Виртуальный крючок

Мир страстей человеческих
№3 (978)

Для афериста самое главное - чистая работа. Если ты не успел еще пересчитать деньги, принятые у лоха, а он уже бежит жаловаться на тебя в полицию, это плохой вариант. Если от расставания лоха с деньгами до жалобы в полицию проходит достаточно много времени, это для жулика хорошо, он к тому моменту успевает скрыться
Но самый оптимальный вариант - это когда обманутый вообще никуда жаловаться не идет, потому что либо не знает, что его обманули, либо не может пожаловаться, чтобы самому не угодить за решетку.
Герой нашей сегодняшней истории Мордехай П. не мог найти себе достойное развлечение после работы. Футболом-хоккеем и вообще спортом не интересовался, наукой тоже...
В компьютерные игры играть?
Так поверьте мне на слово: компьютерные игры по своей напряженности - та же работа. Я вообще не понимаю людей, которые после одной работы идут на вторую - скажем, играть в “Мир танков”, к тому же на второй работе им ничего не платят...
Скучающий Мордехай нашел себе вот такое развлечение (не ахти какое, но все же) - по вечерам тусовался на одном израильском сайте знакомств.
Вообще-то Мордехай женат, но за последние пару лет общение с супругой, не блещущей интеллектом, ему порядком поднадоело.
Впрочем, и на сайте знакомств было не то чтобы очень весело, хотя практически каждый вечер Мордехай получал в личную ячейку письма от поклонниц типа:
“Здравствуйте, я Мири, мне 49 лет, я живу в Холоне”.
Ну и на фиг она нужна, когда жена и то помоложе?
Но вот однажды Мордехай получил такое письмо:
“Здравствуйте, я Лилах, мне 36 лет, хочу поговорить”.
К личному профилю Лилах была приложена какая-то мутная фотография, и Мордехай ответил:
“Поговорю с удовольствием, только пришлите мне вашу более четкую фотографию”.
В “личку” пришел ответ, которые заставил Мордехая потерять голову:
“Добрый вечер! На самом деле мне не 36, а 14 лет, а в профиле нечеткая фотография моей мамы, сделанная моим старым мобильным телефоном. Сейчас вышлю вам свою фотографию”.
И через пару минут в личной почте у Мордехая оказалась фотография молоденькой очаровательной девчушки.
У нашего героя, как говорится, в зобу дыханье сперло. Такого приключения у него еще не было, тем более что переписку со стареющими израильскими дамами вряд ли можно вообще назвать приключением.
В обычной жизни Мордехай не проявлял не малейшей склонности к знакомству с молоденькими девочками.
Я не пишу “маленькими” - это развлечение для маньяков. Но вот такая школьница - на фиг она нужна взрослому человеку? О чем с ней говорить, куда с ней пойти?
Если бы не бешеная реклама педофилии на всех медиа-каналах, уверяющая, что это “райское наслаждение”, за которое люди готовы пожертвовать жизнью, маленькие девочки и их мамы, папы и бабушки могли бы спать спокойно. Настоящий педофил попадается так же редко, как Набоков среди писателей.
В общем, Мордехай ответил юной красотке:
“Меня зовут так-то и так-то, живу в небольшом городке неподалеку от Тель-Авива, хотел бы с тобой переписываться”.
“Пришли фотку”, - попросила та.
Мордехай задумался. Фоток у него было не много, а на тех, что имелись, он выглядел негероично.
Покопавшись в семейном альбоме, он нашел пару своих фотографий армейского периода - в берете, с автоматом и на танке, отсканировал их и выслал своей подруге по переписке.
В ответ она тут же отправила ему свою фотографию в купальнике.
Мордехай пришел в неописуемый раж. Хотя, казалось бы, с чего? Каждое лето он чуть ли не ежедневно бывал на пляже, там этих девушек в купальниках - вагон. Так много, что даже неинтересно.
Чтобы как-то поддержать разговор, на следующий день Мордехай взял свой относительно новый айфон и пошел прогуляться по городу.
У одной из вилл обычно стояла шикарная машина марки “понтиак” - хозяин, человек уже немолодой, выезжал на ней нечасто.
Мордехай попросил случайного прохожего сфотографировать его на фоне “понтиака”, и вскоре этот снимок отправился по электронному адресу Лилах с комментарием: “Мое авто”.
Неподалеку от места вечной стоянки “понтиака” находилась вилла интересной архитектуры. Она была выставлена на продажу. Особых очередей покупателей не замечалось, зато ворота были всегда открыты. Мордехай и тут попросил случайного прохожего сделать снимок, при этом встал так, чтобы в кадр не попала табличка “На продажу”.
Как вы сами понимаете, фотография получила комментарий: “Мой дом”.
В ответ Мордехай получил целую серию фотографий разной степени откровенности. На одной из них Лилах была даже топлесс. То есть, проще говоря, в купальнике без верхней части.
Мордехай окончательно впал в ступор. Он постоянно думал о том, что ему делать дальше. Назначить свидание? Но если поймают, тут уже не просто измена жене (что само по себе неприятно и может привести к разводу), тут готовый, причем немалый, срок!
Тем временем Лилах замолчала, а через пару дней в “личку” Мордехая пришло грозное письмо:
“Здравствуйте, я отец Лилах, меня зовут Давид. С чувством глубокого возмущения я прочел вашу переписку с моей дочерью. Вы развратник и педофил, ваше место в тюрьме! Все данные, сохраненные мною на компьютере, я собираюсь передать в полицию”.
Мордехай побледнел.
“А может, не надо?” - отписал он негодующему Давиду.
Тот ответил, что может забыть об этом прискорбном инциденте за 100 тысяч шекелей.
“Откуда у меня такие деньги?” - изумился Мордехай.
“Как откуда? А вилла, а шикарная машина? Я вижу, вы очень состоятельный человек!”
В общем, с трудом Мордехай сбил сумму до 10 тысяч и радовался, что еще дешево отделался.

Александр Рыбалка