На свободу с чистой совестью

Америка
№6 (981)

В прошлом году, согласно данным национального реестра реабилитаций (National Registry of Exonerations),  который составляется юристами университета Мичигана и Северовосточного университета, был установлен абсолютный рекорд по части  оправдания невиновных зэков – из американских тюрем вышли на свободу 125 человек, которые незаслуженно понесли наказание. Некоторые из них успели провести за решеткой  по 20 и более лет, шесть ожидали смертной казни и провели в камере смертников более 30 лет.

Подобные результаты, если учесть, что за предыдущие два года было оправдано чуть больше 90 человек, а за 26 лет чуть более тысячи, удивляют многих специалистов. Неужели наша юридическая система, в которой довольно сложно добиться оправдания, начала меняться в лучшую сторону?

«Количество реабилитаций растет благодаря тому, - говорит один из создателей этого реестра профессор права из Мичигана Сэмюэл Гросс, - что в последние годы в этом процессе активное участие принимают сотрудники прокуратуры и правоохранительные органы.

Если в 2009 году пересмотр дел стороной обвинения привел к двум оправданиям, в прошлом году  – к 13, то уже в этом более 50% оправданий вызваны усилиями сотрудников этого ведомства.

Сегодня определенная часть американских прокуроров наконец-то осознала, что часть судебных решений неправосудна из-за ошибок следствия и обвинения. Это позволило нам и нашим коллегам в разных штатах страны привлечь внимание к сомнительным делам и добиться их пересмотра. 

Даже если сотрудники правоохранительных органов не инициируют расследование этих дел сами, они теперь охотнее оказывают поддержку адвокатам в исследовании доказательств и обстоятельств преступления.

Особенно обнадеживает то, что в последние годы в окружных прокуратурах появились специальные отделы, задача которых - изучение вызывающих сомнения дела. Такую практику можно лишь приветствовать, и она дает надежду, что уровень обвинения в судах вырастет, а количество невиновных американцев в тюрьмах сократится».

Большую роль в увеличении количества реабилитаций также сыграло активное применение в расследовании анализов ДНК. Это не только облегчает работу следствия, но и дает решающие аргументы адвокатам, отстаивающим невиновность своих клиентов. Больше половины заключенных были оправданы благодаря использованию этого метода.

В прошлом году были оправданы 46 человек, которые были осуждены за убийство, которого не совершали. Одним из таких счастливцев, стал житель Пенсильвании Деррика Хамилтон, который отсидел 21 год ни за что. Его дело показывает, насколько несовершенна американская судебная система.

Ранним январским утром 1991 года рядом с 15-летним жителем Бруклина Ташином Дугласом остановился красный «Понтиак», в котором находились трое афроамериканцев: Амир Джонсон, Вилли Доусон и еще один молодой человек, которого Дуглас знал как Декана. Вся эта бригада направлялась к жившему по соседству Нэтениелу Кешу, у которого накануне произошел конфликт с Джонсоном. Дугласа попросили показать билдинг, где живет Кэш   

Когда машина подъехала к билдингу, Доусон созвонился с Кэшем и попросил того спуститься вниз на переговоры.

Выяснение отношений происходило в вестибюле здания, и, очевидно, не задалось с самого начала. Как утверждает Дуглас, через несколько минут Джонсон начал ругаться и угрожать Кэшу. Кэш поначалу отвечал, а потом ударил собеседника в лицо. В ответ Джонсон вытащил пистолет, и несколько раз выстрелил в своего обидчика.

В Кэша, как установило следствие,  попали три пули. Однако, ему удалось выскочить из здания, и он побежал по лестнице вниз на улицу. Но следом за ним выскочил Вилли Доусон, который несколько раз выстрелил Кэшу в спину, и убил его.

Полиция прибыла на место преступления буквально через пять минут после убийства. Ее вызвал один из жильцов, который сообщил, что с места преступления скрылись в машине три афроамериканца. Это запись потом исчезла из обвинительного заключения.

Прибывший наряд обнаружил тело убитого, и женщину, которая рыдала над еще теплым телом. Возглавивший следствие детектив Фрэн Делуиса сразу же ее допросил.

Оплакивала убитого его любовницы Джуэл Смит. Правда, полиции она представилась как Карен, но на то были причины. Дело в том, что подружку Кэша, отбывавшую срок за воровство, выпустили из тюрьмы условно досрочно, и она не хотела впутываться в новое дело.

Смит рассказала следователю, что ничего не видела, так как незадолго до убийства вышла в магазин за продуктами, а когда вернулась, то обнаружила своего любовника мертвым на ступеньках лестницы.

В этот момент из билдинга выскочил Доусон, который прятался внутри здания, и начал рассказывать собравшейся толпе полицейским, что он знает стрелка. Доусон также назвал его имя - Деррик Хамилтон. (Доусона убили через два месяца, убийцу так и не нашли). После этого Смит заявила, что знает его, так как он был приятелем Кэша.

«Я до сих пор не понимаю, зачем он меня оговорил, - говорит Хамилтон, - у меня никогда не было с ним конфликтов, мы практически не пересекались, хотя и жили в одном районе. Я думаю, что таким образом он пытался сбить полицию со следа. При этом он даже не думал, что меня могут осудить за это убийство».

В то время так не думал и сам Хамилтон. Ведь в момент убийства он находился в 78 милях от Нью-Йорка в мотеле Quality Inn в Нью-Хейвене (Коннектикут). Днем ранее он отправился туда на вечеринку к друзьям со своей подружкой Ким Фримен.

Именно в мотеле, после ночной тусовки,  они и узнали, что Кэш, приятель обоих, был убит. А еще через полчаса позвонила мать Фримен, и сообщила, что в ее квартире побывала полиция, которая разыскивала Хамилтона по подозрению в убийстве. Однако девушка заверила мать, что это какая-то ошибка, ведь она все это время была со своим приятелем в другом месте.

Хамилтон был уверен в том, что все обвинения отпадут сами собой, так как у него было стопроцентное алиби, которое могли подтвердить свидетели, а также регистрация в мотеле.

Однако вышло совсем иначе. К 1992 году, когда дело Хамилтона попало в суд, расследование возглавил детектив Луис Скарселла, который в 80-90 годы считался одним из лучших сыщиков Бруклина. Ему удавалось довести до приговора большинство расследуемых дел. Такого показателя не было ни у кого. Правд, сейчас выясняется, что в большинстве случаев чтобы получить нужный результат Скарселла не останавливался ни перед чем: подтасовывал улики, запугивал или подкупал свидетелей. И хотя сам Скарселла это отрицает, дела, которые он успешно выиграл, сейчас рассыпаются.

Согласно судебным документам, которые были поданы на реабилитацию Хамилтона, именно Скарселла заставил Смит обвинить Хамилтона в убийстве, пригрозив, что если она не сделает этого, то он вернет ее за решетку и лишит родительских прав (у нее было двое детей). 

Смит согласилась и в суде дала показания, которые разительно отличались от того, что она говорила раньше. Смит показала, что была свидетельницей стрельбы, и опознала в стрелке Хамилтона. Она также утверждала, что Хамилтон подстерегал своего приятеля у дома, и начал стрелять, когда тот взбегал по лестнице, то есть стрелял снизу.

Эти показания опровергала баллистическая экспертиза, которая доказала, что в Кэша стреляли из двух пистолетов, и несколько пуль были пущены сверху, когда он спускался по лестнице. Но присяжные не обратили внимания на эти факты, а защита не акцентировала на них внимания.

Защита, работа которой вызывает сомнения в ее профессионализме, заявила двух свидетелей, которые могли доказать алиби Хамилтона, но ни один из них не был вызван в суд. Регистрационная книга Quality Inn и другие доказательства пребывания Хамилтона так и не были предъявлены жюри присяжных. В результате он был признан виновным в убийстве, и осужден.

«Это дело можно считать типичным казусом нашей системы правосудия, - говорит его нынешний адвокат Оскар Мишелен, который за последние 12 лет добился реабилитации уже трех своих клиентов. – В нем заключены все ее пороки. Это нечистоплотные следователи, ориентированные на результат прокуроры, и полная поддержка обвинения служителями Фемиды.  Вместо того, чтобы искать истину, суд штампует обвинительные заключения».

Хамилтон провел в тюрьме 21 год, и все это время боролся за пересмотр приговора. Он писал петиции и письма, он обращался к адвокатам. Он даже собрал группу заключенных с такими же проблемами, которая помогала друг другу в попытках восстановить справедливость. 

«Вы не представляете себе, как относятся к каждому известию о реабилитации те, кто оказался в тюрьме в результате судебной ошибки, - продолжает Хамилтон. -  Это тот глоток надежды, который поддерживает большинство таких несчастных людей».

«У Хамилтона были очень слабые шансы на восстановление справедливости, - говорит Мишелен. – Дело в том, что и прокуроры, и адвокаты достаточно скептически относятся к жалобам на несправедливый приговор заключенных, которые отбывают не первый срок. А Хамилтон до этого отсидел семь лет за непредумышленное убийство. И хотя тот срок никакого отношения к этому преступлению не имел, браться за это дело никто не хотел. Ему просто повезло, что нынешний прокурор Бруклина стал пересматривать все приговоры, в которых участвовал следователь Скарселла. Тогда-то правда и обнаружилась, и реабилитация стала возможной».

«Для нашей судебной системы такие несправедливые или фальшивые приговоры не такая уж редкость, - говорит профессор юридической школы Cardozo Иков Янках. - Причины таких неверных решений могут быть самыми разными. Это и ошибки свидетелей, дающих неверные показания -  примерно 77% ошибочных приговоров; это ошибки судебной экспертизы или подтасовка результатов следователями и обвинением - 52%; это адвокатские ошибки: зачастую адвокаты советуют своим клиентам признать вину, чтобы сэкономить время и деньги – 23%. В этом году были реабилитированы 46 человек, которые по совету адвокатов признались в преступлении, которого не совершали. Это могут быть ложные показания полицейских информаторов – 16%.

Общая сумма  - больше ста процентов, потому что в одном деле встречаются несколько нарушений.

Однако каковы бы ни были причины, но, по самым скромным подсчетам  2-4% заключенных, отбывающих заключение за серьезные уголовные преступления, приговорены несправедливо, и их наказание никакого отношения к понятию правосудия не имеет.

По данным  группы  Innocence Project, которая пытается помочь таким заключенным, сейчас как минимум 20 000 невиновных людей находятся в заключении. На самом деле их гораздо больше. И наша задача, вызволить этих людей из тюрьмы».

Несмотря на очевидный прогресс последних лет в деле реабилитации невиновных, задача эта совсем непроста. Суды часто отказывают в рассмотрении подобных дел, в особенности, если такие петиции подаются адвокатами.

«Пересмотр старых дел - довольно дорогой и длительный процесс, которым мало кто хочет заниматься, - продолжает Янкев. - Многие адвокаты, которые искренне желают помочь своему клиенту, вынуждены отказываться от подобных дел, зная скептическое отношение суда к этому процессу. Большинство судей, в том числе и глава Верховного суда страны Джон Робертс, считают, что процесс реабилитации подрывает репутацию самой судебной системы, а потому стараются его тормозить.

Еще одной проблемой в попытке пересмотра старого дела является принцип Double Jeopardy, который гласит, что за одно и то же преступление нельзя подвергать суду дважды. С одной стороны, эта мера должна защищать права американцев, с другой - суды пользуются этим правилом, чтобы отказываться от нового разбирательства дела невиновного человека.

При таком отношении судов многие адвокаты считают попытки добиться справедливости после приговора безнадежным делом. И потому заключенные, которые пытаются найти юридическую поддержку в своем, как им кажется, беспроигрышном деле, сталкиваются с отказами.

 

Кроме того, такая тяжба - достаточно длительный и трудоемкий процесс, которым не все адвокаты согласны заниматься бесплатно.

В среднем адвокатские услуги по подготовке материалов к пересмотру и попытка добиться повторного суда оцениваются в 75 тысяч долларов, причем адвокаты, занимающиеся этим за деньги, требуют половину этой суммы авансом. При этом никаких гарантий успеха, даже в случае убедительных доказательств, нет.

Но у большинства заключенных таких средств нет, и поэтому они могут рассчитывать только на общественные организации, такие как Innocence Project, которых с каждым годом становиться все больше. Это шанс для большинства униженных и оскорбленных очистить свое имя».

Сейчас в Америке работает несколько десятков организаций, помогающих заключенным восстановить справедливость. Это уже упоминавшийся Innocence Project, который начинался в Нью-Йорке, а сейчас разросся по всей стране. Нужно лишь помнить, что Innocence Project специализируется на делах, связанных с анализом ДНК. Существуют некоторые виды преступлений, с которыми адвокаты этой организации не работают –  это приговоры по делам об организованной преступности, мошенничества и похищение персональных данных, а также некоторые другие виды преступлений.

Связаться с представителями Innocence Project и получить более подробную информацию можно по электронной почте - [email protected], или по телефону 212.364.5340. Вся юридическая помощь оказывается бесплатно

Также может помочь несправедлино осужденному манхэттенская группа The Exoneration Initiative, которая уже более 20 лет добивается справедливости для этой категории американцев. Эта группа занимается доказательством невиновности по традиционным делам, и за время своего существования уже добилась реальных результатов для десятков заключенных. Сейчас в суде находится дело Ричарда Розарио, осужденного в 1996 году на 25 лет за убийство в Бронксе. В момент убийства Розарио находился во Флориде, что показали 13 свидетелей, в том числе пастор и заместитель шерифа.

Чтобы обратиться в группу за помощью лучше всего посетить сайт организации exonerationinitiative.org.  Адвокаты этой группы берутся не за все дела, поэтому заявителю прежде всего предлагают заполнить опросник (его форму можно распечатать с сайта), и предоставить подробную информацию о своем деле. После чего  принимается решение.

С представителем группы можно также связаться  по телефону  212.965.9335 или по электронной почте: [email protected]

Главное, оказавшись в тяжелой ситуации, не сдаваться. Шансы восстановить свое имя и честь, если вы не совершали преступления, всегда есть. И с каждым годом их все больше.

Марк Ветров