Тропою МУДРЫХ ЛИС

Литературная гостиная
№7 (722)

Среди множества дорог, раскинутых на северо-востоке страны, только одна привела меня к заброшенному индейскому поселку, как говорилось в местном путеводителе. На самом деле на месте поселка раскинулась настоящая индейская ярмарка: с вигвамами, пляшущими артистами, сценками из индейской жизни до прихода англичан и многочисленными лотками с различными сувенирами.
Здесь были представители сразу нескольких племен, вероятно, это было объединенное мероприятие по сбору средств для какой-то благотворительной цели. То и дело подъезжали автобусы, высаживая из своего чрева цепочки туристов, готовых внимать индейскому фольклору.
Не сразу я нашел человека, которого мне рекомендовала Беатрис Руперт в одной из наших последних электронно-почтовых “перебросок”. Он сидел на стуле, лениво осматривая проходящих мимо зевак, и скорее был похож на администратора всей этой затеи, чем на одного из живописных персонажей.
- Джон Стоунберг? - спросил я. - Задумчивый Олень? Ваше имя мне назвала ясновидящая Руперт. Вы с ней знакомы?
- О, да! - индеец встал, приветствуя меня. - Беатрис - замечательная женщина! А вы - Майкл Корриндж? Она сообщила мне о вашем прибытии в наши края.
- Весьма рад. Насколько я вижу, ваша ярмарка в полном разгаре?
- Небольшой фестиваль искусства и бизнеса, - улыбнулся он. - Каждый выживает, как может. Мы тоже пытаемся не отстать от современных требований. Это всего лишь внешняя сторона дела, в основном сувениры продаются по интернету, где на нашем сайте можно напрямую увидеть все, происходящее здесь и сейчас. Эффект личного присутствия, как бы сказали психологи. Веб-камеры установлены сразу в нескольких точках.
- Рад, что вы добиваетесь поставленных целей, - заметил я.
- Нам ничего другого не остается. Либо самим зарабатывать деньги, либо выклянчивать очередные государственные дотации. А это уже многим, в том числе и мне, порядком надоело.
- Беатрис сказала, что у вас для меня есть интересная история? Связывающая прошлое с настоящим...
- Прошлое всегда связано с настоящим, как и с будущим, - усмехнулся индеец. - Только не каждый способен это понять. А понявший начинает по-новому осмысливать свою жизнь, не совершая те примитивные ошибки, которые спустя некоторое время станут для него роковыми.
- Вы правы, - вздохнул я. - От прошлого никуда не деться, как бы ты это ни пытался сделать. Оно, плохое или хорошее, всегда с нами и постоянно напоминает о себе.
- Как раз о таком прошлом и настоящем и моя “двойная” история. Правда, она состоит из описания реальных событий и в ней мало выдумки, разве что чуть-чуть, когда рассказчик слишком увлекается ходом сюжета. Но пусть подобное будет на его совести...
Много лет назад, в старые времена, в нашем племени жил охотник Меткое Копье. Он считался удачливым и смелым, и никто из окружающих не мог превзойти его в мастерстве охоты. Каких только зверей ему не удавалось добыть... Если тебе настолько везет, то не надо предаваться гордыни, а Меткое Копье забыл простую дедовскую истину и стал посматривать на всех свысока.
Однажды вечером, раскуривая трубки, охотники решили подшутить над Метким Копьем и один из них завел разговор о хитрой и верткой лисице, все время снующей возле стойбища, подбирая различные объедки. Мол, никто не может поймать ее, настолько умна рыжая бестия, все капканы и ловушки чувствует за несколько шагов, легко увертывается от стрел, копий и томагавков и чувствует себя настоящей хозяйкой, насмехающейся над людьми.
“О чем вы?! - возмутился Меткое Копье. - Если я захочу, то расправлюсь с этой лисицей за один день. Завтра займусь ею и вечером у костра расстелю ее шкуру. Кто мне не верит - мой враг!”
Охотники начали тихо переговариваться, а к костру подошел один из старейшин племени, слышавший весь разговор, и сказал Меткому Копью следующее: “Ты, парень, не забыл, что Мудрый Лис - покровитель нашего племени, потому мы никогда не охотимся на его сородичей?! Тебя просто разыгрывают - никто никогда не бросит в лису копье или томагавк, даже дурное слово в ее сторону не полетит. Неужели ты своей глупостью и похвальбой хочешь навести на нас гнев божественного существа? Тогда племя ждут неприятности и беды...”
“У меня хорошая память, старик, - ответил Меткое Копье, - но нам давно пора отличать Мудрого Лиса от глупых и наглых лисиц. Одному мы ему поклоняемся, а на других надо охотиться, чтобы не потворствовать их подлым привычкам. Сегодня она утаскивает всякую ерунду, а завтра будет хозяйничать в наших вигвамах!”
“Я предупредил тебя, - сказал старейшина. - Но ты сам должен все решить. Если убьешь лисицу, принесешь горе не только себе, но и племени. Подумай об этом!”
Охотник промолчал, но упрямые складки на его лбу говорили о том, что он не изменит своего решения и завтра начнет охотиться за лисицей...
Так и случилось. На рассвете он вышел из стойбища и стал рыскать вокруг, надеясь наткнуться на лисий след. И вскоре обнаружил его. Обрадованный, он помчался по нему, надеясь вот-вот найти рыжую плутовку, чтобы расправиться с ней...
Но след вел куда-то в сторону леса, вдаль от стойбища. Меткое Копье, не задумываясь, отправился в путь, повторяя про себя заклинание об удачной охоте.
Ему пришлось сворачивать то в одну сторону, то в другую, но нигде не было хитрой бестии, а след то пропадал, то появлялся вновь.
“Действительно, опытная зверюга, - подумал он, - поняла, что ее ждет жалкий конец, и пытается уйти от меня. Но так просто от Меткого Копья еще никто не уходил!”
И он прибавил скорость, надеясь догнать беглянку и убить ее.
А след вел все глубже и глубже в лес, в те места, куда не забредала нога ни одного индейца. По старым поверьям они считались проклятыми и все охотники обходили их, опасаясь злых сил, таящихся здесь. Но Меткое Копье не счел нужным вернуться - азарт охоты полностью поглотил его мысли, затмив чувства опасности и благоразумия.
Наконец след стал настолько четким, что казалось - вот-вот он столкнется с его хозяйкой... Но след вывел на огромную поляну, посреди которой стоял широкий и высокий пень. На нем разлегся большой старый лис, даже не повернувший головы при появлении охотника, и тот сразу понял, кто перед ним.
От страха у него побежали мурашки по коже, и первым делом захотелось помчаться прочь со всех ног. Но ноги стали будто деревянными и не слушались своего повелителя. Он стоял, словно пригвожденный к месту, не зная, что сказать и что сделать...
Мудрый Лис повернул голову, небрежно взглянул на охотника и сказал:
- Я ждал тебя, Меткое Копье. Думал, ты окажешься тут раньше. Или не придешь вообще. У каждого человека есть право на выбор, но люди не всегда спешат им воспользоваться. Им проще творить глупости. Здесь они очень быстры... Но, оказывается, у тебя не такие быстрые ноги, как говорят. Гордыня снова обуяла охотника, и он, забыв, кто перед ним, возразил:
- Кто может судить о моих ногах, ты? Да, я - самый быстрый охотник в нашем племени, а может, и вообще среди всех людей. Иначе бы мне не добыть столько шкур!
- Ты самый быстрый? - усмехнулся Мудрый Лис. - Ты ошибаешься. Ты - самый медленный. Так оно было, так оно и будет!
И он исчез, словно его и не было.
Меткое Копье пытался что-то произнести, сказать в ответ, вымолвить прощение, но поляна была пуста...
С трудом он возвратился в стойбище. По его лицу люди увидели, что случилось нечто страшное, и предпочли ни о чем не спрашивать. В этом случае, чем меньше знаешь, тем спокойнее...
А Меткое Копье стал и на самом деле медленно ходить. Он уже не мог бегать, ему тяжело было переставлять ноги, и даже маленькие дети шутя обгоняли его.
Как-то, войдя в лес, он случайно заблудился и не смог найти дорогу домой. Охотник умирал от голода, а вокруг было столько добычи, но у него не было сил и скорости, чтобы догнать и убить ее. Ноги совсем отказали ему, и Меткое Копье упал на землю. Через какое-то время он просто умер от голода, и лишь тогда охотники стойбища с трудом обнаружили его тело. Они снова принесли клятву верности мудрому Лису, чтобы тот не держал зла на племя, и положили самые дорогие жертвенные подношения к его тотему.
А судьба Меткого Копья превратилась в легенду. Говорили, что “тропа мудрых лис”, по которой Рыжий Дух вел охотника к своему пню, может приносить зло и способна даровать удачу, все зависит от того, с какими намерениями ты на нее выйдешь. Ведь потом многие, идя по следу лисицы, возвращались с отменной добычей...
- Такова легенда, мистер Корриндж, - сказал Задумчивый Олень, закончив свой рассказ. - Она из прошлого. А то, что произошло не столь давно с одним из наших ребят, всего лишь продолжение этой давней истории.

* * *
Том Чакиринг мечтал разбогатеть. Он еще в детстве слышал от деда легенду о тропе мудрых лис, но никогда не вдумывался в ее смысл. Вернее, понимал ее иначе. Не сунься Меткое Копье туда, куда не следовало, жил бы себе припеваючи до самого конца. А любопытных торопыг судьба наказывает. И правильно делает.
