Теория заговоров

Парадоксы Владимира Соловьева
№43 (339)

Помню, несколько лет назад (но уже в прошлом веке) меня возмутила статья моего коллеги, точнее ее название: «Давно мы не бомбили Ирак». Мне казалось тогда, что Ирак получил уже свою овердозу бомб, а передышка в бомбометаниях была связана с тем, что Саддам Хусейн допустил международных инспекторов в самые злачные места своей (точнее, бывшей своей) страны: туда, где могло храниться и производиться химическое и бактериологическое оружие. С тех пор Ирак бомбят фактически на регулярной основе, рутинно - за любую, с точки зрения союзников, провинность. Или даже не дожидаясь оной: превентивно, впрок. Тем не менее Ирак опять всплыл, как Тритон, в повестке дня - как главный объект массированных, ковровых бомбежек, которые обсуждаются в Белом доме, Пентагоне, Госдепартаменте и ЦРУ, а также на союзническом и международном уровнях. Хватка у нашего президента железная, отступать Саддаму некуда.
И вопрос стоит вовсе не гамлетов: бомбить или не бомбить? Что бомбить - это без вопросов. Разбег взят, бомб у нас в арсеналах тьма-тьмущая, грех не воспользоваться, как здесь говорят, momentum: в прямом переводе - инерция, но в нашем контексте лучше - эрекция. Пока не спала. Независимо от того, жив или мертв (лучше, вестимо, - мертв) бен Ладен, бомбить в умиротворенном Афганистане практически уже нечего - разве что с помощью бикфордова шнура взорвать бесконечный лабиринт пещер на границе с Пакистаном, где скорее всего прячется (если жив) этот человек-невидимка. А ситуация с бомбежками все больше напоминает ту, что изобразил Джозеф Хеллер в гениальном романе-фарсе «Уловка-22»: были бы бомбы, а объекты всегда найдутся. То есть не цель определяет средства, а средства - бомбосредства - ищут цель, находят и уничтожают ее. На то эти бомбы и smart.
И вопрос тут не в военной тактике, а в политической стратегии. Власть талибов в Афганистане уничтожена, но не мировая сеть гипертеррора, который избрал Афганистан в качестве временного - и не единственного - местопребывания.
Перефразируя известные слова средневекового философа Николая Кузанского, можно сказать, что центр гипертерроризма повсюду, а поверхность - нигде. Как известно, он бродит - и колобродит - где хочет, появляясь в самых неожиданных местах. Опять-таки, если по Хеллеру, то бомбить следовало бы Флориду и Гамбург, два главных средоточия заговорщиков, которые, протаранив Всемирный торговый центр, изменили ход мировой истории.
И вообще как насчет пятой колонны? Не только мы (Флорида, Гамбург, Милан, Париж) прикрываем воленс-ноленс наших врагов, но и наши враги прикрываются американскими, в частности, паспортами. На стороне талибов воевал гражданин Америки Абдул Хамид (он же Джон Уокер), а другой гражданин Америки приветствовал нанесенный террористами удар по Всемирному торговому центру и Пентагону:
«Замечательные новости! Пришло время покончить с США раз и навсегда. Что касается моих ощущений, то я испытал величайшую радость и не мог поверить в то, что произошло. Америка заплатила за преступления, которые она совершила по отношению к другим странам. Как аукнется, так и откликнется. Я аплодирую террористам... Америка и Израиль вырезали палестинцев на протяжении многих лет. Теперь очередь США».
И далее - антисемитские диатрибы как личного, так и общего свойства:
«Эти евреи хотят меня обокрасть... Евреи придумали Холокост, чтобы срубить денег...».
И тому подобное - всё в том же общеизвестном духе. Когда интервьюер осторожно замечает, что интервьюируемый в некотором роде сам еврей, последний предлагает отправиться в туалет и там разобраться.
Интервью это было передано маломощной филиппинской радиостанцией с устрашающим, правда, названием Radio Bombo, всего через несколько часов после терактов, которые потрясли весь мир. А тот, кто давал интервью, - не какой-нибудь там безвестный супрематист, куклуксклановец или self-hated Jew, а всемирно известный шахматист гроссмейстер Бобби Фишер, скрывающийся сейчас от американского правосудия в Японии как злостный неплательщик налогов.
Так что же, нам опять бомбить Японию? На этот раз за сокрытие предателя родины?
А еще этот бесцензурный, политически некорректный Интернет, который позволяет пустить по свету любой вздор, минуя официальные (и неофициальные) СМИ! Не успели еще рухнуть башни-близняшки Всемирного торгового центра, как Интернет взорвался от точек зрения на этот беспрецедентный акт гипертерроризма. Само собой, запущена была идея, но быстро увяла повсюду, кроме арабского мира, что хоть исполнение и мусульманское, зато сам замысел - ЦРУ и Мосада. Мусульманам, мол, от этих супервзрывов прока никакого, кроме вреда, зато Америка снова на коне, то есть в роли международного жандарма, а Израиль, если и не вовсе вне критики, то той же Америкой ему дан карт-бланш, и он тоже пусть не международный, но ближневосточный мини-жандарм. Подобные гипотезы берут за образец прошловековые детективы с их якобы каверзным вопросом: кому это выгодно? Что касается муслимов-исполнителей, этих простачков-камикадзе, спровоцированных цеэрушниками и мосадовцами на уничтожение ВТЦ и Пентагона, то они, мол, сами того не позревая, суть наймиты США и Израиля.
В западном мире подобные, популярные у арабов да еще у русских домыслы, в жанре фэнтези, называют conspiracy theories и относятся к ним снисходительно, не опускаясь до полемики и не утруждаясь опровержением. Туфта и есть туфта. Мало ли кому что взбредет в голову, на каждый чих не наздравствуешься. Тем более теория заговора оживает каждый раз наново по любому поводу - скажем, олимпийско-медальный бум, который в России превратился в патриотический (заговор против российских спортсменов). Обычно этот ажиотаж с заговором держится недолго и исчезает бесследно, чтобы усупить место аналогичному, сварганенному по прежнему образцу, но с новым объектом.
По всем правилам игры такая судьба должна была постигнуть и теорию заговора в отношении 11 сентября. Но тут вот появилась во Франции книга Тьерри Мейсана «L’Effroyable Imposture» (переведем это как «Чудовищный обман») на ту же приблизительно (плюс-минус) тему вдовы, которая сама себя высекла. На этот раз, правда, за актом гипертерроризма, по мнению автора, стоят не спецлужбы США и Израиля, а американские правофланговые из Вашингтона, которые спланировали своего рода государственный переворот, чтобы Буш развязал сначала войну в Афганистане, а потом в Ираке - во имя нефтяных интересов заговорщиков.
В отличие от других адептов «теории заговора», Тьерри Мейсан вообще отрицает участие арабов в актах гипертерроризма 11 сентября, в том числе ссылкой на Коран, который запрещает самоубийство. Что, само собой, легко опровергаемо - теми же палестинскими бомбистами, которые только с сентября 2000 года совершили или попытались совершить в Израиле больше 120 подобных самоубийственно-убийственных актов. Наиболее подробно останавливается автор на атаке на Пентагон. Вот где краеугольный камень его теории! Он заподозрил неладное, когда ни на одной фотографии Пентагона-подранка не обнаружил остатков самолета-самоубийцы. Коли так, значит никакого самолета не было, а взрыв был произведен изнутри. Между прочим, существуют свидетельства по крайней мере двух десятков человек, которые лично видели падение самолета на Пентагон. Что касается его отсутствия на фотографиях, то да - никаких следов, потому что Боинг-757 исчез внутри кратера, образованного его падением.
Факты? Тем хуже для фактов! В ответ на подобные возражения, автор, уже после выхода книги, выдвинул новую теорию: Пентагон был подбит крылатой ракетой класса «воздух-земля», выпущенной с одной из баз американских ВВС и, как две капли воды, похожей на гражданский авиалайнер, чем и объясняются показания свидетелей.
Что же до Осамы бен Ладена, то он был использован американскими райтистами в качестве козла отпущения, а позднее они расширили потенциальные объекты для американского военного вмешательства до «оси зла» с Ираком в качестве центрального персонажа.
Эту 235-страничную бредятину можно было тоже проигнорировать, бумага всё стерпит. Французская пресса долго ее не замечала, как будто книги нет вовсе, а представитель Пентагона на соответствующий запрос так и ответил: «Никакой официальной реакции, книга слишком глупая, чтобы на нее реагировать». Но тут с этой книгой стали происходить фантастические, неожиданные для всех (включая скорее всего и ее автора) вещи. За три месяца она разошлась во Франции тиражом в 200 тысяч экземпляров, в течение нескольих недель возглавляла список бестселлеров, мировые права проданы в 16(!) странах. В чем причина такого мгновенного успеха? Что заставляет тех же французов тратить $17 (американский эквивалент стоимости книги)? Автор из безвестного теолога-гошиста стал в мгновение ока известнейшим человеком, выступает по ящику (в том числе в популярной вечерней телепрограмме на канале France-2) и разъезжает с лекциями по Франции и за ее пределы, разъясняя и развивая свою концепцию.
Французские журналисты, которые дружно, не сговариваясь, проигнорировали эту бездоказательную, параноидальную книгу, ломают теперь голову над феноменом ее успеха. Левые газеты «Либерасьон» и «Монд», которые никак не заподозришь в нежных чувствах к Бушу, развернули, правда, с большим опозданием, кампанию против книги Тьерри Мейсана. Вышла даже книга, само название которой перефразирует и пародирует название книги Мейсана - «L’Effroyable Mensonge». По-русски: «Чудовищная ложь». Псевдотеории Мейсана проанализированы, опровергнуты и высмеяны, от его аргументации не оставлено камня на камне. Но странная, хоть и закономерная история: негативное паблисити не убавляет, а наоборот, добавляет славу этому опусу. В том числе доказательная, с фактами на руках, упомянутая антимейсановская книга, которую сам Мейсан и его издатель рассматривают как неожиданный подарок. А здесь, в Америке, молва о книге Мейсана даже опередила саму книгу. Еще до появления ее англоязычного издания американские газеты, включая «Нью-Йорк таймс», уже трубят о ней. О чем большем может мечтать автор?
Но чем все-таки объяснить феномен успеха книги Тьерри Мейсана? Падкость публики на дешевые сенсации? Цинизм как следствие релятивизма современного общества? Ложь на длинных ногах? Недоверие и бунт читателей-зрителей-слушателей против мейнстримова направления бумажных и электронных СМИ? Очередная волна антиамериканизма, антиимпериализма, антиглобализма и прочих антиизмов? Французские гошисты из среды интеллектуалов убеждены, что США своей безоговорочной поддержкой Израиля сами спровоцировали мусульманских экстремистов на акты гипертерроризма, а теперь - с его же подсказки - готовят нападение на Ирак. Вспоминают также заодно, что американские разведывательные службы поддерживали радикальных исламистов, в частности, бен Ладена, - когда те боролись в Афганистане против советской оккупации, а потом потеряли над ними контроль. Как говорится, что посеешь, то и пожнешь. Бен Ладен в роли Голема или Франкенстайнова монстра.
Кое-какие антиамериканские тенденции я могу понять, а некоторые даже разделяю. Скажем, меня, как и многих американцев европейского происхождения, огорчает макдоналдизация мировой кухни и голливудизация мирового синематографа. Да и само наступление маскультуры, возглавляемой Америкой, тоже не очень радостное явление. Любой диктат - культурный ли, политический - смущает мое старомодное индивидуалистическое сознание. Но есть вещи безусловные и однозначные, и к ним я отношу акты гипертеррора. И мне казалось, что 11 сентября - это своего рода рубеж. Нам теперь, хотим мы того или нет, надо смотреть в глаза правде, даже если у этой правды взгляд Горгоны Медузы. И то, что столько людей в мире попались на крючок откровенного фальшака, - в высшей степени досадно. Без разницы, чем объясняется эта читательская доверчивость. Как говорил Александр Сергеевич, его обманывать не надо - он сам обманываться рад.
Феномен книги «Чудовищный обман» можно объяснить самыми разными причинами, тем более они могут быть совокупными. А чем объяснить, что в ряде стран до сих пор популярны «Протоколы сионских мудрецов», давным-давно разоблаченные как фальшивка? Чем объяснить, что в «продвинутой» Японии пару лет назад во главе списка бестселлеров стояли две книги: одна - о засилье евреев в политике, бизнесе и культуре, другая - о том, что японцы являются потомками 13-го потерянного колена Израилева? Сон разума порождает чудовищ? Или, как говорил Гамлет:
Есть множество, Горацио, вещей,
Что вашей философии не снились.
Между прочим, издательство, выпустившее «Чудовищный обман» Тьерри Мейсана, специализируется на маргинальных книжках с сенсационным уклоном, но, как говорится, для бедных - о летающих тарелках и пришельцах из космоса, или еще одна антиамериканская книга, опровергающая сам факт высадки американцев на Луне. Впервые, однако, этому издательству удалось привлечь к себе всеобщее внимание, выпустить бестселлерную книгу да еще заработать на мировых правах. Как говорил тов. Сталин, головокружение от успеха. Именно этим головокружением следует объяснить, что на гребне этого неожиданного успеха в том же издательстве вышла еще одна книга Тьерри Мейсана. Дополнение к предыдущей - 192 страницы документов, фотографий и сногсшибательных теорий. Называется она «Le Pentagate». Здесь и перевод не требуется, а комментарии излишни. Автор с издателем, вопреки совету Гераклита, пытаются вступить в одну и ту же реку дважды.

МИРОВОЙ ЖАНДАРМ: ХОРОШО ИЛИ ПЛОХО?

Хоть теория относительности была сформулирована в прошлом веке, мы продолжаем жить в релятивистском мире, где нет абсолютных истин, каждая нуждается в регулярной, рутинной проверке. А тем более те «истины», которые нам вдалбливали в нашем совковом детстве. Это не значит, что все они сплошь ложь и фальшь. Но истина начинает свою жизнь с парадокса, а кончает трюизмом. Вот клише, которое нам предстоит теперь проверить, - международный жандарм.
Идиома эта возникла в середине позапрошлого века, когда Европа была охвачена революционным пожаром, и российская армия выступала в роли пожарной команды: как что, ее посылали ликвидировать революционные очаги. Ретроспективно стали так называть Россию и за ее огнетушительные функции в предшествующий период Священного Союза, а уже в наше время - за подавление ею политического диссента в Восточной Европе. И вот теперь эта однозначно отрицательная характеристика вынырнула наново - в отношении США.
Честно говоря, Америку так называли в советской печати значительно раньше. Вот цитата из газеты «Правда» времен Очакова и покорения Крыма, точнее 23 мая 1965 года; из статьи под супероригинальным названием «Руки прочь от Вьетнама»: «Борьба за мир... это решительная борьба с американским империализмом, который открыто присвоил себе функции мирового жандарма и пытается реставрировать порядки, существовавшие в ненавистном народам колониальном мире».
Пять лет назад эта цитата смотрелась как реликт холодной войны, теперь под ней подписались бы антиглобалисты, которые шумно демонстрируют в Вашингтоне, в Нью-Йорке или пару лет назад в Сиэтле - там даже с разгулом вандализма. В чем дело? Нью-Йорк и Вашингтон - более сознательные и дисциплинированные города, чем Сиэтл? Выдохся дух антиглобализма? Или: когда говорит оружие, музы молчат? В том числе муза антиглобализма? Прежний энтузиазм у антиглобалистов, антиимпериалистов, зеленых и иже с ним и в самом деле слегка увял. Мне даже почудилась некоторая обреченность в нью-йоркских речах их идеологов. Бен Ладен и сотоварищи перекроили идеологическую карту мира, сместив центр тяжести в сторону борьбы с гипертерроризмом. Остальные тенденции - независимо, как к ним относиться - отошли на задний план. После 11 сентября в разряд безработных попали не только люди и корпорации, но и общественно-политические организации. Выживут только те из них, кто сумеет (и успеет) перестроиться в соответствии с требованиями нового времени, когда Америка и в самом деле становится мировым жандармом, верша с помощью оружия судьбы больших и малых наций. При этом она больше не нуждается в согласии и помощи других стран, даже союзников по НАТО, не говоря уже о России и Китае. В Кувейте-Ираке Америка вела войну в союзе с 21 страной. С талибами в Афганистане она справилась сама, при запоздалой, маргинальной и формальной помощи Австралии, Великобритании и Канады. Что изменилось, не будь этой помощи? Решительно ничего! А как будет теперь в Ираке?
Здесь возникает классический со времен Маяковского вопрос: что такое хорошо и что такое плохо? Гордиться или огорчаться натурализованному гражданину США, коим я являюсь с осени 1983 года, тем, что его страна вступила в XXI век абсолютным властителем мира, который подавляет любой, угрожающий установленному миропорядку диссент, диктует остальным народам правила игры и даже вкусы.
Вот именно: даже вкусы.
Если бы в движении антиглобалистов были культультурная и гастрономическая секции, я бы стал их членом не раздумывая, ибо мировая экспансия Америки в этих двух направлениях мне не по душе. Как я уже сказал, я не большой поклонник американской еды и голливудских фильмов. И когда на месте прелестной траттории в Венеции обнаруживаю вездесущий Макдоналдс, с души воротит. Либо пытаюсь посмотреть в Париже французский фильм, но в соседних с моим отелем кинотетрах идут сплошь американские хиты и блокбастеры - есть от чего прийти в отчаяние. А не наступят ли вскоре такие времена, что приличный итальянский или французский ресторан легче будет найти в Нью-Йорке, чем в Италии и Франции? Либо увидеть новый французский фильм в манхэттенском кинотеатре «Paris» будет сподручнее, чем в самом Париже? К этому всё идет! Таковы побочные следствия глобализации, а мы давно уже живем в глобал-виллидж, обратно пути нет. А все ностальгические всплески можно свести к известной формуле: «Мама, роди меня обратно».
Куда серьезнее, однако, вопрос о политическом, идеологическом и военном диктате, чем о культурном и едовом.
Есть ли у США моральное право навязывать свою волю остальному миру, опираясь на свою военную мощь? Другими словами, владеет ли Америка истиной в последней инстанции? Это не мой вопрос - его задают сейчас повсюду в мире. Не только мусульмане, но и европейцы, и русские, кто угодно. Как раз военный блиц в Афганистане - в ответ на террористическую акцию 11 сентября - вызвал мало сомнений. Но как быть со странами упомянутой Бушем «оси зла» - Северной Кореей, Ираком и Ираном? Кто самый безусловный носитель мирового зла? Ирак? Кого бомбить? С кем можно повременить? Кого можно просто припугнуть?
Если даже предположить, что у Америки истина в кармане, то она не совсем одна и та же при разных президентах. К примеру, предыдущее военное вмешательство в Ираке и даже в Боснии произошло бы при любом американском президенте, независимо от его партийной принадлежности, а вот в Косово - под большим вопросом. Вспомним: действия США там называли «войной Олбрайт», по имени тогдашнего госсекретаря, главного инициатора американского вмешательства. Это была либерально-демократическая акция под лозунгами борьбы с нарушениями прав человека, при республиканском президенте она бы вряд ли произошла. Тем более не применила бы Америка военную мощь для защиты косовских мусульман от православных сербов после 11 сентября. Ведь можно сказать и так (c известными допущениями): мусульманские лидеры Косово спровоцировали сначала сербов на карательные акции, а потом американцев на военное вмешательство. Сейчас другой расклад, иная политическая дислокация - и косовские мусульмане вели бы себя осмотрительней, и сербы - соответственно - сдержанней, а Америка ограничилась бы дипломатическим давлением. Кто знает, прок мог быть тот же, а жертв и разрушений - меньше.
Или глянем краем глаза на Ближний Восток, где при Буше-младшем и Шароне Арафат загнан в политический угол и утратил прежнее значение, мирный процесс сошел на нет, еврейско-палестинские отношения вступили в одну из худших фаз - полный тупик. Мировое общественное мнение - включая американское либеральное, которое всегда склонялось на палестинскую сторону и отстаивало мир любой ценой, понуждая Израиль на все бoльшие территориальные уступки, - звучит теперь под сурдинку. Арабские страны, к мнению которых Америка еще недавно прислушивалась - та же Саудовская Аравия или Египет, - помалкивают в тряпочку: какие там палестинские дела, когда Америка ведет наступление на весь воинствующий ислам. Правый колумнист «Нью-Йорк таймс» Уильям Сэфайр написал о химере уличной реакции в арабских странах, которая вызывала оторопь у западных политиков и приводила к страусовому соглашательству, уступкам и откупам:
«Что же произошло, когда Соединенные Штаты, защищая свою землю, воспользовались супердержавной мощью и разнесли в пух и прах террористов и их союзников - религиозных экстремалов в Афганистане? «Улицы» в Каире и Дамаске не выплеснулись наружу, ибо им не было такой отмашки от их жестокосердных властей. Благодаря новой уверенной политике Америки ближневосточные правители теперь знают, что не могут больше подстрекать толпу к публичному излиянию своей ненависти, потому что не могут рисковать нашим благорасположением, от которого зависит их власть».
Воодушевленный программным выступлением президента Буша, Сэфайр опубликовал следующую статью, в которой напомнил о старом драматургическом правиле: если в первом акте на стене висит ружье, в последнем оно должно обязательно выстрелить.
Что касается висящего ружья, то это, само собой, бушевская доктрина «оси зла» с четкой дефиницией опасности, исходящей от каждой из стран этого зловещего триумвирата: ракеты и оружие массового уничтожения у Северной Кореи, экспорт террора Ираном и попытки Ирака произвести нервный газ, атомное оружие и прочие гадости. Почему именно эти страны составили «ось зла», которая должна успешно заменить в качестве пугала почившую в бозе «империю зла»? Две первые страны возникли, полагаю, с наводки наших друзей и союзников - Южной Кореи и Израиля, ну а Ирак - наш старый недобитый враг.
А что предлагает Сэфайр в качестве стреляющего ружья? Снабдить Южную Корею современным оружием для противостояния Северной, а самим нанести бомбовые удары по главным местонахождениям, где северокорейцы пытаются создать атомное оружие. Всячески способствовать иранской оппозиции по свержению клерикальной хунты, а самим - если понадобится - превентивной «хирургической бомбежкой» уничтожить в зародыше атомный реактор, который Иран тайно создает с помощью России. Вооружить 70 тысяч курдских повстанцев на севере Ирака и чуть меньшее число шиитских инсургентов на юге, чтобы они начали наступление на Багдад, а самим поддержать его с воздуха. На завершительном этапе американский спецназ вместе с турецкими танковыми бригадами входят в Багдад, приветствуемые освобожденными от тирании Саддама Хусейна толпами арабов.
Как сказал поэт: мечты, мечты, где ваша сладость?
Это слишком хорошо, чтобы было правдой?
Весь вопрос, насколько прожекты Сэфайра совпадают с правительственными?
В любом случае ружье должно выстрелить. Пусть не во все стороны одновременно, но хотя бы в одну. Первым на прицел взят Ирак. По принципу Макиавелли: любое дело надо доделывать до конца, а войну - до победы. Или по-сталински: если враг не сдается, его уничтожают.
Если до 11 сентября можно было еще как-то сомневаться в необходимости мирового жандарма, то после 11 сентября сомнения отпали сами собой. И то, что Америка берет на себя жандарские функции, единственная надежда нашей цивилизации, которая оказалась в смертельной опасности. И быть мировым жандармом - не такое уж счастье. Скорее напротив: бремя, ответственность, одиночество. Вот слова Осипа Мандельштама, сказанные по другому поводу, но идеально подходящие к новой роли Америки:
Ну что ж, попробуем: огромный, неуклюжий,
Скрипучий поворот руля.
Земля плывет. Мужайтесь, мужи.
Как плугом, океан деля,
Мы будем помнить и в летейской стуже,
Что десяти небес нам стоила земля.

МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ

Есть проблема куда более серьезная, чем разыскать бен Ладена или нейтрализовать Саддама Хусейна. Америка как флагман мировой цивилизации продемонстрировала свою военную мощь и способность поменять политический режим в отдельно взятой стране - в Афганистане. Но мы-то имеем дело с террором без границ. Представление о гигантской паутине с ядовитым пауком в центре - устарелое, примитивное, вредное и опасное. Даже если этого паука удастся в конце концов замочить, гипертерроризм будет продолжать существовать и функционировать. Взять хотя бы девятнадцать сентябрьских террористов: какая интернациональная компания подобралась! При этом ни одного афганца. Афганистан замирен, а на Ближнем Востоке тем временем творится черт знает что от тех же самых муслимов-экстремалов, из-за которых мы начали бомбежку Афганистана.
Повторю: центр повсюду, граница нигде.
Когда палестинские бомбоносы вместе с собой забирают на тот свет десятки евреев, это проблема не одного Израиля. Как не проблема одной Америки прямые попадания летающих бомб в голубые башни Нью-Йорка и в Пентагон. Основной закон глобал-виллидж открыт не теоретиком информации Маклюэном, а за несколько столетий до него английским поэтом и проповедником Джоном Доном, и я не откажу себе в удовольствии привести его слова ввиду их неожиданной актуальности, хоть они и повсеместно известны. Уж слишком они подходят к нынешней ситуации, когда перед лицом гипертерроризма мы просто вынуждены быть один за всех и все за одного!
«Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть материка, часть Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и также, если смоет край Мыса или разрушит Замок твой или Друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе».
Соблазн бабахнуть по главным гнездам терроризма либо по странам-спонсорам и в самом деле велик. Однако выбор слишком велик, чтобы быть точным, безусловным, абсолютным. В аналогичной ситуации Буриданов осел умер с голоду, так и не сумев выбрать из двух охапок сена. К чему привели Гамлетовы сомнения в королевстве Датском - общеизвестно благодаря Шекспиру.
Главная проблема: конфликт между соблазном и расчетом.
Тех же палестинских камикадзе взять. Само собой, по геополитическим причинам - пусть лучше с ними справляется сам Израиль. Америка и так меж Сциллой и Харибдой - проще говоря, меж молотом и наковальней, или, как здесь говорят, between a rock and a hard place. Между своим естественным и постоянным союзником Израилем и временными арабскими попутчиками. Хотя, как известно, кое-кого лучше иметь во врагах, чем в друзьях.
Даже если бы Америка взяла на себя функции международного жандарма и помогла Израилю, то почему тогда не помочь заодно другим союзникам: Испании справиться с басками, Англии - с ирландцами, Турции - с курдами и так далее, до бесконечности. Вплоть до России, которая втянута в столетнюю войну с чеченцами. Поди разбери, где там борцы за свободу, вынужденные браться за оружие, чтобы восстановить попранную справедливость, а где обычные громилы, которые прикрываются высокими лозунгами - черт ногу сломает. К примеру, агентство Рейтерс в специальном циркуляре запретило своим сотрудникам употреблять слово «террористы» вовсе - на всякий случай, чтобы не ошибиться и не сесть в лужу. То есть из политкорректных соображений.
Но одно ошибиться словом, другое - бомбой. Есть небольшая разница. Тот же Гамлет: после долгих колебаний проткнул по ошибке невинного болтуна Полония вместо узурпатора и убийцы Клавдия, а потом опять засомневался. В результате весь политический ареопаг Дании пошел под нож (под шпагу, под кинжал, под яд) - Гамлета включая. А сколько мирного населения погибло и еще погибнет под американскими бомбами? Да и не только бомбами. Помните, как сброшенной с самолета посылкой с продовольственной помощью убило афганку с ребенком? Что делать, лес рубят - щепки летят. Тезис Достоевского о слезинке ребенка, которой не стоит устанавливаемый миропорядок, безнадежно устарел. Как и сам образ: кому какое дело до слезинки, когда вокруг море крови. Зря, кстати, так и не показали по ящику расчлененные, как в «Гернике» Пикассо, тела из-под развалин ВТЦ - нет эмоционально более убедительного контраргумента пацифистской демагогии. Если что и спасет мир, то не красота, а уродство.
Извините за поправку, многоуважаемый Федор Михайлович.
Это вовсе не значит, что гипертерроризм можно искоренить одними бомбами. Нет, конечно. Но жалеть бомб не надо, коли у Америки еще есть порох в пороховницах (прошу прощения за старомодную поговорку). И следующий объект выбран достойный. Может быть, более достойный, чем Афганистан. Саддам Хусейн выступает против Америки с открытым забралом. Но есть еще тайные враги. Тот же Иран, например, - с куда более опасной потенцией в перспективе (когда он, наконец, выторгует себе ядерный реактор у России). И где гарантия, что на смену нынешнему политически умеренному президенту не придет президент-ястреб? Вспомним, как в мгновение ока дружественный нам Иран шаха Мохаммеда Реза Пехлеви сменился враждебным Ираном аятоллы Рухолла Мусави Хомейни. В том-то и дело: от любви до ненависти один шаг.
Помимо Ирана и Ирака, есть и другие страны-монстры - никто не должен быть забыт. Даже те, кто сейчас затаился, оглушенный бомбовыми раскатами в Афганистане и словесными (пока что) в адрес Ирака.
Политик должен мыслить завтрашним днем, а не сегодняшним и не вчерашним.