Без права на любовь

Америка
№52 (714)

Около ста тысяч американских отцов и матерей не имеют права на общение с родными детьми. Такова печальная статистика организации Amnesty International (AI), которая в последние месяцы всё чаще обращает внимание на парадоксы американского законодательства.

Лишиться права на свидание с ребёнком в Америке проще простого. Как показывает практика последних лет, суды выдают ордера детской защиты (Child-protection Order), руководствуясь голыми фактами и давлением со стороны заинтересованных в ордере лиц.
Один из показательных случаев произошёл несколько недель назад с флоридским семейством Донахью. Отец с сыном не вернулись вовремя с хоккейной игры, и мать 7-летнего мальчика сообщила в полицию о киднеппинге. Далее опытные адвокаты повернули дело так, что судьи запретили отцу ребёнка приближаться к собственной семье ближе, чем на пять миль. Он также не может звонить по телефону и писать письма по электронной почте. «У меня отняли любимого сына из-за пробки на дороге, - прокомментировал ситуацию обвиняемый. – Мы простояли два часа в трафике. Оказывается, этого достаточно, чтобы стать преступником...»
Подобных случаев – пруд пруди. Судьи выдают ордера на защиту детей  с невероятной лёгкостью, чтобы заблаговременно снять с себя возможные обвинения в халатности. «Судьи и прокуроры очень боятся потерять свои рабочие места, - говорит правозащитник Дэйв Нортон, отстаивающий права калифорнийских родителей. – Целые семьи рушатся, потому что американская система правосудия привыкла чаще наказывать, нежели прощать...»
И это действительно так. 43-летний Дэннис Крамб лишился возможности видеться с 6-летней дочерью из-за того, что позволял себе три бутылки пива за ужином. «Я поссорился со своей женой, и она решила отомстить мне, превратив единственную мою вредную привычку в преступление, - говорит Крамб. – Несколько месяцев она с адвокатами готовила обвинение. И теперь у меня даже нет возможности войти в собственный дом, чтобы забрать личные вещи. Я живу в автомобиле...»
Здесь стоит отметить интересный факт: американские полицейские моментально реагируют на жалобы, касающиеся насилия в семье. Стоит сообщить в участок о случае насилия над ребёнком и (или) его матерью, как злодей будет тут же арестован и помещён в камеру. Никто даже не возьмётся проверять, имел ли сигнал о помощи реальную причину.
Само же понятие «насилие над детьми» в Соединённых Штатах настолько обширное, что не поддаётся разумному объяснению. Теоретически «насильником» может стать даже родитель, потерявший своего ребёнка в толпе. Именно так произошло с 27-летним Джоэлом Боггертом из Кентукки. Он потерял 5-летнюю дочь в супермаркете, долго её искал, затем позвонил в полицию, а уже через три недели был лишён права подходить к ребёнку. Приговор строился на том факте, что «безответственный Боггерт позвонил в полицию аж 37 минут спустя после потери дочери». 
Ещё меньше «повезло» 40-летней Эрике О’Двайер из Южной Каролины. Она лишилась малолетнего сына за разговор по телефону в его присутствии. Изобиловавшая бранными словами беседа привела к тому, что О’Двайер теперь видит ребёнка только по субботам с полудня до трёх часов вечера. Кстати, супруг Эрики признался местным газетам, что единоличное владение сыном обошлось ему в $20 тысяч. Именно столько денег было потрачено на адвокатов.
Психолог Чарльз Харпин из штата Мэн, специализирующийся на помощи родителям, которых лишили детей, рассказывает: «Каждый месяц я вижу десятки измученных лиц, которых наша жестокая система лишила главной радости в жизни. Порой эти люди с горя начинают пить или употреблять наркотики, потому что не могут доказать своё право даже на короткие свидания с ребёнком...»
40-летняя жительница Канзаса Кимберли Хэнсон пристрастилась к марихуане, потому что суд запретил ей встречаться сразу с тремя детьми. Причина – когда-то Хэнсон чуть не спровоцировала дорожную аварию. «Четыре года не вижу своих двух мальчиков и девочку, - рассказывает мать. – Я уже давно признала свою вину и раскаялась, однако суд не спешит отменять своё решение. На смену надеждам пришло отчаяние, а на смену отчаянию – наркотики...»
Хэнсон даже отсидела три месяца в тюрьме, потому что «посмела» отправить своим детям посылку с подарками. Это делать было категорически запрещено, так как подарки являются «напоминанием о матери», следовательно, могут травмировать неокрепшую детскую психику.
«Запретительные ордера – это своего рода лотерейные билеты, - философствует Харпин. – Вы можете быть замечательным человеком, заботливым и любящим родителем, однако суд всё равно отнимет ребёнка, если вы окажетесь не  в то время, не в том месте...»
43-летняя жительница Вирджинии Ханна Беккет уже пять лет не может подходить к своей 10-летней дочери. Она не углядела, как ребёнок опрокинул на себя большую кастрюлю с кипятком. Причём главным виновником этой трагедии стала собака. Она взобралась на плиту и обрушила кипящую кастрюлю на девочку. Вся вина, однако, была возложена на Беккет. «Я плачу каждую ночь, - признаётся женщина. – Моя вина заключается только в том, что я вышла на одну минуту из кухни в гостиную...»
После запрета на общение с ребёнком Беккет пыталась несколько раз покончить с собой. После этого судья пересмотрел дело и вынес ещё более жёсткий приговор: потенциальная самоубийца должна покинуть территорию штата, где проживает её дочь. Любая же попытка связи с девочкой будет расцениваться как попытка «психологического насилия» над ребёнком.
«Иногда запреты настолько абсурдны, что родители начинают вести себя неадекватно и тем самым ухудшают своё положение, - рассказывает правозащитник Нортон. – В Теннесси был случай, когда лишённый свиданий отец избил до полусмерти судью и получил 20 лет тюремного заключения. Теперь он пишет своему подрастающему сыну по одному письму каждый день...»
Самое странное заключается в том, что дети в Америке фактически не имеют права решать, хотят ли они остаться с родителем или нет. Теоретически такая возможность у них есть, однако практика показывает – желание детей зависит от давления со стороны заинтересованных в запрете лиц. «За 15 – 20 минут разговора можно полностью изменить чувства маленького ребёнка, чем успешно пользуются матери и отцы, адвокаты и прокуроры,» - утверждает психолог Харпин.
Так, 18-летний Тодд Скай из Массачусетса встретился с отцом после восьми лет разлуки. Долгие годы ему внушали, что его папа – наркоман, мошенник и алкоголик. «Я ждал совершеннолетия, чтобы встретиться с отцом с глазу на глаз, - признаётся Скай. – Теперь мне всё стало ясно. Мои надежды оправдались. Он - самый лучший человек на свете...»
Скай направил в Верховный суд США письмо с требованием сократить выдачу запретительных ордеров на свидание с детьми. Однако его обращение так и осталось без ответа.
Это, впрочем, довольно легко объясняется. Каждый кейс, связанный с лишением или ограничением родительских прав, – прибыльный бизнес, на котором зарабатывают специалисты самых разных профессий: от судебных стенографисток до генеральных прокуроров. Следовательно, пока в семьях существуют проблемы, стремиться их разрешить будут люди, не имеющие никакого отношения к внутрисемейным делам. Причём справедливость и здравый смысл для таких «помощников» находятся далеко не на первом месте...


Комментарии (Всего: 5)

Можно нанять няню из бедной страны. И платить не много и можно вину на нее свалить если что))

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
"Вот бы известные люди нашей русскоязычной общины..." Это кто? Ни один "известный" в нашей общине не сделал ничего хорошего ни для народа, ни для Америки. Если приведёте хоть один пример, то буду очень удивлён! Добро обычно люди делают молча, и обычно это делают те, кто к общине себя не причисляет!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Что же тут обсуждать? Совершенно ясно - практика бесчеловечная. Неизвестно, что хуже - когда в годы сталинских репрессий детей забирали у родителей-"врагов народа" по идеологическим соображениям, или когда в "самой гуманной стране мира" это делается во имя бизнеса не самых порядочных людей. Тут что-то делать надо. Вот бы известные люди нашей русскоязычной общины взялись за это дело, подготовили бы запрос в Конгресс или какую-то другую инстанцию. Да нет, слабо, все известные люди каким-то образом связаны с адвокатами, себе же будет дороже. А в принципе идея хорошая. А что думает по этому поводу автор статьи?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Странно, как при свободном доступе к оружию в США все эти судьи и адвокаты жодят живыми.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
"Каждый кейс, связанный с лишением или ограничением родительских прав, – прибыльный бизнес, на котором зарабатывают специалисты самых разных профессий: от судебных стенографисток до генеральных прокуроров."
Так отож. Что ещё важней, так это то что подобный бред есть в куче сфэр. За последние 10летия куча благих начинаний была доведена до абсолюта и впадения в маразм. В маразм для обычныхлюдей. Но не для всяких надзор органов и адвокатов. Потому как эта публика питается с этого в 1ю очередь. Такая вот справедливость для всех и тотальная забота.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *