Путешествие из Бостона в Ригу через Москву и Петербург

Путешествие с комментариями
№42 (338)

Продолжение. Начало в №№40-41 (337-338)

В обменных пунктах Санкт-Петербурга при обмене даже двадцати долларов обязательно требуется паспорт. Из-за этого, кстати сказать, жена потеряла вкладыш - выездную визу из России, что привело к неприятностям при пересечении границы. Об этом - ниже. Из-за длительного оформления операции в обменниках большие очереди, и валюта уходит к подпольным менялам.
Мы жили над магазином «24 часа». Как-то в полвосьмого утра мои дамы попросили меня спуститься и купить пачку молока, детям нужно было сварить кашу. Дверь, однако, оказалась запертой. Через каждые три-пять минут кто-то из покупателей рвался в магазин, но все с разочарованием уходили. Я же решил дождаться восьми - никаких изменений. Стал стучаться. Вышла объемная девица с сигаретой в зубах. Ни тебе здравствуйте, ни извините: "У нас ревизия. Магазин большой, ревизия продлится еще не менее часа!»
В ближайшей округе было несколько продовольственных магазинов, но все они открывались лишь в 9 утра. Кому они нужны в это время? Ведь большинство покупателей уже должно быть на работе...

В тот же день Катя, коренная ленинградка, наша родственница, зазвала нас пообедать в шашлычную неподалеку от Сенной площади. Пообещала: уютно, быстро, вкусно. Уютно лишь на первый взгляд: взяв заказ, наш официант надолго исчез, не принеся нам ни заказанного пива, ни воды со льдом для детей. Еле дозвались его из кухни. Обед явно затягивался, парень пропадал так несколько раз. Оказалось, у нашего официанта были какие-то важные гости в другом зале. В довершение всего шашлык оказался невкусным...

Чашу нашего терпения переполнила поездка в Пушкино. Давно хотел там побывать, показать Андрюше императорский лицей, где учился Пушкин, увидеть восстановленную «Янтарную комнату», о поисках которой в бывшем Кенигсберге не раз писал. Поездку назначили на понедельник. В проспекте было обещано, что Дворец открывается в 10 утра, мы заказали Сашин микроавтобус и в пол-одиннадцатого были уже в Пушкино, чтобы в Санкт-Петербург вернуться к двум часам, а в три встретиться там с друзьями. Первое разочарование: оказалось, что с десяти до двенадцати музей обслуживает только организованных туристов по безналичному расчету. Ладно, с двенадцати так с двенадцати - больше часа наши дети в музее не выдерживают. Купив билеты на первый сеанс, пошли прогуляться по красивому, но тоже запущенному парку. А когда подошли к Дворцу около полудня, увидели длиннющую очередь. И у всех были билеты на... первый сеанс. Впускали же без очереди опять-таки туристические группы с экскурсоводом. Лил дождь, но никто не уходил, в том числе и мы с детьми - столь велико было желание увидеть изнутри красивейший снаружи Дворец. Контролер пообещала, что к часу все пройдем. До часа оставалось 15 минут, когда стало ясно, что вовремя мы во Дворец не попадаем. Как водится, пошли качать права.

Куда там! Горластая дама-администратор никаких претензий не принимала: стойте в очереди - и все тут. На вопрос моей дочери, почему нельзя организовать посещение музея по четкому графику, как, например, в уникальном по красоте интерьера Юсуповском Дворце на Мойке, мадам по-хамски изрекла: «У нас не поликлиника!»

Мы вынуждены были вернуть билеты и уехать, как говорится, несолоно хлебавши. Одно утешение - в рядом расположенных киосках купили для знакомого американца форменный спецназовский берет, а для его жены - цветастый русский фартук.

В Санкт-Петербурге позвонил в отдел по культуре городской администрации. Меня внимательно выслушали и вежливо сообщили, что бессильны что-либо изменить: загородные музеи подчиняются Москве. Жалуйтесь, дескать, в Министерство культуры РСФСР.
Такое впечатление, что Санкт-Петербург все еще находится в Советском Союзе, где движущая сила не рубль и рынок, а по-прежнему - высшая инстанция.

На каждом углу - объявления: требуются продавцы, аптекари, парикмахеры и т.п. А зарплата обещается стандартная - 1500 рублей, менее пятидесяти долларов. Вот и кочуют горе-продавцы, горе-аптекари и горе-администраторы с места на место - на эти деньги все равно не прожить.

Граница на замке. Амбарном

Ничем не примечательное путешествие в спальном вагоне из Петербурга в Ригу приобрело вдруг детективный характер. За два часа до отъезда из Питера обнаружилось, что жена потеряла выездную российскую визу. По ее предположению вкладыш выпал из паспорта при обмене валюты. Звонок в обменный пункт оказался бесполезным. И было принято решение ехать, в поезде все как-то утрясется. Пусть возьмут штраф, но домой-то должны выпустить!
Сосед по купе, петербургский молокозаводчик, часто посещающий Ригу, предупредил, что вероятнее всего жену высадят в Пыталово. И повел меня советоваться с бригадиром поезда, с которым был накоротке. «Думаю, все будет в порядке, на всякий случай приготовьте 50-100 долларов штрафа», -многозначительно произнесла бригадир, записав наши места.

Наше путешествие, несмотря на этот мелкий казус, складывается в общем-то замечательно. С тем и уснули, выпив по сто граммов с нашим попутчиком за удачу.

Не знаю, из какой преисподней и кем вы были посланы на нашу голову, молодая красивая ведьма Инта Карловна. Вас, начальника смены, подчиненные уже предупредили, что в тринадцатом непорядок, и ваше официальное и с холодной улыбкой «ну, что там у вас?» свидетельствовало о нежелании вникать в какие-либо обстоятельства. И все же я попробовал, в двух словах описав все наше путешествие... Она даже не делала вид, что слушает, просто ожидала, когда я закрою рот. Рассказав про потерю визы, я начал лепетать о том, что на Ригу у нас остается совсем мало времени. И захотел уплатить штраф. «Иначе говоря, вы предлагаете мне взятку, - подняла она брови. - Созвонюсь с начальством... - сделала угрожающую паузу, - но вероятность того, что вы продолжите путь, равна сотой доле процента».
Забрала паспорт жены и велела ждать.

Понимаю, граница и существует для того, чтобы отслеживать преступников, пытающихся скрыться от наказания в Латвии, нелегальных эмигрантов... Но ведь мы совершенно легально пересекли российскую границу, с нами просто случилось несчастье.
Пожалуйста, Инта Карловна, пойдите в офис, включите компьютер, войдите в сеть, и в две секунды все выяснится. А уж потом позвоните начальству и объясните ситуацию...

На всякий случай рванул через вагон к бригадирше. Та развела руками: не повезло, Инта Карловна, немка по национальности, практически единственный начальник смены, кто взяток не берет!

Можно было, конечно, порадоваться за Россию - есть все же здесь неподкупные люди. Но мы очень огорчились за себя. Проснутся утром внуки, рванут в купе к дедушке с бабушкой, а их - нет. Да и как дочь с зятем справятся с детьми и тринадцатью багажными местами на вокзале в Риге? К тому же на послезавтра в кафе издательского дома «Петит» приглашены наши давние друзья, чтобы отметить вместе с нами десятилетие совместной жизни Юли и Брюса....

Высадят нас в Пыталово, что делать? Возвращаться в Санкт-Петербург? Где искать эту злополучную визу? Похоже, из-за нее может провалиться вся наша рижская программа...

Вернулась с паспортом Инта Карловна и с садистской непреклонностью сказала жене: собирайте вещи! «Вы представляете, что делаете?» - сказал я. «Не представляю и не собираюсь! Обнаружив утерю визы, нельзя было уезжать из Санкт-Петербурга!» - сказала она. «Если вы увидите, что человек тонет, провалившись под лед, вы подадите ему шест или будете внушать, что он зря пошел по тонкому льду?» - сказал я. «Я выполняю свои обязанности и больше ничего», - сказала она. «Между прочим, у жены есть таможенная декларация со всеми штампами, из нее видно, что мы легально пересекли границу в Шереметьево», - сказал я безнадежно. «Оставьте ее в качестве узелка на память, может, следующий раз будете бережнее обращаться с документами»,- сказала она.

Только теперь я понял, какие взяточники замечательные люди!

Мы стояли на перроне и пререкались. Жена: езжай с детьми, как они справятся с вещами! Дочь, сквозь слезы в тамбуре вагона: ни в коем случае, я хочу, чтобы ты ехал с мамой! Жена: зачем? Дочь: мне будет спокойнее! Жена: зато мне - нет! Иди, пожалуйста, в вагон!

Я хорошо знаю свою жену и не сомневаюсь, что для спокойствия обеих плюс самого себя нужно остаться на перроне. Жена поднялась в вагон, чтобы взять самое необходимое из вещей...

Поезд ушел, мы долго провожали его взглядом, а потом снова оказались с глазу на глаз с Интой Карловной.