Ближний Восток – не место для иллюзий

В мире
№8 (723)

Зажатый между сциллой курдского сепаратизма и харибдой шиитских “медвежьих объятий”, перед лицом истощающихся нефтяных ресурсов и шатающейся экономики, Дамаск старается маневрировать, и его последние воинственные заявления – часть этих маневров, считает специалист по исламу и Ближнему Востоку из Еврейского университета в Иерусалиме профессор Моше Маоз.

- Профессор, чем вы объясняете последний “обмен любезностями” между Израилем и Сирией?
- На данный момент это угрозы и ничего более. Они, с одной стороны, рассчитаны на “внутренний рынок”, с другой - весьма характерны для Ближнего Востока как выражение политики давления и сдерживания. Это игра мускулами, которая вполне вписывается в политическую культуру региона.
- Почему именно сейчас?
- Напомню, что вначале с предложениями мира выступил Барак, намекнув, что отсутствие переговоров может привести к эскалации напряженности. Сирийцы отреагировали угрозами, после чего последовало выступление Либермана. Воинственная риторика в нашем регионе всегда служила политике, и это вовсе не значит, что стороны действительно готовы перейти к силовым методам. Однако надо помнить, что словесная эквилибристика может привести к непредсказуемым последствиям, как это было перед Шестидневной войной. Египет и Сирия еще не были готовы к войне, но их словесные атаки на Израиль спровоцировали такой эффект, которого они и сами не желали.
- Возможно, в таком случае нам следует воздерживаться от угроз в адрес Дамаска?
- Как я уже сказал, грозные заявления - часть политики сдерживания, укоренившейся на Ближнем Востоке, а сама политика сдерживания необходима. Потому в принципе правы те, кто резко отвечает на сирийскую риторику, но следует воздерживаться от чрезмерно жестких выпадов, чтобы не перегнуть палку. Сирийцы боятся Израиля и могут воспринять те или иные наши заявления как намерение перейти от слов к делу.
- Сирия заявила недавно, что в случае вооруженного конфликта Израиля с “Хезболлой” придет на помощь последней. Можно ли трактовать это заявление как готовность к войне с Израилем?
- Сирийцы не сказали, что придут на помощь “Хезболле”. Они сказали: Ливану. В принципе здесь нет ничего нового. “Хезболла” - союзник Сирии, а Сирия и Ливан связаны договором о взаимопомощи, который включен в Таифские соглашения. Хотя понятно, что речь идет о “помощи” Сирии Ливану. Ливан “помочь” своим сирийским “братьям” никак не может при всем желании. Таифские соглашения остаются в силе, они не аннулированы. Данное заявление - также часть политики давления. В действительности Сирия не способна противостоять израильской армии. Ее вооружение устарело и носит не столько наступательный, сколько оборонительный характер. Это относится в первую очередь к ракетному арсеналу сирийцев. Дамаск, без сомнения, опасается конфликта с Израилем. В 1982 году во время операции “Мир Галилее” ЦАХАЛ уничтожил сирийские объекты в Ливане, а в воздушном бою сирийцы потеряли 90 советских МиГов. При этом Израиль не потерял ни одного самолета. С того времени разрыв между технологиями двух стран превратился в пропасть.
- Как вы относитесь к мнению о том, что мирное соглашение с Дамаском способно вбить клин в союз между Сирией, с одной стороны, и Ираном и “еизболлой” - с другой?
- По этому вопросу в силах безопасности существуют серьезные разногласия. ШАБАК, например, поддерживает такой подход, а глава “Мосада” Меир Даган считает его неправильным. Это сложный вопрос. Правы те, кто утверждает, что светский баасистский режим не является естественным союзником шиитов в лице Ирана и “Хезболлы”. Но правы и те, кто, как Даган, считает, что Сирия заинтересована не столько в мире с Израилем, сколько в мирных переговорах, чтобы получить западные и арабские дотации, а также полную свободу действий в Ливане. Сирийская экономика испытывает серьезные трудности, запасы нефти истощаются, острая нехватка водных ресурсов подрывает сельское хозяйство этой страны.
- Иран оказывает поддержку Сирии?
- Иран – это не Советский Союз в период его могущества. Иранцы готовы передать Сирии оружие и военные технологии, но у них нет ни сил, ни средств поддерживать на плаву слабую сирийскую экономику. Сирии нужны миллиардные вливания, чтобы выйти из кризиса. Помощь в таких размерах она может получить только от Запада и от Саудовской Аравии, но для этого ей нужно отказаться от союза с Ираном. Мирное соглашение с Израилем, с точки зрения Запада, входит в пакет сделки.
- Насколько реален сценарий, при котором в Дамаске отказываются от стратегического сотрудничества с Тегераном и подписывают мирный договор с Израилем ради экономической помощи?
