когда в престижном клубе “Одеон”, в который пускают далеко не всякого, элегантный мужчина поднес ей бокал с шампанским и сказал: “Где-то я вас встречал, но очень давно... Мы не ходили в один детский сад?”. Она посмотрела на него внимательно и узнала. На лбу, над левой бровью чернела большая родинка.
“У меня очень хорошая память на лица”, - продолжил он. “У меня тоже!” - сказала Юлиана, опустила долу синие глаза и смущенно улыбнулась слегка накрашенными розовой помадой губами. Это совсем не было похоже на откровенный флирт, которым Юлиана привыкла пользоваться.
Так Фея устроила Юлиане красивую жизнь. Сбылось всё: роскошный “Бентли”, шикарная квартира на двух уровнях, симпатичный особнячок за городом, клумбы с благоухающими розами и игривая лохматая собачка самой новомодной, дизайнерской породы - “лабрадудель”, смесь пуделя и лабрадора, суммы в дензнаках, за нее отданной, невообразимой. Вожделенные и обретенные красная лопатка и грабельки радовали душу и мечтательное сердечко.
Но муж дал ей не так уж много, как хотелось. Иные из круга, который повыше, посостоятельнее и порасточительнее, покупали себе даже острова в Тихом океане и длиннющие яхты. Хотя Юлиана понимала, что это только начало, супруг не так уж давно “стал на ноги”.
Однако скоро начало обернулось концом. Муж вляпался в неудачную аферу и мгновенно разорился, особнячок с клумбами пришлось продать, “Бентли” поменять на скромную “тойоту-королу”, квартиру сменить на один уровень, милого лабрадуделя срочно продать завистливой приятельнице. Лопатку и грабельки пришлось уступить более умелым. А незадачливого и неуспешного обладателя родинки на лбу отставить на обочину своей жизни. Изредка поглядывая в ту сторону - не преуспел ли любимый снова?
Период не слишком удачного замужества кое-чему научил Юлиану, хотя бы подходить к объектам своего внимания более избирательно. Хотя трудно угадать наперед, чем всё может закончиться.
Выбирая второй объект, Юлиана учла, что владелец банка не последний человек в этом мире. Банкир был женат и с двумя детьми, однако против ее настойчивого ожидания семью не оставил. Но взамен за полученное молодое и тренированное в фитнес-клубах тело и за тонкое понимание его обстоятельств (нет, конечно, милый, я не хочу разрушать твою семью, но можно все же как-то уладить... компенсировать...) он обеспечил ее новенькими лопаткой и грабельками: подарил квартиру в престижном районе, она ездила на белом “Лексусе”, побывала во Франции и Италии и посещала, кроме бассейна и салона красоты, дорогие курсы английского языка.
Но сожитель есть сожитель. Да и то раз или два в неделю, а все праздники, в которые происходит в хороших местах всё самое интересное и престижное, приходится пропускать, сидеть дома или прохлаждаться в бассейне. Можно еще отправиться на праздник с незамужней подругой, но это довольно опасно - в нужный момент подруга вполне может подвести, то есть составить нежелательную конкуренцию.
Юлиана ночами вздыхала: где ты, дорогая Фея, мне так нужен твой совет.
Фея, очевидно, сжалилась и однажды посетила Юлиану, опять во сне, разумеется. Она держала в руке золотую удочку, время от времени опускала ее в голубой водоем, кишащий множеством рыб, и вытаскивала рыбку, каждый раз другого цвета: серебряную, золотую, жемчужную. Три раза опустила и трижды вытащила. От рыбок исходило сияние. Фея на прощание повернулась к Юлиане, взмахнула ресницами над фиалковыми глазами и исчезла.
Юлиана намек поняла. Надо активнее стараться. Поймать рыбку не простую, а дорогую. Большую и красивую. Как раз банкир проиграл свой банк в казино, прекратились поездки в Париж, некому стало оплачивать курсы, “Лексус” тоже исчез, осталась Юлиане только квартира. И для нормальной жизни поймать удачную рыбку номер три стало насущной необходимостью.
Но с рыбалкой не заладилось. То рыбка попадалась, на ее взгляд, мелкая, то крупная, но в самый ответственный момент выскальзывала из рук. Несколько попыток обернулись ничем. Наверно, рыболовные снасти следовало поменять.
На последние деньги Юлиана обзавелась новыми нарядами и новыми каблуками. И вдруг...
Всё плохое обычно случается вдруг - номер три сам поймал Юлиану на удочку. Она влюбилась. Бессонные ночи с кофе, сигаретами и со слезами в подушку, длинные телефонные разговоры, бесконечные выяснения “а ты меня любишь?”, редкие встречи в каких-то кафе-мороженых и его упорное нежелание прийти к ней домой. То есть его не получалось даже примитивно соблазнить. Только раз у кого-то на даче ей это удалось, и она поняла, что совсем сходит с ума. А он почему-то не сошел и скоро объявил, что женится на своей однокласснице, с которой, вдруг! - случайно встретился, и понял, что любит только ее и любил всегда. Какая одноклассница - той ведь уже сорок с хвостом! “Да, - легко согласился любимый, - ты значительно моложе, но не в этом дело. Кстати, она выглядит прекрасно, не хуже тебя”.
...Юлиана рассматривала себя в зеркале и словно видела в первый раз. Сеточка паутинок возле глаз... темные круги. Кажется, и глаза уже не такие синие, как прежде. Скоро совсем поблекнут. На бедрах пяток лишних, откуда-то взявшихся килограммов, Неравномерно прокрашенные волосы, и цвет слишком яркий, как у торговки на рынке. И вообще... надо вычистить из себя эту любовь и как можно скорее. Потому что время не ждет.
Юлиана справилась. На это ушло много денег: частная клиника, наркоз, всё дорого. Зато не больно. А потом опять много денег, пол-литра ботокса и тренажерный зал. Пришлось даже взять ссуду в банке. К весне она выглядела девочкой. И не успела еще закинуть удочку, как тот, кто был нужен, возник сам - на пороге ее квартиры, поздно вечером, почти ночью.
Юлиана уже заснула и во сне плакала от одиночества, тут прямо в спальню вошла Фея, погрозила пальчиком и сразу вышла, Юлиана вскочила и кинулась за ней... в прихожей надрывался звонок, она открыла дверь в одном шелковом голубом пеньюаре... Невысокий мужчина, с заметным через расстегнутый пиджак животом и бутылкой коньяка в руке таращился на нее и икнул от неожиданности. Он искал своего давнишнего друга и в приличном подпитии ошибся этажом и квартирой. Он сильно удивился, увидев Юлиану вместо друга, и попросил стакан воды. Оглядев модный, жемчужного цвета, костюм гостя и сбитый набок галстук “от Версаче”, Юлиана угостила ночного гостя чашечкой хорошего кофе. Потом они выпили по рюмке его коньяка “Хеннеси”. Он поделился с ней своим горем - недавно стал вдовцом. Остался с дочкой четырнадцати лет. Очень любил жену... Юлиана на нее так похожа...
В гостиной их трехэтажного дома в дубовой раме висит большая фотография его красавицы-жены, в малиновом платье, с короткой стрижкой и жемчугом на шее. Юлиана тоже теперь коротко стрижется, купила в Париже малиновую блузку из натурального шелка и согласилась - с уговорами и взаимными слезами - носить жемчуг и другие драгоценности его жены. Дочку Юлиана пробовала полюбить всеми силами, но девочка упиралась и мачеху признавать не хотела. В конце концов ее отправили в Лондон получить хорошее образование. Своих детей Юлиане родить не удалось, все силы деторождения ушли на чистку прежней безответной любви.
Когда всё в ее жизни организовалось и утряслось, Юлиана отправилась навестить отца, почти на самый край города. Она и раньше к нему наезжала, хотя бы раз в год, но последний перерыв затянулся. Юлиана была шокирована, застав в съежившейся за годы квартирке одну тетку-жабу, с трудом передвигавшуюся от кровати к креслу. “Папа умер... уже давненько”, - сказала жаба, всхлипывая и размазывая по лицу слезы с соплями. “Что ж не сообщила?” - возмутилась гостья. “А адрес?!” - парировала та со злостью. Мачеха она и есть мачеха, подумала Юлиана, ни привета, ни чаю. Но она проявила доброту и устроила жабу в хороший Дом ветеранов, где кормят четыре раза в день и иногда вывозят на праздничные концерты в клубы пенсионеров. Квартирку Юлиана продала и положила деньги на свой счет в банк. Не такие уж большие деньги, но мало ли что... Хоть и поймала она свою жемчужную рыбку, но жизнь... она ведь в полосочку. Сейчас идет полоса очень счастливая. Даже желаний никаких посторонних не возникает - получено всё, что хотелось. Все лопатки и все грабельки. Самые лучшие.
А ведь, если бы не Фея, она бы не проснулась и дверь не открыла...
Фея больше не приходит к Юлиане во сне. Юлиана и не ждет. Спит она крепко и снов не видит вообще.
Римма
ГЛЕБОВА