Профессор из Теннесси

Америка
№9 (724)

«А я берусь утверждать, что вы, господин президент и другие демократы ошибаетесь, и то, что вы проталкиваете свой вариант реформы может закончиться печально для всей страны»,- утверждал на прошлой неделе сенатор от Теннесси Ламар Александер на встрече законодателей с президентом Бараком Обамой.
Предметом дискуссии законодательной и исполнительной властей стала реформа системы здравоохранения. Еще в начале этого года, после поражения демократов на специальных выборах в Сенат в  Массачусетсе, где победил республиканец, многие посчитали, что Обама со товарищи откажется от непопулярной и трудно проходимой реформы. Но оказалось, что у администрации свои представления о судьбе билля, и накануне решающего голосования в Конгрессе, Обама решил изобразить попытку привлечения к процессу законотворчества республиканцев. Для чего и было собрано представительное собрание законодателей от обеих партий. На нем то, теннессийский сенатор и предложил начать работу  над реформой с чистого листа и продвигать ее шаг за шагом - постепенно.
Убедить президента не удалось. «Я знаю, что прав на все сто процентов»,- отреагировал на предложения сенатора Обама. И, отмахнувшись от чуждых предложений, президент, скорее всего, будет действовать по планам своих советников. Что, может оказаться губительным не только для его партии, но и для тех о ком он вроде бы заботится – для большинства американцев.
Что же касается сенатора от Теннесси, то он, по мнению большинства политологов,  выразив вполне разумные контрпредложения либеральному проекту президента и его команды, сумел набрать дополнительные очки.
Старший сенатор от Теннесси Эндрю Ламар Александер родился в 1940 году в небольшом городке Мэривилле в семье учителей. Окончив с отличием школу, он получил диплом бакалавра в Vanderbilt University, а затем и степень доктора права в юридической школе Нью-Йоркского университета.
После получения диплома юриста он почти четыре года работал клерком в апелляционном суде в Новом Орлеане, однако затем решил отказаться от судебной карьеры и заняться политикой. В 1967 году он перешел на работу в Сенат, став помощником сенатора от Теннесси Ховарда Бейкера. Александер вспоминает это время с улыбкой. Ведь именно тогда он познакомился со своей будущей женой (она работала помощником  другого сенатора), а его товарищем по общежитию для сотрудников был будущий сенатор от Миссисипи, его однопартиец Трент Лотт.
Александер недолго проработал в Вашингтоне, через три года он вернулся в Теннесси, куда его пригласили в качестве менеджера избирательной кампании местного дантиста и филантропа Уинфелда Дана, баллотировавшегося на пост губернатора штата.
Молодому политику удалось провести настолько блестяще избирательную  кампанию, что Данн победил без особого труда.  Эта успешная кампания произвела впечатление на руководство республиканской организации штата. Такое, что в 1974 году его выдвинули на пост губернатора штата.  Однако выборы он проиграл бывшему конгрессмену-демократу Рэю Блентону.
Демократам удалось связать Александера с ушедшим со скандалом в отставку президентом Никсоном. Молодой политик действительно почти год работал помощником одного из президентских порученцев, но, конечно же, никакого отношения к уотергейтскому скандалу не имел. Но черный пиар оказался сильнее - Блентон выиграл, набрав на 8 процентов голосов больше.
Ламар Александер выиграл следующие губернаторские выборы. После череды финансовых скандалов, губернатор Блентон решил не выставлять свою кандидатуру на перевыборы, и демократам пришлось подбирать замену. Их тогдашний кандидат Джейк  Батчер, крупный банкир, не пользовался популярностью у избирателей.  А если учесть, что сам Александер в ходе своей кампании прошел чуть ли не весь штат пешком (это был необычный и выигрышный политический ход),  то еще до выборов их исход был понятен.
 Александер проработал губернатором два разрешенных местной конституцией срока – до января 1987 года. Он пользовался большой поддержкой избирателей штата и набрал на перевыборах 70 процентов голосов. Впрочем, его популярность перешла границы Теннесси, в течение второго срока он был избран председателем конференции губернаторов-республиканцев. Его считали одним из потенциальных кандидатов в президенты от республиканской партии.
Он и стал им, но в несколько другой сфере... после ухода с политической арены, Александер несколько лет проработал президентом Университета Теннеси, пока Джордж Буш-старший не пригласил его в свой кабинет министром образования. Александер много лет преподавал в разных колледжах, как до так и после своего недолгого пребывания на посту министра. Может поэтому не питающие к нему симпатии консерваторы прозвали теннессийского политика «профессором».
И все же, он  мечтал стать президентом,  он добивался партийной номинации на президентских выборах в 1996 и 2000 годах. В 1996 году он сошел с дистанции после кокуса в Айове и праймериз в Нью-Гемпшире ( он финишировал третьим). В 1999 году он даже не дошел про праймериз. Проколесив несколько месяцев по стране на свои джипе, Александер понял, что ему ничего не светит и отказался от борьбы. В интервью того времени газете «Нью-Йорк таймс»  он сказал, что «партийный отбор номинантов в президенты настолько несовершенен и в нем столь значительную роль играют деньги, собранные кандидатами, что он лично не представляет себе продолжения политической карьеры и намерен сосредоточиться на преподавательской деятельности».
Однако несмотря на свои обещания больше не играть в политику, он по просьбе президента Буша-младшего принял участие в борьбе за освободившееся в Сенате место ушедшего в отставку Фреда Томпсона. Несмотря на поддержку Белого дома, умеренный республиканец Александер столкнулся с противодействием в собственной партии. На праймериз местные консерваторы выставили против него одного из инициаторов импичмента президенту Клинтону, конгрессмена Эдда Брайанта, известного своими ультраконсервативными взглядами. И Брайант не стеснялся в средствах, поливая противника грязью при каждом удобном случае. Не помогло... Александер хоть и с большим трудом, но прошел праймериз. И уже значительно легче победил на выборах своего оппонента-демократа, став первым в истории штата политиком, занимавшим посту губернатора и сенатора. Кроме того он стал старейшим сенатором-первогодком, избранным от Теннесси.
В Сенате Александер сразу же занялся внешнеполитическими проблемами и на сегодняшний день является одним из самых опытных членов палаты в этой области. В отличие от большинства своих коллег он способен признавать ошибки и менять свою позицию. К примеру, сенатор был сторонником вторжения в Ирак еще до начала войны. Однако уже через год после начала кампании, он изменил свою позицию, называя ее ошибкой и «уроком для страны». При этом он считал и считает вывод войск из Ирака ошибкой, так как «подобные действия приведут к бессмысленности всей предыдущей кампании». 
Он часто голосует, что называется против партийной линии, хотя и занимает третий по старшинству пост в палате – является председателем республиканской конференции сенаторов.  В июле прошлого года он стал одним из немногих республиканцев, кто поддержал кандидатуру Сони Сотомайор на пост члена Верховного суда страны.  А месяцем ранее, также вопреки мнению консерваторов, проголосовал за назначение Гарольда Коха, известного противника свободной продажи оружия, на пост в Госдепартаменте. В прошлом году он чаще других республиканцев поддерживал демократов, потому что считает самым главным в работе палаты - результат, который поможет избирателю. А не политические игры, которыми занимается большая часть его коллег. За это его и уважают.
Что же касается нынешней попытки обамовской администрации коренным образом изменить национальную систему здравоохранения, то Александер не раз выступал против либерального проекта реформы. Часть своих претензий он выразил на встрече с президентом. Это и повышение налогов, что он, как и большинство республиканцев, считает ошибкой. Это и увеличение федерального долга. А также активное вмешательство государства в вопросы медицинского страхования.
Александер считает, что обамовский проект реформы приведет лишь к удорожанию медицинских услуг и медстраховок. В среднем по стране цены на эти услуги вырастут на 13 процентов. И не всем американцам государство возместит эти затраты. Именно поэтому он предложил президенту свой пакет мер, постепенной реформы. И в чем-то бывший губернатор, сталкивавшийся с подобными проблемами в самом Теннесси прав, потому что о проблемах своих избирателей он знает не понаслышке.
Увы, на сей раз профессор Обама не услышал «профессора» Александера. А зря.


