“Вы, как судьи, нарисуйте наши судьбы...”

Этюды о прекрасном
№6 (981)

Это удивительная выставка. И удивительна  уже тем, что представляющий её художник многомерно талантлив, что родился он ровнёшенько 75 лет тому назад, так что выставка эта, по сути, юбилейная. Но главное... Главное в том, что художник этот - личность. В жизни, в отношениях с людьми, в искусстве. И что данный Богом талант его многогранен.
Леонид Гринберг - витражист. Не просто мастер цветного стекла, но создатель картины  (не путайте с расцвеченным рисунком на стекле), создатель витража, т.е. орнаментальной или сюжетной композиции, своеобразной мозаики из разновеликих, разнообразнейших отттенков и формы кусочков стекла.
Причём, Гринберг един в трёх лицах: он носитель идеи, рождённой его собственной фантазией и богатым художественным воображением, автор “картона” - эскизов к будущему витражу, и уже непосредственно тяжелейщей работы над стеклянной композицией - до её завершения.
Стоит напомнить, что даже  великий Шагал, чья идееспособность позволяла задумать, а затем преобразовать свою новаторскую идею в подробнейшие эскизы витража, изготовлением его не занимался.
Эту многотрудную “стекольную” работу выполняли профессионалы-витражисты.
В каждом витраже у Гринберга главное - композиция. Интересная, выверенная, подчас необычная. Будто озвученная.
Решение не только бешено колористическое ( а колорист художник - от Бога!) и бешено экспрессивное, но ещё и философское, а исполнение мастерское.
В каждой его последних лет работе буйство музыки. красок и мысли - и в говорящих, словно источающих аромат букетах, и в этих свирепых драконах, властно символизирующих жизнь со всеми её отнюдь не только радостными сюрпризами, и в портрете, да, да, именно портрете сумевшего выстоять в веках Иерусалима, в котором и удивительная красота древнего и юного города, и читаемое внимательным и восхищённым зрителем умение противостоять всякой разрушительной силе.
Откуда всё это у мастера, одессита по рождению, хоть и жил он в солнечной Одессе всего-то 9 месяцев, а потом носило его семью вслед за отцом-военным по всему Союзу, пока не осели в Риге. Там стал инженером, а потом закончил факультет промышленного дизайна Латвийской академии художеств.
Дизайном занимался успешнейше - и голова, и руки золотые. К стеклу пришёл лишь в Нью-Йорке, учился с нуля, но наращивал ювелирное и  изобретательное своё мастерство со скоростью невероятной.
Прошли годы труда и исканий, и вырос Мастер. Художник. Чьи всегда оригинальные, достойные музейных экспозиций произведения поражают силой - художественной, истинно мужской, человеческой.
И это сила таланта.
Маргарита Шкляревская