СОСЕД НАШ ФИМА и его гражданскаЯ оборона

В мире
№52 (714)

Когда служба тыла сообщила, что с момента тревоги время подлета ракеты составляет почти целую минуту, то Фима сразу уловил задачу для себя. И, не теряя времени, лег на диван и установил будильник на получасовый промежуток времени, а сам, чтобы специально отвлечься, включил по телевизору любимую программу - “В мире животных”, после чего стал ждать нужного сигнала. Но интимные подробности о физиологии диких гиен, настолько отвлекли его внимание, что он не совсем правильно отреагировал на звонок, то есть бросился открывать входную дверь. Но на то наш Фима и слыл несгибаемым оптимистом, чтобы из любой неудачи делать сугубо положительные выводы!
- Отлично, - сказал он себе, - будем считать, что это случилось спросонья, а значит - надо успеть еще и одеться!
И хотя со времени срочной службы в армии он больше не тренировался на скорость одевания, но раз боевая обстановка вернулась, то, значит, нужна соответствующая сноровка. Вскоре на полу валялась большая груда из одежды, отброшенной в сторону за стратегической ненадобностью. Но и легкий спортивный костюм тоже отнимал немало драгоценных секунд, и Фима решил, что целесообразней будет просто брать его с собой.
Следующим барьером оказалась входная дверь. Ее надо было успеть открыть и закрыть прежде чем ступить на лестничный пролет. Но и при максимальной сноровке возня с дверьми отнимала секунд двадцать, даже если полностью отказаться от цепочки.
Из всей обуви наиболее удобными ему показались шлепанцы, но это до той минуты, как он сделал первый шаг по лестнице вниз. И мало того, что он поскользнулся и ударился всем тылом о ступеньки, но эти же шлепанцы обогнали его на целый пролет! А вот олимпийский бег босиком принес очередное разочарование, ибо значительную долю скорости тормознули крутые повороты на лестничных площадках, и когда он наконец-то остановился около запертых дверей бомбоубежища, его личный секундомер показал две минуты сорок секунд.
- То есть, уже минута сорок секунд, - резюмировал Фима, - как я покойник! Но, с другой стороны, мне уже все до лампочки... Так что лишнее - об этом переживать!
И он медленно, на пару с одышкой, поднялся на четвертый этаж, где остановился около своей бронированной двери.
“А чего мне, собственно, надо бегать, - подумал он вращая замок, - встану под дверной коробкой и все дела!”
Но опять же, его навестили сомнения, - а что, если ударит в крышу, а я здесь крайний со всех сторон? И может в комнату залететь, или на лестничную площадку и тогда моя тяжелая дверь придавит меня не хуже катка! Нет! Спускаться-таки надо!
И тут он вспомнил о супруге, которая в это время пропадала на рынке. При той скорости, с которой она обычно собирается на выход, они в любом случае выйдут уже после отбоя. А бросить ее... Она же не позволит! Были в их жизни и такие моменты!
“Но, может, стоит обратиться к скрытым резервам?! - подумал Фима. - То есть спать одетыми, дверь вообще не запирать, а перила лестницы использовать для спуска, как направляющую рельсу (ведь недаром Фима был инженером)! Но и эту идею пришлось отбросить, едва он представил свою супругу на первом же повороте, где как раз напротив находилось большое окно, а тормозить супруге от природы было нечем!
И тут Фиме в голову пришла оригинальная мысль. А что, если обратиться к министру обороны, чтобы он для пожилых пар, за счет своего резерва времени, увеличил период подлета ракеты минут эдак до десяти, дабы можно было без инфаркта добежать до ближайшего укрытия даже в противогазах. А то как-то неловко перед соседями мчаться в нижнем белье и прыгать через ступеньки, теряя по пути не только вещи, но и веру в надежду добраться! А если кто-то из правозащитников заснимет нас в таком виде, то это может вызвать дикую панику в центре страны и многие тогда начнут собирать чемоданы! Ну кому это надо?!
А тут еще сообщение об испытании в Газе ракет с радиусом действия за шестьдесят километров. И хотя нам по этому поводу беспокоиться нечего - так как будет явный перелет, но ведь министр обороны может случаем оказаться в здании генерального штаба и кто тогда нас будет спасать? Может, проще заняться врагом вплотную, то есть доделать то, на что правительство не решилось в момент операции “Литой свинец”, который, образно говоря, оно же вылило себе на голову!
Альберт ШАМЕС, Кирьят-Гат