Комментарии (Всего: 12)

Забыл добавить. Тут один комментатор Дмитрий жаловался, что в РБ явный недостаток авторов правого толка, всяких консерваторов и антилибералов. Статья Грановского плюс реклама плодотворности антиобамовщины, подготовленная М.Леоновым, плюс материалы без автора "Президенту грабли не мешают", "Обама помешан на сокращении вооружений" - оперативная реакция редакции на пожелания Дмитрия. Дмитрий, примите мои поздравления!Ну,ну!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Есть такое слово "демагогия". С помощью этого приема Грановский свои оголтелые республиканские настроения прикрывает подробным рассказом об Александере, ради которого, как утверждает Грановский, "Обама решил изобразить попытку привлечения к процессу законотворчества республиканцев". Все, кто видел эту встречу,убеждены, что никакого "изображения" там не было. Там был острый диспут, в котором слишком эмоциональные республиканцы потерпели поражение. Особенно умилила меня сентенция Грановского: "И, отмахнувшись от чуждых предложений, президент, скорее всего, будет действовать по планам своих советников. Что, может оказаться губительным не только для его партии, но и для тех о ком он вроде бы заботится – для большинства американцев". Такие сентенции уместно произносить с амвона какого-нибудь консервативного храма или, на крайний случай, на волне 770АМ. У того, кто не любит демагогии, возникает вопрос, от чего именно отмахнулся Обама? Демагог же в ответ ограничивается заявлением: "Что же касается сенатора от Теннесси, то он, по мнению большинства политологов, выразив вполне разумные контрпредложения либеральному проекту президента и его команды, сумел набрать дополнительные очки." И еще:" он предложил президенту свой пакет мер постепенной реформы".Черт побери, где эти контрпредложения и пакет мер, г-н республиканец-демагог?
В своем штате Александер победил потому, что все обошел пешком. А в стране, поездив на джипе, он не победил. Испугался, наверное, пройти страну пешком.
Статья ничего, кроме презрения, не вызывает.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *

1 2