Миссури – дом Марка Твена

Досуг
№4 (719)

Миссури – один из центральных штатов страны. Он лежит на Великих равнинах, у слияния двух полноводных рек – Миссисипи и Миссури, а посередине массивное известняковое плато Озарк. Под воздействием воды и ветра древние породы плато разрушаются, образуя на поверхности живописные желто-красные каньоны, водопады и пропасти, а в недрах – замысловатые карстовые пещеры.
Долгое время плато было Богом забытым, вернее, человеком не обжитым,  местом, несмотря на то, что оно богато целебными минеральными источниками, которые так и называются: минеральные воды Озарк. Но с конца 80-х прошлого века за него хорошенько взялись и в короткий срок превратили в уникальный для Америки культурно-исторический и рекреационно-туристический регион общенационального масштаба, куда с удовольствием приезжают лечиться и отдыхать американцы .
Столица штата - Джефферсон-Сити, названная так в честь третьего президента США. Из городов самые крупные Канзас-Сити и Сент-Луис.
Канзас-Сити - не один, а два самостоятельных города на обоих берегах реки Миссури. Тот, что на правом берегу, территориально принадлежит штату Канзас. А тот, что на левом, – штату Миссури и в три раза превосходит тезку по числу жителей. Оба города практически слились в одну агломерацию, превратившись в крупный торгово-финансовый центр Среднего Запада страны.
Канзас-Сити штата Миссури с небоскребами в даунтауне, церквями и монументами не просто красив, он своеобразен и оригинален. Особый колорит и шарм ему придают многочисленные фонтаны, в особенности те, что были вывезены из Европы лет 100 назад.
Любопытен Музей искусств Нельсона-Аткинса, экспонирующий произведения искусства в широком диапозоне – от народного творчества американских индейцев до художественных ценностей Европы, Азии и Америки, включая импрессионистов. На просторной зеленой лужайке перед зданием музея красуется скульптурное изображение гигантского мячика бадминтона в гипсовом оперении, а перед входом застыли прямо на асфальте десятка два чугунных фигур двухметрового роста. Всё, как полагается – башмаки, костюмы, сорочки... только одного у них нет – голов. Может, автор предлагает таким нестандартным способом решить экологические проблемы планеты?
В Канзас-Сити меня заинтересовал один весьма необычный дом, на дом, кстати сказать, совсем  непохожий. Подчеркивая содержание здания, внутри которого размещена городская публичная библиотека – Kansas City Public Library, его фасад представляет собой огромную книжную полку, на которой в ряд как бы выложены объемистые разноцветные тома, корешками наружу, с красиво выписанными названиями. Перед началом строительства жителям города было предложено помочь авторам проекта в подборе самых популярных изданий, которые так или иначе были бы связаны с их городом и могли бы украсить фасад его библиотеки. Цель идеи проста – стимулировать посещаемость библиотеки и соответственно – просвещение горожан.
Миссурийский Канзас-Сити называют “мировой столицей джаза” за весьма существенный вклад в развитие джазовой музыки, и “мировой столицей барбекю” – каждую осень в его девяти десятках ресторанов гриль организуется крупнейший в мире (а как же иначе!) конкурс на приготовление барбекю. Штат Миссури отличается от соседних штатов, Канзаса в частности, своей либеральностью, что и определяет разность порядков, царящих в обоих Сити. Если в канзасском спиртное можно купить только в специализированных магазинах и по будним дням, то в миссурийском – в любое время дня, ночи и недели. Винно-водочные отделы там есть даже в аптеках.
Канзасский Сити ведет во всех отношениях пуританский образ жизни – на своей стороне, а развлекаться ездит на левый берег Миссури. Там всего вдоволь – и ночных клубов, и стриптиз-баров, и казино – с десяток, не меньше, это на один-то небольшой город.
Не могу не упомянуть об одном крошечном миссурийском поселке Эдгар-Спрингз. Существует, оказывается, есть в Америке такое понятие, как “центр населения”. Определяется он механически: в процессе переписи населения и нанесения его плотности на график. Соединив прямыми линиями очаги населенных пунктов, можно получить точку их пересечения. Во время последней переписи в 2000 году эта точка пришлась на Эдгар-Спрингз, где проживает всего 190 человек, причем – на его кладбище. Отсюда следует, что с 2000 г. и по 2010 (в котором будет проводиться очередная перепись) “Центр населения” США находился на кладбище Эдгар-Спрингз, о чем и сообщает соответствующая табличка.
Весь мир знает о существовании таких небольших миссурийских городов, как Фултон и Ганнибал. О Фултоне – благодаря Уинстону Черчиллю, произнесшему в его колледже историческую “Фултонскую речь” в 1946, которая формально  положила начало “холодной войне”. А Ганнибал - это конечно же “Земля Тома Сойера и Гека Финна”.
Штат Миссури дал стране и миру таких выдающихся деятелей, как президент Гарри Трумэн, “анатом” человеческой психики Дейл Карнеги, великий астроном Эдвин Хаббл, в честь которого назван космический телескоп, основоположник кибернетики Норберт Винер, и многих других. Но для американцев Миссури однозначно был и остается штатом Марка Твена. Еще Эрнест Хемингуэй писал, что “вся современная американская литература вышла из одной книги Марка Твена, которая называется “Приключения Гекльберри Финна”.
Всемирно известный писатель, урожденный Сэмюэль Клеменс, здесь родился – в деревушке Флорида, здесь вырос – переехав с родителями в соседний городок Ганнибал, здесь работал – лоцманом на реке Миссисипи, здесь же и создавал свои бессмертные творения, всеми нитями связанные через его душу с Миссури. Так кому же еще может принадлежать этот штат!
Количество людей – американцев и иностранцев, жаждущих собственными глазами увидеть места, описанные в любимых с детства книгах, не уменьшается. Ну и соответственно все в городе Клеменса-Твена работает на заданную идею.
Ганнибал называет себя “родным городом Америки”. Он живет и дышит Марком Твеном, его родней и героями, которые здесь буквально повсюду. Вся историческая часть города – один сплошной мемориал, запечатленный в каждом ресторанчике, магазинчике, аптеке. Обыкновенная фаст-фудовская забегаловка - непременно “Mark Twain Diner”. Контора мистера Клеменса, антикварная лавка миссис Клеменс, аптека доктора Гранта, книжная лавка и музей Бекки Тетчер. Кемпинг индейца Джо. Даже старый деревянный маяк носит имя Марка Твена.
Актеры, одетые по моде XIX в., разыгрывают сценки из его жизни или из жизни его героев.
Пройдя через ворота в палисадник, попадаешь в дом семьи Клеменсов, ныне музей Марка Твена – непривлекательное, похожее на барак, двухэтажное деревянное строение с узкими окнами, с тесными, скудно меблированными комнатками.
А рядом домики, в которых “жили” герои Марка Твена. Именно жили. Письменные подсказки, встречающиеся повсюду, сбивают с толку не дающего себе труда поразмыслить гостя. В этом доме жил с семьей Том Сойер, в этом – Гек Финн. Напротив жилища Клеменсов однозначное уведомление: “Здесь был дом Бекки Тетчер, первой любви Тома Сойера”. Не прообраза, а ее самой. Мистификация доведена до абсурда. В доме Тетчер имеется “историческое” фото: Марк Твен незадолго до своей смерти приезжал в Ганнибал и сфотографировался с успевшей состариться “Бекки”. Под фотографией подпись, рассказывали купившие ее Ильф и Петров, - “Том Сойер и Бекки Тетчер”... Где автор? Где его герои? Какая разница!
Все дома-музеи “обитаемы” – повсюду интерьер оживляют соответствующие восковые фигуры. А в “Доме с привидениями” на Хилл-стрит целый музей восковых фигур – 27 образов, любовно исполненных американским скульптором Мартином Крюсоном, – от родителей, детей и соседей Марка Твена до всех его литературных героев. Главные же герои, два закадычных друга Том и Гек, увековечены не только в воске, но и в бронзе. Их памятник стоит в парке, в центре города. 
Обыкновенный забор с воротами, отделяющий внутренний дворик дома Клеменсов от улицы, весьма успешно обыгран и превращен в постоянно действующий аттракцион. Висящая тут же табличка сообщает, что это “тот самый забор Тома Сойера”, который он разрешил покрасить своим друзьям. И теперь забор уже не просто символ, а ритуал!
На протяжении 40 лет каждый год – с 30 июня по 4 июля, в Ганнибале устраиваются “Национальные дни Тома Сойера”, на которые семьями съезжаются со всей Америки его поклонники.
Непременной составляющей фестиваля является окраска забора. Дети, жаждущие приобщиться к миру Тома Сойера, выстраиваются в очередь. Счастливчики получают в свое распоряжение две-три доски забора, ведерко с белой краской и кисть – соревнование начинается. Победит тот, кто справится с работой быстрее и лучше всех. Как результат забор круглый год сияет девственной белизной.
На том же фестивале из местных школьников старших классов избираются, сроком на год, почетные  Том Сойер и Бекки Тетчер. На протяжении года на всех официальных церемониях они будут представлять Ганнибал Марка Твена.
Каждый час от пристани отчаливает речной пароход “Марк Твен”, полностью повторивший ту самую “Большую Миссури”, на которой плавал лоцманом молодой Сэм Клеменс и которую потом он подробно описал в книге “Старые времена на Миссисипи”:
“Длинный и остроносый, он изящен и аккуратен. У него две высокие вычурные трубы, и между ними висит золоченая эмблема. Нарядная лоцманская рубка, вся застекленная, с золочеными украшениями, возвышается за ними над верхней палубой. Кожухи над колесами пышно расписаны, и золотые лучи расходятся над названием парохода. Все три палубы окружены белыми чистыми поручнями; гордо вьется флаг на флагштоке”.
Рядом с Ганнибалом находится вход в таинственную карстовую Пещеру Мак-Дугла – ту самую, в которой блуждал мальчиком Марк Твен и куда он отправил потом Тома с Бекки. Теперь она разумеется зовется пещерой Марка Твена. Сама по себе, и без ореола литературной славы, это ценнейшая достопримечательность штата.
Протянувшись под землей на 3,5 км, она представляет собой взаимосвязанные лабиринты ходов, гротов, залов дивной красоты, расположенных ярусами, со сталактитами и сталагмитами, с чистейшими подземными речками и озерами, в которых иные туристы даже купаются.
В отличие от марктвеновских времен пещеры ныне благоустроены, снабжены удобными проходами, освещены электричеством. Над Ганнибалом холмами и рекой возвышается бронзовая статуя молодого Марка Твена за штурвалом речного корабля. Его взгляд и мысли парят над рекой. На постаменте надпись: “Человеколюбие было его религией, и весь мир оплакивал его, когда он умер”.
“Удивительное дело! – писали в “Одноэтажной Америке” Ильф и Петров. – Город сделали знаменитым литературные герои “Приключений Тома Сойера”, самых милых и веселых приключений, существовавших когда-либо в мировой литературе... И даже самый серьезный, самый деловитый американец, когда говорят об этом всемирно-знаменитом мальчишке, начинает улыбаться, глаза у него добреют”.


Комментарии (Всего: 2)

Хочется побывать в этих местах, местах,которые ты рисовал в своем воображении в далеком детстве... и став взрослым,ты так и несешь эти дорогие сердцу картинки сквозь годы...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Прекрасный пост. Спасибо.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *