У аутсайдеров своя ярмарка

Культура
№6 (721)

Крылышкуя золотописьмом
Тончайших жил
Велемир Хлебников

Нет, нет, совсем не случайно предпослала я короткому репортажу с удивительной этой художественной ярмарки строчки одного из провозвестников русского авангарда, за которым вдогонку последовал припозднившийся авангард американский. Выразительные, из одних почти неологизмов составленные, чуть ли не за сотню лет до сегодняшнего дня написанные словеса Хлебникова как нельзя лучше дают глубинную характеристику того, что представлено и что продаётся на этой многообразной, людной, какой-то весёлой и оптимистичной, яркой и очень интересной выставке-ярмарке.
Ярмарке, потому что главная цель обширнейшего этого форума – продать как можно больше. Во все века художественные произведения продавались, а вырученные деньги для художников, мастеров прикладного искусства, ну, и конечно же торговцев картинами, скульптурой и всяческими поделками, вежливо называемых теперь артдилерами, были средством существования.
Но, разумеется, это ещё и выставка. Оттого, что для того, чтобы пройтись по многочисленным залам и увидеть немало интересного и неожиданного, нашлось немало любителей искусства – толпы.
Вот только непонятно, почему поголовно все художники - и самодеятельные (по обе стороны океана зовущиеся народными), хотя среди них немало одарённых, наделённых яркой фантазией самоучек, удивляющих «золотописьмом тончайших жил», - и настоящие мастера названы аутсайдерами. Они вне круга тех, кто выставляется в музеях и престижных галереях?
Впрочем, чего там только из современных работ иногда не встретишь. И ведь совсем неизвестно, чьи имена сохранит придирчивое Время, да и, как говорено у Чехова, «зачем же толкаться, всем места хватит...»
И хватает, судя по тому, что эти работы, открыв свои запасники и попросту сняв с экспозиций, представили 39 разного калибра галерей из Нью-Йорка, Чикаго, Лос-Анджелеса, Сент-Луиса, Пенсильвании... И сейчас популярнейший  Музей народного творчества стал организатором нынешней ярмарки.
Существенный показатель: картины и малых форм скульптура активнейше раскупаются, причём (ох, уж эти парадоксы!) в фаворитах примитив, далеко не всегда осиянный мыслью, эдакое так и не вышедшее за пределы детсадовского малевания творчество.
Тут, наверно, слово «аутсайдер» в его толковании как неспециалист, чуть ли не профан, в какой-то степени уместно. Хотя сразу же оговорюсь: люди, большей частью пожилые, ищут себя, находят дело по душе и занимаются им увлечённо. И ведь открывают подчас им самим неведомые грани таланта, некоего новаторского видения, собственный взгляд на солнечный вольный мир. Чего стоит невероятно динамичный, в духе седого ацтекского искусства Св. Георгий старого живописца со странным именем Сефолоша. Или любопытнейшая созданная Иссой Ибрагимом «Голова времени», своеобразный коллаж – лепная, в натуральный размер, человеческая голова, как бы инкрустированная мужскими часами с крупными блестящими цепочками. Или эмаль на мазоните Уильяма Хоукинса – будущее, прорастающее из прошлого. Квилты, т.е. изобретательно стёганные, из Ирландии завезенные в Америку и обогащённые индейскими узорами одеяла; мобилы; масса инсталляций с их наглядной архитектоникой; глиняные, под африканские, фигурки – просто жёсткое порно. Вообще эротики хватает с избытком.
Но не могу уйти от соблазна рассказать о немногих работах по-настоящему профессиональных и талантливых, поделиться радостью узнавания доселе невиданного. Потрясена была филигранно выполненной графической притчей Джей Джей Кромера: люди, пытаясь решить свои проблемы, спотыкаются о другие, ещё более сложные. Снова тончайшая вязь линий – панно Тимоти Вири: жизнь во всех её проявлениях, где труд и секс занимают, пожалуй, главенствующее место. Джордж Лито преподнёс восхищённым зрителям свою, в стиле фигуративного экспрессионизма, виртуозную резьбу по дереву – философские композиции, чем-то близкие бессмертному Эль Греко. Сгусток отчаяния – грубо написанная голова: автор Мишель Неджар. Талантище. А вот бьющие по сознанию и чувствам «Маски и символы». Тщательно скрываемые страдания, желания, зависть, недовольство собой – всё зашифровано в читаемой посвящёнными пиктограмме: Василий Романенков, единственный на выставке наш земляк, – художник думающий и самобытный.
Обидно, что на этом, да и на многих других подобных форумах наши, великой русской художественной школой воспитанные мастера, среди которых много ярко талантливых, практически не представлены. А ведь, по самым приблизительным оценкам социологов, число художников из постсоветского пространства только в Нью-Йорке давно зашкалило за 10 тысяч. В чём же дело? Может, не хватает инициативных организаторов? Хочется верить, что неправомерное это положение непременно изменится.