Чего боится Сохнут?

В мире
№1 (716)

Несколько лет назад автору этих заметок довелось побеседовать с одним бывшим высокопоставленным сотрудником ШАБАКа. Как раз в те дни в Петах-Тикве шел процесс над неонацистами, и мой визави заметил, что на заре еврейского государства они и представить не могли, что в Израиле будут свои неонацисты. Вслед за этим он выразил опасение по поводу того, что в последние годы в страну в качестве новых репатриантов прибыло такое число неевреев.

- Поймите меня правильно, - сказал он. – Я вовсе не считаю, что все эти люди - неонацисты. Наоборот, я не исключаю, что большинство - замечательные люди. Но само это явление наносит колоссальный удар по идее еврейского государства и в итоге ставит в глазах арабов и всего мира под сомнение легитимность его существования. И ответственность за все случившееся несет Сохнут!
- Как вы объясняете то, что Сохнут так активно содействует приезду нееврейской алии? - спросил я.
- Знаете, - ответил старый контрразведчик, - в 50-60-х годах работавшие здесь советские дипломаты очень активно вербовали агентов из израильтян. В апреле-мае, словно жуки после спячки, они начинали копошиться и посылать в Москву одно за другим донесения о завербованных израильтянах. Эти донесения в итоге ложились ко мне на стол, и мы начинали тщательно проверять каждого нового “шпиона”. Как правило, выяснялось, что речь идет о случайных людях - владельце киоска, оставляющем советскому дипломату свежую газету; таксисте, давшем ему свою визитную карточку. Никто из них не подозревал, что он “завербован”, никто не собирался изменять родине. В итоге нам стало понятно, что у русских дипломатов просто есть план по вербовке агентов, и накануне своего отъезда в отпуск они спешили любой ценой его выполнить и доложить об этом начальству.
- Все это звучит забавно, но при чем здесь Сохнут? - поинтересовался я.
- Я думаю, у Сохнута тоже был план! - мрачно заметил мой собеседник.
Этот разговор невольно вспомнился мне на состоявшейся на днях пресс-конференции Сохнута, подводящей итоги года. На ней с особой помпой было сообщено, что за 2009 году - впервые за долгие предшествующие годы! - зафиксирован рост алии: всего за этот год в страну прибыло 16244 новых репатрианта - на целых 17% больше, чем в предыдущем.
Однако вопрос заключался в том, что стоит за этими цифрами.

Магия больших
и маленьких чисел
Еще перед началом пресс-конференции журналистам раздали статистические выкладки за 2009 год. Представленные в них цифры действительно впечатляли.
Итак, как уже было сказано, в 2009 году, по данным Сохнута, в страну прибыло 16244 новых репатрианта - на 2385 больше, чем в 2008 году. При этом из стран СНГ прибыло 7120 репатриантов (рост на целых 21%); из англоязычных стран - 5294 (рост на 17%); из стран Европы - 2592 (рост на 8%), из стран Латинской Америки - 1228 (рост на 14%).
Еще 331 новый репатриант прибыл из “других стран” - Йемена (47), Турции (153), Туниса (13), Ливана (3). Есть, как выяснилось, и репатрианты из Китая, Мадагаскара, Японии, Гондураса. Страну исхода 90 новых репатриантов Сохнут указать отказался, но нетрудно догадаться, что речь идет об Иране и других, мягко говоря, не дружественных нам странах.
Как отметил уже в ходе пресс-конференции глава отдела алии и абсорбции Сохнута Эли Коэн, показатели алии за 2009 год доказывают всю несостоятельность обвинений в адрес Еврейского агентства, что оно, дескать, везет в Израиль исключительно стариков, уже неспособных ничего дать стране и просто живущих здесь за счет израильского налогоплательщика.
75% новых граждан страны, по данным Сохнута, младше 50 лет. (“А тот, кто не так давно справил 50-летие, знает, что это - совсем-совсем не старость!” - добавил от себя Коэн).
В целом 19% новоприбывших - и это не может не радовать! - составляют дети в возрасте до 14 лет (среди репатриантов из СНГ этот показатель составляет 16%; среди эфиопских фалашмура - 42%, среди выходцев из США и Западной Европы - 21%).
41% новых репатриантов 2009 года относится к возрастной группе 15-34 года и 23% - 35-59 лет.
Репатрианты в возрасте 60 лет и старше составляют лишь 17% от общего числа прибывших. При этом среди выходцев из СНГ этот показатель составляет 18%; из стран Запада - 16%, из Эфиопии - 2%.
- Само изменение тенденции алии от падения ее темпов, которое наблюдалось в течение последних десяти лет, к их росту, безусловно, добрая весть, - сказал, открывая пресс-конференцию, председатель Сохнута Натан Щаранский. - В значительной степени это объясняется целым рядом новых программ Сохнута, позволяющих помочь новому оле почти с того момента, как он задумался о репатриации, и до его приезда в Израиль и подключения к нему семьи, которая будет опекать его. Изменение этой тенденции было бы невозможным, если бы впервые за долгие годы Сохнуту не удалось найти общий язык и наладить самое тесное сотрудничество с министерством абсорбции (а у нас с министром Софой Ландвер есть сразу несколько общих языков). Мы прекрасно понимаем, что рост алии связан с тем, насколько успешно абсорбируются в Израиле новые репатрианты. В этом смысле разработанные министерством абсорбции новые проекты, направленные на трудоустройство по специальности или переквалификацию, а также на помощь репатриантам в решении их бытовых проблем, вне сомнения, заслуживают самой высокой оценки.
Вслед за Натаном Щаранским на пресс-конференции выступили уже упоминавшийся Эли Коэн, затем министр абсорбции Софа Ландвер и гендиректор этого министерства Дмитрий Апарцев. Все они произносили знакомые и набившие оскомину слова о важности алии для Израиля, рассказывали об увеличении бюджета, о новых проектах, большинство из которых уже далеко не так новы.
Словом, Сохнут хвалил министерство абсорбции, министерство абсорбции хвалило Сохнут, и в результате возникала столь благостная картинка, что на глаза навертывалась скупая мужская слеза.
И когда настало время ответов на вопросы, автор этих строк решил добавить свою ложку дегтя в эту гигантскую бочку засахарившегося меда.

Кого везем?
- Господин Щаранский, - спросил я, - среди предоставленных вами цифр я так и не нашел данных о том, сколько же среди тех 16244 новых репатриантов, которых Сохнут привез в этом году в страну, евреев, а сколько тех, кто таковыми не является, но просто подпадает под Закон о возвращении? И каковы, на ваш взгляд, истинные причины, вызвавшие вот такой, пусть и небольшой, но все-таки рост алии?
И вот тут я - просто для того, чтобы несколько обострить ситуацию, - добавил то, чего добавлять, наверное, не следовало:
- Не думаю, что израильское общество скажет вам большое спасибо, если вы продолжите привозить сюда карликов и прочих лапитутов...
Именно этот мой личный прокол и дал в итоге возможность Натану Щаранскому и всем остальным участникам пресс-конференции демонстративно уходить от ответа на заданный вопрос, обращая все внимание на сопровождавшую его реплику.
- Прежде всего мне хочется отметить, что Сохнут в своей деятельности опирается на действующий в Израиле Закон о возвращении, способствует репатриации всех, кто подпадает под этот закон, а потому я не могу вам сейчас сказать, сколько из этих новых репатриантов являются евреями по Галахе, кто имеет то или иное отношение к еврейству, а кто подпадает под действие каких-либо других статей этого закона, - отвечает Натан Щаранский...

Я слушаю и вспоминаю свой уже давний разговор с равом Михаэлем Малькиором, побывавшим в Одессе в тот период, когда он как раз был министром по связям с диаспорой.
“Я зашел в местное отделение Сохнута, - рассказывал рав Малькиор, - и увидел там пожилую женщину, оформлявшую документы на репатриацию. Как выяснилось, она сама нееврейка, но является вдовой еврея, то есть подпадает под действие Закона о возвращении. У нее есть две дочери, которые вышли замуж за неевреев, но тоже подпадают под этот закон и собираются вместе со своими детьми - у одной двое, у другой трое - ехать в Израиль. У одной из этих дочерей дочь - внучка еврея - недавно вышла замуж за нееврея, родила сына, и она с семьей тоже едет в Израиль. Таким образом, один мертвый еврей помог приехать в Израиль 12 неевреям...”

- Это верно, что нынешние репатрианты из Эфиопии въезжают в страну не на основе Закона о возвращении, а по закону о въезде, здесь проходят гиюр и становятся евреями. Но речь идет об исключении, а не о правиле, - продолжает тем временем Щаранский. - Остальные репатрианты приезжают из различных стран в рамках Закона о возвращении. Будучи знаком с еврейскими общинами различных стран, я могу предположить, что из стран Латинской Америки приезжают, в основном, галахические евреи. В то же время понятно, что доля галахических евреев, прибывающих из стран бывшего СССР, где очень высоки темпы ассимиляции, значительно ниже. Лично я глубоко убежден, что приезд в Израиль людей, подпадающих под Закон о возвращении, усиливает наше государство и ему надо способствовать. То, что среди выходцев из бывшего СССР нашелся один преступник, ни на йоту не уменьшает в моих глазах важности продолжения алии из этого региона. Кстати, я не уверен, что большинство преступников-репатриантов составляют те, кто, не будучи евреями, просто подпадает под Закон о возвращении. Не исключено, что дело обстоит в точности наоборот. Что касается причин роста алии, то дело не только в мировом экономическом кризисе и росте антисемитизма в некоторых странах. Эти факторы, вне сомнения, играют свою роль, но ведь и Израиль тоже не миновал кризис! Дело, безусловно, и в тех новых аттрактивных программах, которые сумели предложить Сохнут и министерство абсорбции новым репатриантам.

- Ваш вопрос несколько меня разозлил, но таковы, видимо, особенности вашей профессии, – вступает в разговор Дмитрий Апарцев. - Я не думаю, что если раз в двадцать лет из бывшего СССР прибыл убийца, еврей он или нееврей, из этого следует делать какие-то общие выводы. Я хочу сказать, что люди, которых привозит Сохнут - неважно, евреи они или нет, - это люди, которые преуспевают в медицине, науке, культуре; люди, которые служат в армии, - и это главное...

В этот момент передо мной предстает лицо бабушки 15-летней девочки, недавно убитой и изнасилованной молодым подонком.
“Я хочу знать, на каком основании, каким образом эта семья, не имеющая никакого отношения к нашему народу, попала в Израиль?!” - вопрошала меня она, словно я мог дать ей какой-то ответ на этот вопрос.
Так что насчет того, что убийца прибыл из бывшего СССР впервые за 20 лет, г-н Апарцев, безусловно, горячится. Но я отгоняю от себя это видение и пытаюсь его прервать...

- Суть вопроса сводилась к тому, насколько, на ваш взгляд, такая алия способствует сохранению еврейского характера Государства Израиль, -  говорю я. - И именно на него мне бы хотелось получить ответ.
- Мы не собираемся больше обсуждать этот вопрос и вступать по нему в дискуссию! - вмешивается пресс-секретарь Сохнута.
И эта фраза, на которую, уверен, большинство присутствующих даже не обратило внимания, и является ключевой к пониманию возникшей ситуации.

Увы, и мой личный журналистский опыт, и контакты других моих коллег с сотрудниками Сохнута свидетельствуют о том, что больше всего в этой организации боятся вопроса о том, насколько деятельность этой организации в последние годы способствовала или, наоборот, не способствовала сохранению еврейского характера государства. Потому что если говорить языком фактов, то именно Сохнут больше, чем кто-либо другой, способствовал в последние годы росту нееврейского населения Израиля.
Тот же Эли Коэн в своем выступлении подчеркнул, что Сохнут действовал и продолжает действовать во всех странах, где есть пусть даже и очень маленькая еврейская община.
Понятно, что, оставаясь такой гигантской кормушкой для тысяч своих сотрудников, Сохнут будет любой ценой бороться за сохранение своих астрономических бюджетов и доказывать, что он по-прежнему необходим для помощи в приезде новых репатриантов в Израиль. А доказать он это может только одним способом - поддерживая и даже по возможности увеличивая число привозимых сюда новых репатриантов. И потому для него так важны данные о росте этого числа за 2009 год, а евреи эти новые граждане Израиля или нет - роли не играет. Лишь бы подпадали под Закон о возвращении!

В связи с этим мне невольно вспомнилась одна моя знакомая, кстати, нееврейка по Галахе, которой Сохнут доверил проводить экзамены подростков, желающих присоединиться к программе НААЛЕ. В отношении одного из экзаменуемых она написала, что, на ее взгляд, не стоит везти этого мальчика в Израиль, так как он абсолютно никак не связан с еврейством, не чувствует себя с ним связанным и не хочет быть связанным. На следующий день она была уволена - сотрудники, пишущие подобные служебные записки Сохнуту, не нужны.
Сохнуту было нужно, чтобы этот мальчик стал еще одной единицей в его отчете. А то, что в Израиле, чувствуя себя чужим среди чужого и чуждого ему народа, он наверняка озлобился и превратился антисемита, их не волновало, как не волнует его сотрудников вопрос, как пополняются ряды неонацистов в Израиле.

Щаранский, безусловно, прав, когда говорит, что Сохнут обязан действовать в рамках Закона о возвращении. Однако Сохнут и только Сохнут решает, как именно он будет действовать в странах диаспоры - будет ли пытаться увлечь идеей переезда в Израиль всякого, кто подпадает под этот Закон, включая и ту самую семью из Одессы, с которой случайно познакомился Малькиор, или сосредоточит свою работу действительно среди тех, кто считает себя частью нашего народа...
Однако ответ Щаранского и реакция сотрудников Сохнута еще раз доказали, что и Щаранский, придя на пост председателя Еврейского агентства, ничего не собирается менять в его политике. И значит, сотрудники Сохнута по-прежнему панически будут бояться вопроса о том, как их деятельность способствует или не способствует сохранению еврейского характера Государства Израиль.

Тем временем ответ на мой вопрос дает министр Софа  Ландвер.
- Я думаю, что за последние 20 лет Сохнут доставил в Израиль миллион репатриантов, и эти репатрианты изменили лицо страны. 25 тысяч врачей, 100 тысяч инженеров, тысячи ученых... И я считаю, что ваш вопрос пахнет расизмом и с вашей стороны было недостойно задавать такой вопрос, - говорит Софа Ландвер.
Что ж, это был вполне достойный ответ человека, занимающего пост министра абсорбции и призванного оказать внимание всем прибывшим новым репатриантам, независимо от того, евреи они по Галахе или нет. И насчет врачей, ученых, медсестер и всех прочих тоже все было сказано правильно.
Но ведь хотелось бы, чтобы они еще к тому же были немножечко евреями!
Нынешняя же ситуация, которой способствовал Сохнут и при которой в стране, по сути дела, возникло новое национальное меньшинство “без определенной национальности”, и в самом деле наносит ощутимый удар и по Израилю, и по еврейскому народу.
С одной стороны, она позволяет арабам утверждать, что сионистская идея провалилась и сегодня сионисты вынуждены везти в страну не евреев, а кого угодно из страха перед демографической угрозой со стороны арабов - и при этом всячески препятствуют въезду в страну арабов рамках реализации их законных прав на недвижимость, воссоединение семей и т.д. С другой стороны, многие евреи сегодня покидают Израиль, потому что считают, что он перестал быть еврейским государством, а нормально жить они могут и в любой другой стране мира. По этой же причине часть евреев диаспоры воздерживается от приезда в Израиль. “Вероятность того, что наши дети вступят смешанные в браки, сегодня в Израиле и в нашей стране почти одинакова. Больше того - здесь, в рамках еврейской общины, у них больше шансов остаться евреями, чем где-нибудь в вашем Ашдоде или Бат-Яме”.

Надо сказать, что начатую мной тему попытался продолжить мой коллега из газеты “Макор ришон”.
- Не кажется ли вам, - спросил он, - что и в самом деле пришло время усилить еврейский характер алии. Покойный глава Сохнута Ури Гордон в свое время пытался лоббировать в кнессете отмену того пункта закона о возвращении, который касается права на репатриацию внуков евреев. Не собираетесь ли вы воплотить эту его идею в жизнь?
Ответ Натана Щаранского и Софы Ландвер лишь подтвердил вышесказанное - оба они заявили, что выступают категорически против любого изменения Закона о возвращении. А это значит, что состав алии останется прежним...
- Основную проблему составляют, на мой взгляд, не внуки неевреев, а те, кто приехал в Израиль по поддельным документам, - сказал Щаранский. - В свое время в бывшем СССР была налажена целая индустрия производства таких подделок, причем, поверьте, в таких фальшивках их предъявители значатся не внуками евреев, а самыми что ни на есть галахическими евреями. Я думаю, что нам нужно сосредоточиться не на отсеивании внуков евреев как потенциальных репатриантов, а на пробуждении у них еврейской идентификации.
Трудно понять, как можно пробудить в человеке то, чего в нем вообще нет, тем более что понятие “еврейская идентификация”, в отличие от паспортных данных, весьма расплывчато.
Но... блажен, кто верует, - тепло ему на свете. А Сохнут обязан верить, что он делает большое и нужное дело. И год от года рапортовать о доставке в страну новых репатриантов. Без этого ему нельзя.

Ждите “французов”
На пресс-конференции прозвучал и вопрос о том, действительно ли в 2009 году наблюдалось серьезное уменьшение алии из Франции и собирается ли Сохнут активизировать свою работу среди тамошних евреев.
- На самом деле падения алии из Франции в этом году как раз нет - есть ее рост на 2% по сравнению с предыдущим годом, - ответил Эли Коэн. - Но вот в 2007 году действительно было зафиксировано драматическое снижение алии из этой страны, и объяснялось это в значительной степени “эффектом Саркози”. Многие евреи Франции, как и другие граждане этой страны, надеялись, что, придя к власти, Саркози изменит жизнь в ней к лучшему. Однако я недавно был во Франции, встречался с теми евреями, которые собираются совершить алию, и все они в один голос говорили, что исламисты в стране продолжают набирать силу, из-за чего и евреи, да и французы начинают себя чувствовать в ней крайне неуютно. Так что, думаю, в ближайшее время темпы алии из Франции стремительно вырастут...

Я слушал Эли Коэна и вспоминал, как поначалу сами французы утверждали, что приезд в страну небольшого числа арабов никак не изменит ни ее культурный, ни ее этнический облик - в конце концов речь шла об арабах из франкоязычных стран, которые, как предполагалось, очень быстро станут частью французского общества и растворятся в нем.
Не стали. И, как уже ясно, не станут.
Но главный урок истории, как известно, заключается в том, что она никого никогда ничему не учит.

Петр Люкимсон

“Новости недели”


Комментарии (Всего: 1)

Остаться без работы

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *