Штат интересных людей

Досуг
№52 (714)

Айову называют Hawkeye State (Ястребиным штатом) – в честь индейского вождя по имени Черный Ястреб. Он лежит на водоразделе крупнейших рек Америки – Миссисипи и Миссури, в центре страны и всего материка. Айову считают наиболее типичным, усредненным, так сказать, по всем параметрам штатом – по размерам территории, по численности населения и уровню жизни. А если без патетики, то Айова – типичная американская глубинка, в которой обитают совсем другие американцы, даже отдаленно не похожие на тех, что живет на восточных и западных берегах США.
На 95% это сельскохозяйственный, кукурузный штат с небольшими городами, и не городами даже, а этакими поселками городского типа, что отнюдь не значит, однако, что в нем нет ничего интересного с точки зрения туризма. Есть, и немало. В Айове, например, находится национальный памятник культуры древних народов Америки – Effigy Mounds National Monument. Effigy Mounds можно перевести как “Фигурные курганы”. Это насыпные сооружения из земли или камней в виде стилизованной фигуры животного, птицы, геометрического символа или человека. Им приписывают культовое назначение и функционально сравнивают с геоглифами Наски.
Effigy Mounds были обнаружены лет 60 назад на северо-востоке штата, у городка Дубьюк, на высоком берегу реки Миссисипи – 206 маундов на территории в 10 кв км, из которых 30 фигурные, изображающие в упрощенно-стиллизованном виде медведя, орла, аллигатора, змея...
Остальные имеют коническую, линейную или сложную форму. Те, что расположились вдоль берега реки, легко доступны для обозрения. Но основная часть скрыта разросшимся лесом. Сооружались они предположительно в так называемый Вудлендский период Северной Америки – с 1000 г. до н.э. по 1000 г. н.э. народом, названным так же условно, как и их творения, “строителями маундов”.
Эффиджи-Маундс - одна из крупнейших сохранившихся до настоящего времени групп курганов в Америке. Чтобы сохранить то, что осталось, всю территорию объявили Национальным монументом США еще в середине прошлого века. У входа в парк музейная экспозиция с экспонатами, найденными археологами при раскопках курганов,– керамические фигурки, орудия труда и пр.
И все же основная “достопримечательность” Айовы - ее люди. Переселенцы, некогда прибывшие в Америку из-за океана и осевшие в Айове, по сей день живут обособленными сообществами – немецким, голландским, французским, используя английский лишь для наружного общения, а между собой разговаривают на своем языке.  Но особый интерес представляют так называемые общины в общинах – вот это уже действительно историческая и национальная достопримечательность штата.
В 20 милях от города Маскатина находится старейшее немецкое поселение, колония церкви Амана – религиозная коммуна, чтобы не сказать секта, состоящая из семи деревень, по сей день сохраняющих в неприкосновенности быт, уклад и обычаи предков.
Церковь Амана откололась от лютеранства в Германии в 1714 г и с тех пор стойко придерживается пиетизма, в основе которого лежат личное благочестие, религиозное рвение, вера в возможность живого общения с Богом и его постоянного присутствия. В поисках свободы вероисповедания они эмигрировали в США в середине XIX в, поначалу поселившись в штате Нью-Йорк. Но из-за быстрого прироста населения снялись с насиженных мест и ушли вглубь страны, окончательно осев в Айове. С тех пор каждый следующий старейшина общины нарекается Аманом.
Эти люди практически ведут сообща натуральное хозяйство, производя все, что им может понадобиться в быту, – от продуктов питания до одежды, мебели, книг, сельхозинвентаря, причем всё добротное и наилучшего качества. Даже дома их предки возводили на новой земле из кирпича, сделанного по собственным технологиям.
Есть у них и свои музеи истории, свой театр и магазины, в которых можно купить их изделия – от предметов антиквариата до корзинкок ручного плетения, а также великолепные домашние вина и пиво, получаемые по старинным немецким технологиям.
Другая, не менее любопытная община Айовы – “Калона”. Это старообрядцы амиши, исповедующие одну из аскетических ветвей христианства. Амиши тоже скитались по свету в поисках спокойного места, где можно жить в соответствии со своими убеждениями, и в 1729-м нашли пристанище в Америке, распространившись по 22 северным штатам.
Не обращая внимания на прогресс цивилизации, внутри которой они живут, амиши сохраняют неизменными привычки и традиции на протяжении более чем трех столетий. Они не участвуют в войнах и соответственно не отдают своих юношей в армию, не принимают льготы и страховки от государства. У них своя охрана и свои методы лечения от болезней. Свои школы, в которых дети обучаются только элементарной грамоте, в лучшем случае до восьмого класса.