- Прежде всего не будем оперировать столь жесткими понятиями. Конечно, Асад никогда не пойдет на расторжение союза с Ираном. Но в принципе Израиль и США могут потребовать от Сирии несколько дистанцироваться от Ирана. Мирный договор теоретически может включать обязательства со стороны Асада прекратить поставки оружия “Хезболле” и запрет на размещение на сирийской территории армии “третьих стран”, как это было сделано с Иорданией. (Под “третьей страной” подразумевается Иран). Но все это гипотетическая ситуация, очень далекая от реальности. Реальность же в том, что Сирия, как и многие другие страны в регионе, стремится получить как можно больше, дав, в свою очередь, как можно меньше. Происходит постоянное зондирование почвы. Несомненно, Асад боится идти на мир с Израилем, ибо это подорвет позиции его режима как в своей стране, так и в арабском мире. 
- Недавно влиятельный американский центр STRATFOR сообщил, что сирийский режим опасается дальнейшего усиления “Хезболлы” в Ливане...
- Я этого не исключаю. Как я уже сказал, Сирия не является естественным союзником шиитов, и “Хизбалла” нужна сирийцам лишь как инструмент для утверждения своего контроля над Ливаном, но не как идеологический партнер. Сирии нужен Ливан, а не могущественная “Хезболла” в Ливане. Здесь нет места ни для симпатий, ни для обязательств. Когда в 70-х годах прошлого века в Ливане резко усилились крайне левые партии, то, по логике вещей, они должны были получить полную поддержку социалистического баасистского режима. Вместо этого Дамаск поддержал христиан-фалангистов. Сирийцы действуют по принципу “разделяй и властвуй”. Ливан нужен Сирии не только как политическая сфера влияния, но и как экономическая база, как источник доходов сотен тысяч сирийцев, занятых в разных сферах, и рынок сбыта сирийских товаров. Поэтому Дамаск сделает все, чтобы оставаться единственным подлинным хозяином положения в этой стране. Пока сирийцы усиливают влияние в Ливане. Они привлекли на свою сторону прежних заклятых врагов: лидера друзов Валида Джумблата и маронита Мишеля Ауна. Суннит, премьер-министр Саад Харири (сын Рафика Харири), и президент этой страны христианин генерал Мишель Сулейман сегодня желанные гости в Дамаске.
- Способна ли Сирия при желании ограничить влияние “Хезболлы”?
- Несомненно. Когда затрагивались их интересы в Ливане, они без колебаний использовали все средства, включая самые безжалостные. Если они вырезали собственное население в Хаме, то со своими противниками тем более не станут церемониться. Мы живем на Ближнем Востоке, не стоит забывать об этом.
- Обама готов сотрудничать с Сирией, чтобы вовлечь ее в конструктивный диалог. Есть ли у него шансы изменить позицию Дамаска?
- Это опять-таки вопрос, на который нет однозначного ответа. В принципе баасистский режим боится усиления фундаменталистов, он сотрудничал с США в борьбе с “Аль-Каедой”. Но при этом Сирия не готова соглашаться на американские требования и на протяжении многих лет водила за нос американских дипломатов. Более того, сирийский режим способствовал проникновению боевиков в Ирак, подрывая американские усилия по стабилизации этой страны. В США, в свою очередь, многие настроены весьма скептически относительно сирийских намерений и призывают Обаму не торопиться идти на сближение с Сирией. Кроме того, ближайшие союзники США в арабском мире, и прежде всего Египет, крайне недовольны политикой Асада, поскольку попытки сирийского режима выжить за счет сближения с Ираном непосредственно угрожают их стратегическим интересам.
- Как планы США по выводу войск из Ирака повлияют на положение Сирии?
- Здесь Сирию подстерегает ряд опасностей. Первая состоит в том, что курды после ухода американцев обретут фактическую самостоятельность, что неизбежно усилит сепаратистские настроения собственно сирийских курдов. Установление шиитского контроля над Ираком также опасно для Сирии, ибо в таком случае она оказывается зажатой в шиитские клещи Ирана, “Хезболлы” и иракского шиитского режима. Автономия иракских суннитов во главе с бывшими сподвижниками Саддама также таит в себе нежелательные последствия, учитывая традиционную враждебность между баасистами Ирака и Сирии. Сирия пытается застраховать себя от этих угроз, в частности, путем сближения с Турцией. Переговоры с Израилем позволят им обрести финансовую поддержку Запада, а также получить легитимацию на контроль над Ливаном. Политика сближения с Ираном и “Хезболлой”, а также угрозы в адрес Израиля - это способ оказать давление на США и Европу, дабы побудить их пойти навстречу Дамаску и одновременно сделать Израиль более сговорчивым. Пока трудно сказать, как будут развиваться события. В регионе происходят кардинальные перемены, и местные режимы пытаются приспособиться к ним, чтобы выжить. В любом случае нам надо помнить о том, где мы живем, и не строить иллюзий.
Александр Майстровой
“Новости недели”