Деревянный шахматист

Связь времен
№43 (339)

Проходящий сейчас в столице Бахрейна - Манаме очередной шахматный суперматч из серии «Человек против ЭВМ» между компьютерной программой Deep Fritz и чемпионом мира Владимиром Крамником привлекает всеобщее внимание. Матч субсидирует султан этой страны, который наверняка не подозревает, что он не первый монарх, таким образом развлекающий своих подданных и весь остальной мир. А между тем подобное событие уже происходило более двухсот лет назад при дворе австрийской эрцгерцогини Марии Терезии. Тогда механический робот, получивший название «Турок», разгромил тысячи противников в Европе и Соединенных Штатах Америки.
В 1769 году известный в ту пору ученый Вольфганг фон Кемпелен увидел представление выступавшего при дворе французского фокусника. Многоумному знатоку работа «волшебника» показалась не убедительной, и он во всеуслышание заявил, что может по всем статьям превзойти иностранного гостя. У ее величества взыграла национальная гордость, и она, на шесть месяцев освободив фон Кемпелена от его обязанностей, поручила ему придумать что-нибудь такое что поставило бы этих французов на место. На следующий год ученый привез ко двору своего «Турка».
Несмотря на то, что и обыгравший самого Гарри Каспарова Deep Blue и сражающийся сейчас со следующим чемпионом мира другой суперкомпьютер Deep Fritz действительно обладают выдающимися шахматными способностями, похвастаться собственным внешним видом они вряд ли могут. Да и кто их видел, эти железные коробки с электронной начинкой? Зато их предшественник выглядел чрезвычайно импозантно. Деревянный человек в ярком восточном костюме и тюрбане стоял, опираясь одной рукой на конторку с лежавшей на ней шахматной доской, держа в другой длинную тонкую трость.
...Его создатель открыл дверцы по бокам конторки, чтобы показать присутствующим поблескивающие внутри детали замысловатого механизма, взвел какую-то пружину, и«Турок» с громким потрескиванием ожил. Он важно кивал головой, посматривал по сторонам и передвигал фигуры освобожденной от тросточки левой рукой.
К тому времени, на заре индустриальной эры, уже были построены многие удивительные автоматы, включая «человека, играющего на флейте». Поэтому мало кто сомневался, что машина может играть и в шахматы. К тому же работу «Турка» и не пытались изображать как некий волшебный трюк. «Он был представлен зрителям в качестве технического чуда, - говорит профессор-политолог Майкл Эдвардс, увлекающийся историей магов, колдунов и фокусников. - Самым замечательным было то, что «Турок» некоторым образом стирал в умах людей различия между механическими и человеческими проявлениями. Этот неодушевленный шахматист дал первый толчок широкой дискуссии о мышлении машин, которая продолжается до сего дня».
Безусловно, далеко не все современники Вольфганга фон Кемпелена верили, что механический прибор, сделанный из дерева, металлических рычагов и шестеренок, может разумно реагировать на действия человека. Однако никто из них не мог объяснить, что же происходило у них на глазах.
За свою долгую жизнь «Турок» несколько раз переходил из рук в руки, пока не попал в филадельфийский музей, где его и застал пожар 1854 года. Однако около десяти лет назад изготовитель реквизита для фокусников и коллекционер причудливых автоматов Джон Гохэн из Лос-Анджелеса буквально возродил его «из пепла», раскрыв секрет чудесного шахматиста.
Оказывается, перед сеансом в конторке прятался... человек, устраивающийся на поворачивающемся сиденьи таким образом, чтобы остаться незамеченным во время демонстрации «внутренностей» шкафчика перед матчем. Невидимый никому, он мог вести игру, глядя на шахматную доску снизу. Каждая ее клетка имела прикрепленный внизу кусочек металла, который двигался, когда противник передвигал сверху намагниченные фигуры. У спрятанного игрока была и собственная доска, показывающая движения, которые нужно сделать с помощью пантографа - механического прибора, который заставлял руку «Турка» повторять живые движения.
Сейчас Джон Гохэн изредка устраивает шоу со своей старинной игрушкой. «Он выглядит превосходно, - говорит о «Турке» фокусник Майк Кэвни. - Он еще способен захватывать людей». Но тот же Кэвни сетует на то, что последние книги и статьи о «Турке» разрушили классическую иллюзию: «Очень жаль, что они лишают людей веры в чудо».