Но внутри общины есть разные группы, по-разному относящиеся к внешнему миру. Ультраконсерваторы не пользуются электричеством и соответственно современной техникой, телефонами, машинами, не разрешают себя фотографировать, а передвигаются, помимо собственных ног, на велосипедах, телегах и конных экипажах.
Амиши “нового обряда” менее консервативны, они выборочно допускают в свои дома блага цивилизации. Но внешний вид у всех амишей практически одинаков.Мужчины бородаты (без усов), носят темную одежду, с крючками вместо пуговиц, а в праздник надевают черные костюмы и черные широкополые шляпы. Женщины одеты в однотонные платья с длинными рукавами и фартуки, на головах белые полупрозрачные капоры.
Амиши, как и колония Амана, трудятся на совесть. Их продукты питания самые экологически чистые в стране, сыры и хлеб самые вкусные, мебель самая прочная. Они делают все, что им нужно, – для жизни и на продажу, включая елочные и детские игрушки и произведения прикладного искусства, в чем можно легко убедиться, заглянув в их магазины и художественные салоны.
Поистине в удивительный век мы живем – в век всеобъемлющего интертуризма, когда люди, имеющие на то хоть малейшую возможность, стремятся как можно больше путешествовать, увидеть мир собственными глазами. И все вокруг подстраивается под эту потребность, поскольку она приносит стране, городу, организации невиданные ранее прибыли. Против сей напасти (или блага) не устояли даже старо- и новообрядцы, веками близко не подпускавшие к себе иноверцев. Теперь они подрабатывают за счет туристов, открыв им доступ на свои фермы, сыроварни, мельницы, тем более что в желающих поглазеть на них, как на архаичную диковину, недостатка нет. Ведь это действительно интересно и удивительно встретиться в наш продвинутый век с людьми, добровольно изолировавшими себя от общества и живущими по законам религии и предков 300-летней давности.
Есть в Айове типичный для американской глубинки фермерский городок с населением 1300 человек - Кун-Рэпидс. В этом городке полвека назад побывал по приглашению местного фермера Росуэлла Гарста Никита Сергеевич вместе с семьей, охраной и огромной свитой. Одних только журналистов со всего мира было 7 автобусов. После визита Хрущева в Айову Росуэлл Гарст начал выгодно торговать с Советами, продавая посевную кукурузу, и кукуруза стала “царицей советских полей”.
И вот в этом году, в конце августа, потомки того фермера предложили отметить историческое событие – 50-летие со дня визита главы СССР в Айову, и устроить по такому случаю полномасштабные торжества. Идею поддержали горожане, штатные и федеральные власти. На празднование съехались американские и российские представители – члены правительства, законодатели, ученые, бизнесмены и агрономы, а также те, кто присутствовал при встрече советского генсека и американского фермера, – родственники Росуэлла Гарста и сын Никиты Хрущева – Сергей, ныне гражданин США.
“В те сложные времена “холодной войны” рисковали оба – и фермер, пригласивший советского генсека на свою ферму, и генсек, принявший его приглашение, – сказал на торжествах министр сельского хозяйства США Том Вилсэк. – Но именно благодаря этой встрече между двумя странами сформировались тесные торговые связи. А страны, которые торгуют друг с другом, не идут друг на друга войной.”
Гарста вызывали в ФБР, в Госдепартамент США, обвиняя в сотрудничестве с коммунистами. От него отвернулись даже некоторые партнеры и соседи-фермеры, окрестив его коммунистом. “Конечно же мой дед не был коммунистом, – хитро смеется его 76-летняя внучка Лиз Гарст, – он был капиталистом. Причем настолько хорошим капиталистом, что умудрялся продавать и свой товар, и свои идеи аж в СССР.”
Росуэлл Гарст, видно, и впрямь был мужичок ушлый, умевший делать деньги. Из своей дружбы с коммунистическим лидером он, казалось бы, выжал все, что возможно. Но когда международный туризм начал набирать обороты, снова вспомнил о ней и попытался наладить в своем захолустье туризм сельский. Гарст умер в 1977 г, а его идею весьма успешно реализуют его потомки.
Ферма Гарста, благодаря визиту Хрущева, ныне объявленная национальным историческим наследием США, открыта для посещений. Более того, гостям предлагают за $105 переночевать в личных апартаментах “легендарного” Росуэлла Гарста, уверяя, что все там сохранено, как 50 лет назад. Хотя, в угоду не стоящему на месте времени, добавлены джакузи, DVD и доступ в интернет. Комнаты без джакузи стоят $55–85. В “пакет предложений” входит экскурсия по ферме – по “памятным хрущевским местам”. А чтобы гости не заскучали, они могут половить рыбу или поохотиться на фазана, поплавать по реке на каноэ, сыграть партию в гольф, посмотреть на планеты и звезды через телескоп – само собой, за дополнительную плату. 


Комментарии (Всего: 1)

Класс!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *