РАСЦВЕТ И ЗАКАТ “ЕВОКАНСА” • КАПЕЛЛА, ПОМЕШАВШАЯ СТАЛИНСКО-ГИТЛЕРОВСКОЙ ЛЮБВИ

История далекая и близкая
№6 (721)

В рассказе о еврейской хоровой капелле “Евоканс” мне хочется приоткрыть некоторые полузабытые страницы. Я - сын солиста капеллы Виктора Ефимовича Хирге, и мои воспоминания основаны на личных впечатлениях от присутствия на представлениях капеллы, от гастролей “Евоканса” в Москве, от выступлений военного Ансамбля песни и пляски ГСВГ, руководимого бывшим художественным руководителем капеллы Йегошуа Павловичем Шейниным. Использованы также данные, опубликованные в Российской Еврейской Энциклопедии (том 3).
Й.П.Шейнин организовал еврейский вокальный ансамбль “Евоканс” в 1929 г. В это же время в Одессе начались выступления ансамбля еврейской песни. В 1931 г. ансамбль “Евоканс” был преобразован в Государственную Всеукраинскую еврейскую капеллу “Евоканс”. Местом пребывания капеллы был определен Киев, было выделено помещение - здание бывшей караимской синагоги - кенасса. Йегошуа Павлович был музыкальным руководителем очень высокого профессионального уровня, окончившим Петроградскую консерваторию в 1918 году.
Постепенно капелла разрасталась, в неё влились певцы из одесского еврейского ансамбля и другие певцы и певицы. Вскоре капелла “Евоканс” разрослась до 30 высококвалифицированных исполнителей еврейских хоровых произведений. В то время почти не было нотных записей еврейского песенного фольклора. Й.Шейнин со своими добровольными помощниками записывал народные песни, обрабатывал, аранжировал их, затем эти песни с большой теплотой исполнялись на концертах “Евоканса”. Искусно, без излишнего утрирования передавался характер песен. Трактовка этих песен, их колорит точно и органично отражали душу еврейского народа и грусть и надежду и умение смеяться над самими собой.
Я и сейчас помню свои ощущения от присутствия на концертах капеллы. Помню, с каким восторгом зрители реагировали на исполнение песен “Унтер а клейн боймеле”, “Дер шнайдер нейт”, “Мехутонем гейн”, “Ди мехутонистэ”, “От азой нейта шнайдер”, “Здрасте Фейге Сосе” и на многие, многие другие. Каждая песня являла собой как бы картину из жизни еврейской семьи, местечка. Наряду с исполнением народных еврейских песен капелла исполняла оригинальные хоровые произведения Л.К.Книппера, А.М.Житомирского и др. Йегошуа Шейнин задумал, подготовил и осуществил исполнение отрывков из опер, где партии персонажей исполняли солисты капеллы в сопровождении хора, имитирующего голосами оркестровое сопровождение. Исполнялись отрывки из оперы Чайковского “Пиковая дама”. Это было искусство высшего класса!
В репертуаре капеллы “Евоканс” было много песен народов Советского Союза. Рецензенты и критики неоднократно отмечали очень высокую проникновенно-романтическую трактовку украинской, русской, белорусской песенной лирики. Коллектив капеллы под руководством Шейнина много и успешно работал над передачей особого колорита грузинских, армянских и азербайджанских песен. Отец рассказывал, какими долгими несмолкаемыми аплодисментами сопровождались выступления капеллы в г. Баку.
В 1935 г. капелла получила звание Государственная Заслуженная капелла Украины “Евоканс”.
Это была, пожалуй, единственная в мире на то время еврейская хоровая капелла смешанного состава. Во всяком случае, я нигде не встречал упоминаний или записей выступлений таких хоров. Есть записи выступлений хора под руководством Владимира Хейфеца в США, но уже в сороковые годы прошлого столетия.
Особый успех выпадал на долю “Евоканса” в малых городах и городках Украины, Белоруссии и Крыма, где проживал большой процент еврейского населения. Очень насыщенными, иной раз по два концерта в день, проходили гастроли “Евоканса” в Одессе, Виннице, Житомире, Минске, Гомеле, Бобруйске, Могилёве. Публика на этих концертах зачастую пела вместе с хором, а в трагических местах зрители утирали слёзы. С большой теплотой встречали выступление “Евоканса” в шахтёрских городах и посёлках Донбасса, в Кадиевке, Краматорске, Донецке и других городах.
В 1936 году капелла “Евоканс” была приглашена на гастроли в Москву. Мне посчастливилось быть с отцом на этих гастролях. Помню, как проходила запись на Всесоюзном радио и выступление “Евоканса” перед сотрудниками посольства Соединённых Штатов Америки. Концерт проходил в небольшом зале, в помещении посольства. Сейчас, по прошествии многих десятилетий, ясно сознаю, что гастроли были специально устроены, чтобы показать, что в СССР антисемитизма нет и Компартия постоянно заботится о расцвете еврейской национальной культуры.
Запомнилась мне встреча коллектива “Евоканса” с вдовой Шолом-Алейхема - Ольгой Лоевой-Рабинович, приехавшей в гости на родину. На этой встрече, проходившей в помещении “Евоканса”, присутствовали сотрудники капеллы со своими семьями. Общались, естественно, на еврейском языке, но с нами, детьми, Ольга Лоева говорила на русском.
В конце 1938 г. Йегошуа Павлович начал подготовку к исполнению новой концертной программы - оратории по мотивам древней еврейской истории. Но этим планам не суждено было осуществиться. Управлением по делам искусств был издан приказ о закрытии ГЗК “Евоканс”. Помню из разговоров взрослых, что в приказе Й.Шейнину ставили в вину неправильный подбор репертуара, формализм и “синагогальщину” в исполнении произведений.
Случайное ли совпадение: ликвидация капеллы “Евоканс” проходила в период, когда в Берлине и Москве велись советско-германские переговоры по подписанию пакта “Молотов-Риббентроп”?
Нет сомнений: высокохудожественная заслуженная еврейская хоровая капелла “Евоканс” была ликвидирована явно в угоду политическим планам И.Сталина в период сближения СССР и гитлеровской Германии.
Мне хочется привести запомнившиеся мне имена певиц и певцов капеллы: Горлицкая, Миллер, Мазур, Вайсберг, Сквирская, Виленский, Дивинский, Каминер, Мучник, Теплицкий, Хирге, Шидлович, концертмейстер капеллы София Виленская-Шейнина.
Судьба Йегошуа Шейнина сложилась трагически, хотя вначале казалось, что он остается на плаву. После ликвидации капеллы “Евоканс” Шейнин в 1940 г. возглавил хор Украинского радио. С 1941 г. - художественный руководитель Ансамбля песни и пляски Киевского военного округа, затем - Юго-Западного и 1-го Украинского фронтов. По рассказам работников ансамбля, маршал Г.К.Жуков любил присутствовать на их выступлениях. После Великой Отечественной войны Шейнин возглавил Ансамбль песни и пляски ГСВГ.
Во время моей службы в Германии мне посчастливилось присутствовать на концерте ансамбля в Потсдаме. Шейнин был болен, дирижировал хором его заместитель. Я встретился с коллегой отца по “Евокансу” Исааком Теплицким. Он мне рассказал, что у Шейнина неприятности. Через несколько дней я понял причину болезни Шейнина. В армейской газете была опубликована статья об ансамбле. В тот период набирала силу так называемая “борьба с космополитизмом”. Шейнину приписывали антинародность в исполнении ансамблем песенного репертуара, формализм и другие “измы”. Рецензент дошел до того, что критиковал Шейнина за исполнение ансамблем песни “Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат...”. Якобы эта песня не поднимает боевой дух солдат. Бред какой-то! Не выдержав травли и несправедливых обвинений, композитор и дирижер, заслуженный артист УССР (1934), заслуженный деятель искусств РСФСР (1947) Йегошуа Павлович Шейнин умер на 58-м году жизни.
Приходится, к сожалению, сознавать, что такой огромный пласт еврейской истории, как искусство на идише, постепенно исчезает. Достойны всяческого уважения и поддержки деятельность “Института еврейских исследований” (ИВО) и других еврейских организаций по сохранению языка идиш и памяти о литературе и искусстве на “мамэ-лошн”.

Выражаем благодарность Жанне Хирге из Ашкелона за предоставленные фотографии


Ефим ХИРГЕ,
г. Скенектеди, штат Нью-Йорк, США - специально
для еженедельника “Секрет”