Будучи индейцем, Чакиринг не стремился усвоить науку своих предков, как и не хотел идти по следам белых, осваивая их профессии. Он жаждал заполучить все сразу и видел только одно средство достижения своей мечты: выигрыш в казино.
Казино имелось в Лас-Вегасе. Туда время от времени и приезжал Чакиринг, накопив разными способами некоторое количество монет. Но ему катастрофически не везло. Едва удавалось сохранить деньги на обратный проезд. Многочасовая тряска в автобусе не отрезвляла парня, и он вновь и вновь повторял один и тот же маршрут, думая, что на сей раз все будет совсем иначе.
- Ты никогда не поймаешь рулетку на больших деньгах, - сказал ему однажды Питер Смолл, приятель по школьному классу, хорошо знавший Чакиринга и его увлечение. - Она хитра и непостоянна и служит только тем, кто заранее знает нужные цифры. А тебе их век не угадать!
- Что же делать? - спросил у него Том. - Если ты знаешь ответ, скажи его.
- Иди тропою Мудрого Лиса, - заметил приятель. - Старики говорят, что если человек правильно по ней пойдет, то обязательно найдет свою удачу. Надо только сделать хорошие подношения ее хозяину.
- За этим дело не станет, - кивнул Чакиринг. Он мало верил в старые легенды, но пробовать надо все, что угодно, если хочешь добиться цели. А вдруг что-то да сработает?
На следующий день тайком, оглядываясь по сторонам, он прокрался к высокой деревянной фигуре, стоявшей на небольшом пригорке, и расстелил возле нее шкуру бизона со своими подношениями. Тут были свежие продукты и несколько новеньких блестящих монеток. Мудрому Лису, как считал Том, должно было это понравиться.
Принеся подарки, Чакиринг задумался где ему искать заведомую тропу. Старый лес давно срублен, а на его месте находится большой пустырь, заваленный отходами, и вряд ли где-то поблизости сейчас отыщешь какой-нибудь лисий след. Том учился в индейской школе и знал, как отличать следы животных. По крайней мере, лису от медведя или волка.
Он покачал головой (дурацкая затея, и зачем он послушался этого недотепу Смолла?) и вернулся в город. Сойдя на остановке автобуса, Чакиринг привычно направился домой (свою машину он продал еще год назад, поставив на нее очередную ставку), но по пути, в вываленной на асфальт куче песка, увидел знакомый след.
Том протер глаза. Он мог поклясться чем угодно, что перед ним след лисы. Здесь, в городе, посреди оживленных трасс?!
“Неужели Мудрый Лис принял мою жертву и решил провести меня по своей тропе? - подумал Том. - Но как иначе объяснить увиденное?”
Чакиринг пошел вперед, рассчитывая на продолжение следа. Но нигде ничего не было.
“А может быть, это Смолл издевается надо мной? - решил он. - Хочет посмеяться над дуралеем и специально сделал нечто, похожее на след лисы, чтобы сбить меня с толку?! Но тогда это слишком хорошая подделка даже для него...” И тут он заметил новый след лисы. Он находился на стене соседнего дома и явно указывал направление пути.
- Есть, - прошептал Чакиринг. - Я иду в верном направлении!
Он чуть ли не побежал вперед. Но остановился и задумался. А не показалось ли ему? Вдруг это просто игра воображения?
Чакиринг вернулся назад и посмотрел на стену. На ней уже ничего не было. Но ведь он сам видел след, и тот указывал дорогу. Значит, надо продолжать двигаться вперед, отгоняя прочь свои сомнения. Мудрый Лис выложит перед ним счастливую цифру.
Очередной отпечаток Том обнаружил на сером мусорном баке, стоявшем на самом углу. Он указывал на север, и Чакиринг послушно сменил направление.
На перекрестке он наткнулся на несколько чернокожих подростков.
- Ты не из нашего района, цветной?! - крикнул один из них. - Что ты здесь делаешь, дьявол тебя побери?!
- Тебя это не касается, малек! - ответил Том. - Не мешай мне. Я ведь не задеваю тебя!
- Ты уже здесь, и в этом помеха! - сказал второй. - Да он индеец! Точно, индеец! Давно никто из них в наши районы не попадал!
- Послушай, Глупая Голова, - засмеялся третий, - зря ты выбрал такой маршрут. Так просто от нас не отделаешься!
Чакиринг обернулся, думая, что ему делать. Драться с этими недоумками было неумно, но ничего другого не оставалось.
- Дайте пройти! - предпринял последнюю попытку разрешить миром внезапную стычку он. - Вы никогда не имели дело с индейцами?! У них длинные руки!
- А у нас длинные ножи! - засмеялся первый и достал лезвие. Остальные тоже мгновенно вооружились. Кто - чем: битой, какой-то палкой с иглой на конце и железными когтями по бокам, кастетом.
- У нас есть и стволы, да жаль на тебя пули тратить, - засмеялся четвертый, подходя сбоку.
Его Чакиринг сначала и не заметил.
“Трудно будет справиться с такой оравой, - подумал он. - Тем более, если они начнут нападать все сразу... Как же мне отбиться?!” И тут неожиданно, откуда-то сверху, метнулась огромная тень и могучим желтым хвостом сбила нападавших на землю. Чакиринг, не мешкая, поспешил вперед.
“Будь ты благословенен, Мудрый Лис, - прошептал он, - за то, что пришел ко мне на помощь. Я обязательно отплачу за твою доброту и покровительство, когда сорву крупный куш в Лас-Вегасе!”
Новая метка появилась на запыленном стекле старой машины, стоявшей на обочине. Она указывала в маленький переулок, находившийся на краю улицы.
Том, не медля, пошел туда и остановился, как вкопанный.
На черной доске, вывешенной над вывеской какой-то китайской прачечной, белели две цифры: 19 - 5.
- Вот! - воскликнул Чакиринг. - Это то, что мне нужно. Спасибо, Мудрый Лис, ничего иного я и не ждал от тебя.
И он поспешил обратно, но долгим, окружным путем, чтобы вновь не столкнуться с агрессивными подростками.

* * *
Собрав сумму денег, достаточную для реального первого взноса, Том отправился в Лас-Вегас, дабы снова попытать судьбу, но на сей раз с мощным козырем в рукаве.
За рулеточным столом он, не задумываясь, поставил на 19.
И выиграл.
Усмехнувшись, снова поставил на девятнадцать. И опять удача была на его стороне.
Тогда Чакиринг отошел в сторону: чужое счастье всегда привлекает неудачников, делающих свои ставки вместе со счастливчиками. Он подождал несколько минут, затем прошел в другой зал и там придвинулся к рулеточному столу.
- На девятнадцать! - сказал он, протягивая все свои фишки крупье. Тот положил их на нужное число, и победа вновь подмигнула улыбающемуся Тому.
- Еще раз, - потребовал он. - На то же число.
Опять не ошибся. Девятнадцать. С трудом собрав фишки, а их набралось уже достаточное количество, Чакиринг вернулся в прежний зал и снова оказался у знакомого стола.
И опять поставил на заветную цифру. Она выпала.
“Ого, - подумал Том, - тут можно прожить целый год, ничего не делая. К тому же купить отличный автомобиль, приодеться как следует и завести себе шикарную подружку. На все денег хватит. Но мы ведь пришли сюда для решающего рывка, а не для мальчишеской удачи! Пойдем дальше!”
В голове у него крутилась другая цифра - пять, но он постарался позабыть ее. Если фортуна обернулась лицом, следует до конца исчерпать ее улыбку.
Чакиринг поставил весь свой капитал (и на самом деле, это уже был небольшой капитал) в который раз на девятнадцать, ожидая повторения успеха... Но механизм закрутило, и Тому на мгновение показалось, что в нем мелькнула хитрая мордочка лисицы... Стрелка остановилась на нуле.
- Зеро! - воскликнул крупье.
Том разом потерял все свои деньги.
Из казино он вышел опустошенным и униженным.
“Надо было прислушиваться к Мудрому Лису, - мысленно твердил он. - Лис указал мне две цифры - девятнадцать и пять. Первое - удачный номер, второе - количество ставок. И я знал это с самого начала... Но жадность одолела мою совесть, и она отступила прочь, скрывшись в далеком вигваме. И теперь я нищ и гол, и потерял последнюю надежду на удачу...”
* * *
- Надо внимательно относиться к старым легендам, - усмехнулся индеец, глядя на меня. - А вам не приходилось отыскивать тропу Мудрого Лиса?
- Нет, никогда, - покачал головой я. - Стараюсь также не увлекаться азартными играми.
- Хороший выбор, - одобрил Задумчивый Олень. - Ни к чему путному они не ведут. Что же касается Тома Чакиринга, то он сменил свое гражданское имя, - так поступают индейцы, решив начать новую жизнь, - оставив лишь прежнее, данное ему родителями. Спустя десяток лет ему удалось стать полезным для своего народа и для окружающих людей, а также и для самого себя. Ведь все в этом мире взаимосвязано - именно этому учит Мудрый Лис. Надо только уметь выслушать все до конца и понять.
- Отличные две легенды, - кивнул я. - Старая, индейская и новая, городская. А как звали того парня по-индейски?
- Довольно странно, - улыбнулся рассказчик. - Задумчивый Олень.

Майкл КОРРИНДЖ