В Иерихон и обратно

В мире
№9 (724)

Сегодняшний Иерихон (Иерихо;  Ариха) – это малодоступное место. Город на территории , столица  в , население немногим более 20 тыс. чел., расположен на севере , примерно в 7 км к западу от реки , в 12 км к северо-западу от  и в 30 км к северо-востоку от .
 Иерихон нельзя не заметить, когда на машине стремительно спускаешься из Иерусалима в сторону Иудейской пустыни. Днем слева на горизонте крыши его домов мерцают в мареве яркого солнца и разноцветными огоньками – ночью. Тысячи израильтян и гостей нашей страны (свыше 3 млн. туристов в год), направляясь к Мертвому морю, проезжают мимо, но не могут попасть.
Один из самых древних городов на земле, который неоднократно упоминается в . Остатки его раскопанных стен датируют пятым тысячелетием до нашей эры. Танах именует Иерихон как город пальм. В средние века захватчики разрушили его ирригационную систему, вырубили деревья, и Иерихон превратился в маленькую деревушку.
До 2000 г. это был туристический рай, работало единственное в Израиле казино, куда выстраивалась длинная вереница машин. Интифада положила этому конец.
В Иерихоне сохранилось много еврейских мест - неопровержимое свидетельство, кто тут был хозяином тысячу лет назад. Единственный способ их посетить - получить разрешение от ЦАХАЛа. Но сделать это не просто. Город относится к территориям класса «А», что означает полный запрет доступа для израильтян.
Амута религиозных сионистов «Место встречи» из Кирьят-Арба сумела получить заветное разрешение на посещение Иерихона. Наша цель – древняя синагога “Шалом аль Исраэль” (Мир Израилю). Такое бывает не чаще одного раза за два месяца. И не индивидуальным паломникам, а только большим группам, поскольку требует серьезного сопровождения со стороны Армии Обороны Израиля и палестинской полиции, которые в данном случае координируют свои действия.
Как было пропустить подобный случай? Накануне поездки слова «армия разрешила» я воспринимал абстрактно. Ну, разрешила, что еще? Значит, пустят. Однако когда наш автобус в назначенный час подъехал к крохотному ишувчику Мэвуот Иерихо, в окно я увидел целую военную колонну - бронетранспортер и четыре джипа. Это еще откуда? Cорвалось?
Накануне такие сомнения зародились. 10 февраля, за четыре дня до визита в Иерихон, на перекрестке Тапуах в Самарии трагически погиб 26-летний старшина Ихаб Хатиб из подразделения “Кфир”, житель друзской деревни Магар. К его машине приблизился палестинец и через открытое окно несколько раз вонзил нож в грудь солдату. Убийцей оказался ... офицер палестинской полиции Мухаммад Хатиб из деревни Яабед, расположенной недалеко от Дженина. Армейские блокпосты не могли помешать террористу, так как офицеры палестинской полиции имеют право свободно перемещаться по территории Самарии. С января 2010 г. на территории Центрального военного округа было зарегистрировано 20 изъятий ножей у палестинцев и 12 попыток минирования гражданских и военных объектов посредством взрывных устройств.
Когда в 1993 г. в соответствии с соглашениями, подписанными в Осло, Иерихон отошел к Палестинской автономии, группа еврейских энтузиастов продолжила молиться в синагоге “Шалом аль-Исраэль” в центре Иерихона. Раз в две недели они разбивали палаточный лагерь неподалёку от Наарана – развалин древнего еврейского города к северо-западу от Иерихона. Сначала передвигаться по дорогам было не безопасно – летели камни. Поселенцы пробовали договориться по-хорошему. Так разумнее, соседи должны помогать друг другу. После очередного камнеметания,евреи снесли у палестинцев один ряд плантации бананов. Не помогло, тогда - еще один ряд ... Подействовало, нейтралитет был установлен. Но армия может уйти в любой момент, если поступит приказ. Но религиозных сионистов это не пугает, они верят в свое предназначение и миссию (Бог хранит).
Из палаточного городка со временем вырос форпост Мэвуот Иерихо. Сегодня в нём проживает уже 25 семей. Вместо караванов строят постоянные дома. Поселение подключено ко всем инфраструктурам местного совета (вода, электричество, телефон). Дети ходят в школу, а жители исправно платят налоги. Однако формально это все еще самозванный форпост. Для “законности” ему не хватает подписи министра обороны. Политические игры между «Аводой», «Ликудом» и «Кадимой», давление Европейского сообщества, а теперь еще и США отодвигают эту перспективу.
Перед тем как двинуться в Иерихон командир конвоя, поджидавшего нас у Мэвуот Иерихо, поинтересовался: оружие есть? Если да, то потребовал передать на хранение. Двое мужчин из нашей группы так и поступили.
Вид у сопровождающих из МАГАВ (пограничная полиция) и ЦАХАЛ был угрожающий. Винтовки с оптическим прицелом, гранатомет, два ручных пулемета, бинокли, рация. На каждом – бронежилет. Колени и щиколотки у некоторых солдат и офицеров перехвачены пластиковыми щитками, как у хоккеистов, что создавало впечатление, что перед вами персонажи из фильма «Терминатор». Судя по стоптанной обуви и потертому оружию, солдаты не раз были в деле. Патрулирование для них - вид боевой работы. На «штахим» (территория за зеленой чертой, границы 1967 г.) последствия всегда не предсказуемы, лучше быть начеку. И все это на фоне пасторальной природы и размягчающей внешней идиллии. Как дорого приходится платить за каждое мгновение покоя в этих краях.
Построившись в колонну, зеленые военные автомашины спереди и сзади, а наш автобус посередине, мы двинулись. К Иерихону подъехали с севера. На КПП палестинский флаг и блокпост. Останавливаемся и что-то ждем. Палестинские полицейские, энергично жестикулируя, пропускают параллельно двигающийся арабский транспорт. Развалюхи на колесах, тележки с осликами, нагруженные домашним барахлом, хозяйскими принадлежностями или стройматериалами. Все в пыли, хорошо еще не так жарко. Летом тут стоять в пробке - мука.
Почему стоим? Первое, что приходит в голову, – палестинцы специально мурыжат, чтобы показать, кто тут главный. Но через четверть часа все проясняется. Ждали палестинский патруль, который должен был сопровождать. Это еще три белых джипа и синяя легковушка с их главным. Полицейские из ООП замыкают колонну с двух сторон, и шлагбаум поднимается.
Мы в Иерихоне. Внешний вид городочка поражает. Кругом запустение и бедность, разбитые дороги, никакой зелени! Кучи строительного и бытового мусора, который ветер свободно гоняет из стороны в сторону. Никакой планировки, полный сумбур построек. Вдруг среди хлама поднимается жилой дом, как правило, на два этажа. Черные бочки с водой на крыше, старенькое авто у ворот. Вот картина, которая гипнотизирует трогательных европейцев, чтобы поучать Израиль, как нужно жить с палестинцами в мире.
Нас провожают взглядами дети и подростки 12-14 лет. При других обстоятельствах они с удовольствием пульнули бы в нас камни. Экскурсионный автобус без двойных стекол и брони. Вот бы досталось. Но нельзя – с нами охрана. Палестинские полицейские, как советские милиционеры. Выучка и выправка - плохие, но власти сколько угодно. Хулиганы под контролем. 
Автобус подруливает к синагоге. С ее двора открывается вид на хасмонейскую крепость Док на вершине горы. Потом там построили церковь, а левее и ниже и крестоносцы основали монастырь Каранталь. Перед тем, как выпустить нас наружу, солдаты под командой офицера прочесали местность, чтобы удостовериться, что все «чисто». На головах у израильских военных вместо беретов – каски и камуфляж. Автоматы – наперевес, палец на спусковом крючке. Патроны в рожке – настоящие, запасные магазины – четыре на поясе и пятый примотан изоляционной лентой к стволу М-16.
Экипировка палестинской полиции, которая кучкой напротив, разительно отличается. Старые советские «Калашниковы», бронежилетов и касок нет и в помине. Да и зачем? Кто на кого нападать собирается?
Выходим из автобуса и крутим головами по сторонам. Сквозь строй вооруженных солдат проходим в синагогу. Все – настоящее!
Синагога «Шалом аль Исраэль» была построена в VIII веке новой эры. Почти полностью сохранилась уникальная мозаика. Хорошо виден знаменитый рисунок: менора, шофар и лулав. В отличие от синагог талмудического периода нет только изображений зверей и знаков зодиака. Легко читается надпись “шалом аль-Исраэль” – мир Израилю.
При входе в синагогу на полу надпись, где упомянуты имена тех, кто пожертвовал деньги на синагогу. Когда местный халиф построил в Иерихоне дворец, то мозаика в нем оказалась такой же, как в синагоге.
Иосиф Флавий описывает Иерихон, как рай земной: прекрасные пальмы, драгоценный бальзам, плодородные земли, тень, журчание вод ... И все это к XIX в. превратилось в грязную и бедную арабскую деревню.
Иерихон начинает возрождаться с начала XX века. В 1936 г. раскопали синагогу «Шалом аль Исраэль», но евреи смогли посещать ее только после войны 1967 г. Над остатками синагоги арабы успели построить жилой дом. Быстро сообразив, они начали брать с евреев деньги за осмотр мозаики. Потом дом выкупило Управление национальных парков Израиля.
В 2000 г. арабы сожгли синагогу, ученики иешивы бежали. Свиток Торы не пострадал, но так и остался запертым в сейфе. Когда все успокоилось, израильские военные передали чиновникам ООП код от сейфа, и Свиток был возвращен евреям. Сейчас он находится в синагоге Мевуот Иерихо.
Через два часа пришло время уезжать. Офицер тактично кивнул нашему экскурсоводу Ицхаку, и он с пониманием позвал всех в автобус.
По дороге домой я задумался, а надо было ли так рисковать? Хорошо, что все обошлось. Но в пасть к дракону по собственной воле? Наверное, мне это предстоит еще понять.

Леонид Смиловицкий
Иерусалим, 18 февраля 2010 г.