Клэй-стрит

История далекая и близкая
№8 (723)

Почему Брайтон зовётся Брайтоном? Какой секрет таится в названии Эммонс-авеню? В чем провинился человек, давший название Фултон-стрит? И кто такие Крапси, Бенсон, Белмонт, Кнапп и Мермэйд, в честь которых названы улицы? На все эти вопросы вы сможете найти ответы в нашей рубрике, посвящённой истории названия нью-йоркских улиц.

Небольшая улица Клэй-стрит расположена в бруклинском районе Гринпойнт. Местные жители уверены, что своё название улица получила в честь Генри Клэя – бывшего сенатора Кентукки, госсекретаря и трёхкратного кандидата в президенты. Однако эта версия не соответствует действительности.
Реальным «виновником» названия улицы является Хамфри Клэй – бывший морской корсар и близкий друг кровожадного английского пирата Уильяма Кидда.
Некоторые историки считают, что за свою жизнь Клэй собственноручно убил несколько тысяч человек. На каперских суднах, которые занимались грабежами торговых кораблей, он занимал «должность» палача. Обязанности Клэя сводились к массовым убийствам пленников. Он не жалел даже женщин и детей, которых обожал оставлять на горящих кораблях в открытом океане.
В отличие от своего коллеги Уильяма Кидда герой нашего очерка смог избежать наказания за свои преступления. К тому моменту, как лондонский суд приговорил Кидда к смертной казни в 1701 году, Клэй уже считался одним из самых богатых... благотворителей Нью-Йорка. Впрочем, обо всём по порядку.
Клэй приехал в Америку из Великобритании. Когда двое портовых жандармов увидели его документы, то один из них упал в обморок. Второй же испугался настолько, что забыл поставить в документах Клэя штамп о въезде. После этого случая в сувенирных лавках Нового Амстердама появилась открытка с карикатурой: злобный пират распугивает толпу таможенников и беспрепятственно проходит в город.
Первым делом Клэй отправился к градоначальнику Томасу Делавелу. Разговор за закрытой дверью продолжался несколько часов и закончился весьма неожиданно: бывший морской пират получил во владение большую территорию земли для строительства двух портов в Бруклине и Манхэттене.
Историки до сих пор спорят о событиях, происходивших за закрытой дверью. Одни говорят, что Клэй запугал Делавела. Другие уверены, что пират заплатил огромную сумму денег за полученные территории. Существует также версия, что градоначальник и Клэй были дальними родственниками и попросту «договорились между собой».
Так или иначе, по городу моментально распространились слухи о «хитром бандите Клэе», который не подчиняется законам и держит в страхе чиновников. «Каждый человек, имеющий за плечами пиратское прошлое, должен быть арестован и наказан по всей строгости европейских законов, - сказал лидер английских колонистов в Америке Пол Миллер. – Я требую немедленной депортации Генри Клэя в Великобританию».
После этих слов Пол Миллер бесследно исчез. Его бездыханное тело было найдено в Ист-Ривер два месяца спустя. Эксперты установили, что Миллера связали, а потом подвесили за рёбра на рыбацком крюке для ловли тунца. После этого случая общественные деятели Нового Амстердама зареклись упоминать его имя. Во всех официальных документах он фигурировал как «господин Клэй, владелец двух морских портов и паромной линии».
Надо признать, что бывший пират блестяще справлялся со своими профессиональными обязанностями. Знание морского дела помогло ему наладить бесперебойные грузовые и пассажирские перевозки в Новом Амстердаме, которые совершались с поразительной точностью. Например, корабли Клэя никогда не опаздывали больше чем на одну минуту.
Количество портовых рабочих с приходом нового хозяина возросло с 40 до 230 человек. В основном Клэй набирал бывших пиратов, отошедших от дел. «Мне достаточно посмотреть человеку в глаза, чтобы понять, насколько крепка его воля и сможет ли он со мной работать», - говорил он.
В Новом Амстердаме за Клэем закрепилось прозвище «Человек без эмоций». Из-за многочисленных шрамов, полученных в результате пиратской деятельности, мышцы его лица настолько ослабли, что он не мог ни улыбаться, ни смеяться, ни хмуриться. Низкий и хрипловатый голос дополнял трагический образ, внушая неописуемый страх всем собеседникам Клэя.
В 1672 году мэр города Матиас Никол столкнулся с серьёзной проблемой: неопознанное разбойничье судно регулярно грабило небольшие голландские корабли в водах Нового Амстердама. Разбойники топили даже маленькие рыбацкие лодки, предварительно забрав добычу и уничтожив экипаж.
Никол выделил большие деньги на поимку разбойников. Однако и это не помогло. Пираты умудрились затопить четыре судна с профессиональными морскими солдатами, продемонстрировав своё превосходство над силами колонистов.  
В отчаянии Никол решился на беспрецедентный шаг, попросив помощи у Генри Клэя. В качестве награды за поимку разбойников градоначальник пообещал должность «главного городского советника». Это был очень высокий пост, который позволял влиять на все решения, принимаемые чиновниками в Новом Амстердаме. 
Клэй поймал «неуловимых разбойников» за одни сутки. В двенадцати морских милях от бруклинского порта произошло сражение, в котором корабль под руководством капитана Клэя расстрелял из пушек судно карибских пиратов. Двое разбойников были взяты в плен, ещё двадцать уничтожены.
На вопрос изумлённого Никола, как так быстро удалось отыскать вражеское судно в открытом океане, Клэй кратко ответил: «Все пираты мыслят одинаково».
Таким образом, Генри стал приближённым к мэру Матиасу Николу. Он стал влиять на принятие важных экономических и социальных законов. Свой вклад бывший пират вложил даже в законопроект «О строительстве сельских школ и наборе учителей», предложив оплачивать инвентарь учеников из собственного кармана. Любопытно, что сам Клэй в школе никогда не учился, получив «образование» на пиратских кораблях.
В 1680 году Генри Клэй вложил часть денег в строительство «объектов для общественных собраний». Так назывались просторные аудитории, которые сдавались в аренду религиозным организациям, группам по интересам и европейским лекторам. Здесь же отмечались праздники и дни рождения.
Особо стоит отметить, что Клэй лоббировал принятие указа о том, что арендующий помещение человек или организация не должны сообщать властям о том, чем они там собираются заниматься. Это очень возмутило градоначальника Уильяма Дира: «Мне кажется, что господин Клэй сдаёт помещения лицам, состоящим в пиратских сообществах. Если мы не обеспечим контроль над объектами для общественных собраний, то в городе начнётся хаос...»
Клэй, в свою очередь, выделил деньги на предвыборную кампанию общественного деятеля Корнелиуса Ван Стинвика и убрал неугодного Уильяма Дира с поста новоамстердамского мэра.
В 1687 году Клэй женился. Супруга, имя которой нет ни в одном историческом документе, родила Генри семерых детей. Семейная жизнь заставила бывшего пирата отойти от бизнеса и политики. В последующие десять лет он редко появлялся на людях, предпочитая играть с детьми на лужайке возле дома.
В 1699 году произошло событие, вокруг которого до сих пор ведутся ожесточённые споры: Генри Клэй вывез на корабле двести сундуков со своим имуществом. Судно вернулось в нью-йоркский порт пустым спустя шесть недель. Куда именно ездил Клэй и что было в сундуках – большая загадка. Большая часть историков считает, что Генри вывез несметные богатства, которые зарабатывал как честным, так и нечестным трудом на протяжении всей жизни. Другие уверены, что сундуки были пусты, и Клэй попросту хотел позабавиться, разогрев общественное любопытство. 
В 1701 году Клэй опять оказался в центре внимания, когда в Лондоне был казнён его соратник, пират Уильям Кидд. Англичане требовали американцев выдать Клэя для общественного суда, однако этого не произошло в связи с тяжёлой болезнью последнего. Генри заболел пневмонией и умер в начале 1702 года.
Сегодня трудно сказать, каким человеком был Генри Клэй в реальности. Однако одно известно наверняка: помимо добрых дел, он сделал в своей жизни очень много зла.