Король умер. Да здравствует король!

В мире
№6 (981)

Уже долгие годы королевство является одним из ключевых игроков в мировой, а тем более, в региональной политике, и потому новости приходящие в эти дни из Эр-Рияда, где на престол вступил 79-летний брат Абдаллы, Салман, представляют для нас огромный интерес.
Покойный монарх правил обладающей огромными нефтяными богатствами страной с 27-миллионным населением, фактически начиная с 1996 года, когда состояние здоровья короля Фахда перестало позволять тому исполнять свои обязанности. Формально же Абдалла взошел на престол в 2005-м.
Он был деятельным правителем как во внутренней сфере, так и во внешней политике. По стандартам такой суперконсервативной страны как СА его можно назвать реформатором. За время правления Абдаллы произошло дальнейшее сближение королевства с США и другими западными странами, в то же время продолжилось жесткое противостояние с шиитским Ираном и различными суннитскими движениями фундаменталистского толка, будь то “Братья-мусульмане”, ХАМАС и салафитские течения, близкие к “Аль-Каиде”.
Среди наиболее известных дипломатических шагов Абдаллы - так называемая “Саудовская инициатива”, озвученная им в 2002 году. В этом документе Израилю предлагалась нормализация отношений с арабским миром в обмен на возвращение палестинских беженцев и к границам 1967 года.
Официально Израиль и СА не поддерживают отношений, однако на конфиденциальном уровне, по сведениям, периодически попадающим в иностранные СМИ, имеют место быть довольно тесные контакты.
Опять-таки, согласно иностранной прессе, эти контакты еще более интенсифицировались в последние годы, когда иранская угроза во всех ее проявлениях стала для обеих стран как нельзя более актуальной.
Показательно, что в связи со смертью Абдаллы свои соболезнования высказали как бывший президент еврейского государства Шимон Перес, так и нынешний, Руби Ривлин.
Не только для Израиля, но и для СА Иран является главной головной болью. Абдалла придавал огромное значение противостоянию с Тегераном. Правда, в отличие от Израиля, борьба Эр-Рияда носила, в основном, закулисный характер. Тем не менее, ее значимость трудно переоценить. Обладая огромными запасами нефти и финансовыми ресурсами, СА имела и имеет возможность влиять в иранском вопросе на позиции крупнейших держав, будь то США, страны Западной Европы и даже Россия, позиции которой никак не назовешь дружественными по отношению к Эр-Рияду.
То, что против Ирана в итоге были введены весьма жесткие санкции, а окончательный договор с ним по поводу его ядерной программы на данный момент еще не заключен, - в значительной степени заслуга Абдаллы.
Однако незримая война с Ираном одной лишь ядерной программой не ограничивается. Так, в ходе “арабской весны” саудовцам пришлось спешно спасать суннитский режим соседнего Бахрейна, чья власть оказалась под угрозой со стороны шиитского большинства, поддерживаемого Ираном и ливанской “Хизбаллой”. Только ввод войск СА в Бахрейн смог переломить наметившуюся ситуацию. Имеет место противостояние в Ливане, Сирии и Йемене, где обе стороны, соответственно, поддерживают суннитские и шиитские силы. Ареной разборок двух государств является и Ирак.
Согласно информации, увидевшей свет благодаря сайту “Викиликс”, в беседах с американскими официальными лицами, Абдалла, говоря об Иране вообще и о его ядерной программе в частности, не раз отбрасывал дипломатичность и попросту настаивал на том, чтобы США “отрубила голову змее”…
Обвал цен на нефть в последние месяцы, а главное, последовательное нежелание СА сократить добычу черного золота и тем самым снизить предложение на рынке, во многом объясняется как раз желанием экономически задушить главного врага. Экономика Ирана в значительной степени зависит от экспорта нефти, и если цены на нее долгое время сохранятся примерно на нынешнем уровне, для режима аятолл этот удар может оказаться катастрофическим. В то же время для СА с ее валютными резервами и низкой себестоимостью добычи нефти низкие цены - не столь значимая проблема.
Салман - шестой по счету король, сын основателя династии Абдул-Азиза, скончавшегося в 1953 году. То, что власть в СА до сих пор переходит от брата к брату (всего у Абдул-Азиза было 37 сыновей, Салман по старшинству - 25-й), - объясняет тот факт, что наследники восходят на престол в весьма преклонном возрасте. В последние годы своей жизни Абдалла, скончавшийся от осложнения после пневмонии, тяжело болел. Из-за этого с 2012 года Салман, ставший тогда наследником престола, являлся если не фактическим правителем, то соправителем королевства. Этот момент, а также сама консервативная семейная структура власти в СА как раз и позволяют прогнозировать, что коренных перемен в политике страны не произойдет. Новый король - опытный администратор. Целых полвека (!), до 2011 года, он был мэром столицы Саудовской Аравии, и за эти годы она изменилась до неузнаваемости. Принц сумел обзавестись обширными связями во влиятельных бедуинских племенах, обитающих возле Эр-Рияда. Затем произошел резкий карьерный скачок на пост министра обороны, и в 2012-м Салман стал наследником престола. Правда, близким советником короля он был задолго до этого.
Похвастаться крепким здоровьем в свои 79 лет Салман не может. Точно известно, что он перенес инсульт, вследствие чего одна его рука частично парализована. Согласно ряду источников, он страдает также болезнью Альцгеймера, правда, официальный Эр-Рияд упорно отрицает это. Таким образом, о каких-то долгосрочных перспективах Салмана на троне говорить сложно, и важнейшей фигурой в саудовской политике становится новый наследник престола, 69-летний принц Мукрин…
Король был трижды женат, у него 11 детей. Один из его 10 сыновей в 1985 году стал первым саудовским астронавтом, побывавшем в космосе на американском корабле “Дискавери”.
Знакомые с Салманом политики оценивают его как “консервативного реформатора”, не готового к резким телодвижениям в очень специфической внутренней политике страны. Вызовы же новому правителю предстоят непростые. Очень высокий уровень жизни в стране, обеспечиваемый нефтяными доходами, позволял до сих пор достаточно эффективно сдерживать недовольство как шиитского меньшинства, так и суннитских граждан абсолютной монархии.
Однако так не может продолжаться вечно. Отсутствие в стране гражданских свобод, система власти, образ жизни многочисленных членов королевской семьи - эти и другие факторы способствуют росту популярности в стране различных экстремистских суннитских движений типа “Аль-Каиды” и ИГа. Именно их, тем более в свете общей границы с Ираком, наряду с шиитами в СА считают основной угрозой своей безопасности. Кстати, этот пункт, как и иранская проблема, тоже является важной точкой соприкосновения интересов с Израилем.
Что касается гражданских и политических свобод в стране, от нового престарелого монарха не стоит ожидать чего-то кардинального. В этом отношении не намечается и серьезного усиления давления на королевство со стороны Вашингтона.
Для всего мира ключевой является, в первую очередь, нефтяная политика СА, и потому все с огромным нетерпением ожидают каких-либо “сигналов” на этот счет со стороны нового короля или хотя бы того, что можно расценить как сигнал. Не случайно новость о смерти Абдаллы привела к некоторому повышению цен на черное золото, правда, высокие шансы на преемственность курса со стороны нового монарха привели к тому, что рост цен оказался очень краткосрочным.
Среди “сигналов” обозреватели называют возможные персональные перемены, в частности, гипотетическую смену министра, ответственного за нефтедобычу в королевстве. Правда, на момент написания этих строк намеков на нее не наблюдалось.
Что касается внешней политики, можно перечислить несколько направлений, где роль СА очень велика, и потому изменение подхода со стороны нового короля может иметь большое значение. В первую очередь это, конечно же, Иран. Сохранение и даже усиление и без того весьма жесткой саудовской политики по проблеме иранской ядерной угрозы особенно важно сейчас, когда “большая шестерка” ведет интенсивные переговоры с Тегераном.
До сих пор Эр-Рияд противился недопустимым, с его (и нашей) точки зрения, возможным компромиссам с Ираном. Если саудовцы продолжат задействовать имеющиеся у них финансовые и нефтяные рычаги, это может оказать очень позитивное влияние на конечный результат.
Еще одним важнейшим для всего региона аспектом саудовской политики являются отношения с Египтом. Не будет преувеличением утверждение, что на данный момент именно СА является экономическим и финансовым фундаментом египетского президента А-Сиси. Не случайно в этой стране по поводу смерти Абдаллы был объявлен аж 7-дневный траур (в самой СА, согласно ваххабитской традиции, траура не было вообще).
Снижение саудовской помощи Египту может привести к самым тяжелым последствиям для нового режима в Каире, а продолжение помощи дает ему относительную стабильность и даже возможность производить массовые закупки новейших вооружений, в первую очередь, во Франции, но и в России, что мы в последние месяцы наблюдали.
Кстати, такого рода закупки Египта, а в ближайшей перспективе Ливана, часто рассматриваются в качестве той самой платы саудовцами странам-продавцам за “более правильную политику” в важных для Эр-Рияда вопросах (иранском, сирийском и т.д.). Сирия, Ирак, Ливан - во всех этих странах значимость саудовского влияния велика, и потому любые перемены в политике СА не останутся незаметными.
Отдельного внимания заслуживает Йемен. Именно здесь в последнее время крайне враждебные Эр-Рияду и поддерживаемые Ираном шиитские повстанцы добились колоссальных успехов. Наличие очень длинной границы (почти 1500 километров) с Йеменом и влияние происходящего там на саудовское шиитское меньшинство, безусловно, прибавит головной боли новому королю.

Давид Шарп

 “Новости недели”