Кому нужны «лишенцы»?

Из штата в штат
№43 (339)

Можно ли считать оправданным тот факт, что в 13 штатах нашей страны лица, отбывшие наказание в исправительных учреждениях, лишены такого важного права гражданина, как голосование на выборах?
Думаю, конечно нет. Да, эти люди виноваты перед обществом и конкретными жертвами, за что и расплатились годами заключения. Но ведь на то они и «исправительные», а не карательные учреждения, чтобы вносить коррективы в поведение своих подопечных и наставлять их на путь истинный.[!]
Безусловно, не все обитатели тюрем выходят на свободу раскаявшимися, но немалая часть порывает с преступным прошлым. А сколько людей просто оступилось, совершив преступление по глупости, в нетрезвом состоянии или по молодости лет? Десятки, сотни тысяч бывших зеков начинают новую, честную жизнь, и разве справедливо наказывать их еще раз, теперь уже ограничением их гражданских прав?
В 13 штатах - Флорида, Алабама, Коннектикут, Делавэр, Массачусетс, Невада, Пенсильвания, Юта, Вирджиния, Вашингтон, Луизиана, Нью-Хемпшир и Орегон - власти считают - да, справедливо. Как результат, примерно 4 млн. граждан Соединенных Штатов лишены права голосовать. Из них, 1,4 млн. отбывают наказание по статьям уголовного кодекса, классифицируемым, как серьезные нарушения закона (felony). Заметим, что многие из них не совершали насильственных преступлений. Другие лишены этого права после выхода на свободу. Кроме того, еще 1,4 млн. не могут голосовать, так как находятся на «пароле» (освобождены досрочно) или наказаны условно.
Конечно, ситуация постепенно меняется. Еще не так давно штатов, запрещающих бывшим зекам участвовать в избирательном процессе, было больше. Но за последние годы в пяти из них власти вернули «лишенцам» их права. По данным Университета Миннесоты, это позволило увеличить ряды избирателей на 440 тысяч человек.
А что по этому поводу думает общественность? Мне лишь остается порадоваться, что мое мнение совпадает с мнением подавляющего числа американцев. Cогласно результатам опроса, проведенного недавно Институтом Харриса, 80 процентов респондентов однозначно заявили: вернуть судимым их право голоса.
В настоящее время в Палате представителей рассматривается законопроект, предложенный конгрессменом Джоном Коньерсом, демократом из Мичигана, который, в случае его принятия, снимет ограничения с «лишенцев», позволив им принимать участие в общенациональных выборах.
Ограничение в правах – вопрос политический и принципиальный. В большинстве своем избирательных прав лишено мужское население, представляющее т.н. национальные меньшинства. В целом по стране 13 процентов мужчин-афроамериканцев не могут голосовать на основании запретных законов их штатов. В той же Флориде до четверти чернокожих мужчин! Если учесть резкое увеличение числа афроамериканцев, начавших принимать активное участие в избирательном процессе (вспомним, хотя бы ситуацию во Флориде в ноябре 2000 года, где черные избиратели в подавляющем большинстве поддержали Ала Гора), можно со стопроцентной уверенностью предположить, что в Белом доме, не будь отстранены от своего волеизъявления миллионы «лишенцев», был бы сегодня наверняка не Джордж Буш.
Пока все попытки изменить ситуацию во Флориде заканчивались безрезультатно. Нынешним летом федеральный суд в Майами отклонил коллективный иск бывших заключенных, оставив все как прежде.«Эти люди совершили преступление, они знали, на что шли», - подытожил слушания судья Джеймс Кинг, - за все надо платить».
Баталия, правда, еще не закончилась, подана апелляция. Но как бы ни завершилось дело, представляется странным, что, живя в одной и той же стране, граждане США в одних штатах, «равнее», чем в других. В Нью-Йорке, например, отбывшие наказание граждане полностью восстанавливаются в правах, а во Флориде - нет. Как такое может быть? Может, как видим, особенно если процесс выборов становится заложником определенных политических сил. Позволю себе заметить, что прими судья Кинг иное решение, шансы брата президента Буша, губернатора Флориды Джеба Буша, на переизбрание нынешней осенью серьезно снизились бы. Поддержкой со стороны национальных меньшинств, за исключением, разве что, части испаноязычной общины-выходцев из Кубы, он явно не пользуется.
«Запретительные законы, - заявила недавно профессор школы права при Нью-Йоркском университете Нэнси Нортуп, - нарушают не только гражданские права американских граждан, но и многих местных общин, так как их члены не могут выбирать тех политиков, которых бы они хотели. По причине невозможности сотен тысяч людей голосовать».
Ну, и хорошо, что не могут, считает один из руководителей консервативной организации Center for Equal Opportunity Роджер Клег, нам ни к чему, говорит он, чтобы исход выборов зависел от бывших уголовников.
Нужно отдать должное м-ру Клегу за откровенность. Клег и ему подобные боятся, что если американские «лишенцы» перестанут быть таковыми, то их симпатии явно будут на стороне демократов, стремящихся изменить дискриминационные законы, которые, как показал опрос Института Харриса, не по душе большинству нации. Потому представители «Великой старой», консервативные идеологи и солидарные с ними судьи делают все возможное за оставление «лишенцев» в их нынешнем статусе. Республиканцы отдают себе отчет, чем это чревато для партии, как на федеральных, так и на местных выборах.