Ужасы от Скорсезе

Культура
№9 (724)

В прокат вышел новый фильм режиссера Мартина Скорсезе, известный русскоязычному зрителю, как  “Остров проклятых”, а англоязычному, т.е. в первоисточнике – как “Shutter Island”. Наши соотечественники уже не в первый раз переиначивают названия иностранных фильмов по собственному разумению, руководствуясь не точностью перевода, а соответствием сюжетному смыслу. Поскольку “Остров проклятых”, по узнаваемости, уже звучит, как некий киноключ, воспользуемся и мы примелькавшимся стереотипом.
Картину, с бюджетом $80 млн, сняла кинокомпания Paramount Pictures, скооперировавшись со студиями Phoenix Pictures, Sikelia Productions, Appian Way и Hollywood Gang Productions. Премьера фильма должна была состояться 2 октября 2009. но ее перенесли на 4,5 месяца, что заведомо лишало творение живого классика, коим несомненно является Скорсезе, возможности принять участие в номинации на “Оскара”. Почему? Увы, причина легко укладывается в рамки нынешней кризисной ситуации. Дирекция студии объяснила создателям фильма, что у нее попросту нет денег на рекламу картины такого уровня, поскольку “предоскаровская” кампания потянула бы миллионов на 50 долларов. 
В основе “Shutter Island” лежит одноименный роман Денниса Лехэйна, написанный в жанре криминальной драмы пополам с психологическим триллером. Голливуд давно уже обратил внимание на творчество этого модного в Штатах писателя, экранизировав два его романа: “Таинственная река” и “Прощай, детка, прощай”. Для всех творений Лехэйна характерны мрачная, жутковато-таинственная обстановка и криминально-детективный уклон сюжета, за которым непременно скрывается какая-нибудь тайна, до последней страницы держащая читателя в напряжении и неведении. Не стал исключением и этот роман. 
“Моя книга – не реалистическая проза, – объясняет писатель. – Я хотел, чтобы у читателя и зрителя было ощущение проваливающегося под ногами пола, чтобы ему до конца не было понятно, что происходит. И мне кажется, что Марти удалось ухватить это настроение с самого первого кадра.”
Судя по ажиотажу вокруг “Острова проклятых”, наблюдаемому по всему миру, замысел автора книги и автора фильма  удался. Достаточно сказать, что по своим стартовым показателям “Остров” сумел обойти на прокатной дистанции “Аватар”, и уже вторую неделю возглавляет список самых кассовых фильмов североамериканского проката, собрав за 10 дней свыше $75 млн. До сих пор считалось, что Камерона может обскакать только сам Камерон.
Нет, конечно до общих показателей последнего “Острову” еще далеко, но ведь этот фильм только народился, а “Аватар” гуляет по кинотеатрам мира уже 2,5 месяца , завершив февраль с рекордной суммой в $2,475 млрд.
Кстати, в России фильм вышел на день раньше, чем в США –  и все кинотеатры, где он идет, ломятся от зрителей, а у касс выстраиваются длинные очереди. Так что же представляет из себя этот “Остров проклятых”.
Во-первых, в фильме снова был задействован уже опробованный и оправдавший себя альянс между режиссером и главным героем. Скорсезе, как известно, с молодых лет предпочитал работать со своим другом юности Робертом Де Ниро, сняв с его участием целый букет великолепных фильмов. Но, увы, Де Ниро, при всех своих достоинствах, на роли молодых героев уже не годится (в этом году ему стукнет 67), и с некоторых пор его место занял другой актер, позаимствованный у первооткрывателя молодого таланта Камерона – Леонардо ДиКаприо. “Shutter Island” – их четвертая, совместная с Скорсезе работа. (“Отступники”, “Авиатор”, “Банды Нью-Йорка” – первые три.)
Фильм, как и задумал автор, получился мрачным, пугающим, таинственным. Остряки его уже окрестили не психологическим, а “психиатрическим триллером” – и не только за то, что действие происходит в дурдоме тюремного типа (в больнице для заключенных, признанных судом невменяемыми). Разместилась больница в старом замке-крепости, на изолированном от внешнего мира острове Шаттер (Shutter), в Бостонском заливе.  
Именно туда летом 1954-го приезжает судебный пристав (по-американски - маршал) Эдвард Дэниелс (которого играет ДиКаприо) и его новый напарник, Чак Оул (Марк Руффало), с поручением провести расследование. На острове произошло ЧП: из запертой и охраняемой камеры-палаты таинственным образом исчезла заключенная, Рэйчел Соландо, обвиняемая в хладнокровном убийстве собственных троих детей. Поскольку сбежать с острова невозможно, предполагают, что она скрывается где-то в подвалах необъятного, похожего на казематы здания.
Пока приставы пытаются докопаться до истины, все глубже увязая в сопутствующих, мистически-таинственных обстоятельствах, на остров обрушивается жесточайший шторм, окончательно отрезавший его обитателей от Большой земли и ставший причиной бунта лишенных свободы “психов”.
Скорсезе виртуозно лепит атмосферу фильма, погружая зрителя с головой в таинственный и обманчивый мир страшного острова, кадр от кадра нагнетая напряжение и тревожное ожидание, в чем ему потрясающе помогает музыка композитора Робби Робертсона. В его бесподобный, сумрачный саундтрек, с соответствующим образом подобранными фрагментами классической музыки, то вплетаются, то врываются звуки зловещего старого маяка, хлещущего ливня, буйства шторма с тяжелыми ударами волн об отвесные скалы и загробным завыванием ветра. 
В фильме работает всё – вторгшаяся в повествование стихия, зловещие подвалы больницы, образы ее обитателей – надменной и замкнутой охраны, колоритных, почти гойевских умалишенных и их врачей – ученых-медиков, что-то явно утаивающих, затеявших адскую игру с Эдвардом-Леонардо, который уже почти теряет рассудок, но принял непоколебимое решение умереть или докопаться до истины. Дежурное задание превратилось для него в эмоционально непосильную ношу, в испытание на прочность всех качеств его личности и психики.
Все иллюзорно на вырванном из реальности острове. Все настораживает, пугает, рождает у Дэниелса подозрения: в тюрьме-больнице творится что-то неладное, над заключенными проводятся запрещенные опыты. В канву событий вплетена и личная драма героя, виновник которой находится здесь, на острове. Как выразилась одна из зрительниц, “к развязке все мы превратились в трепещущие от страха создания”. А сама развязка неожиданна и непредсказуема.
Неоторые киноведы уже успели разложить фильм и его создателей по полочкам. Скорсезе, утверждают они,  слишком увлекся “арт-хаусом” и излишне затянутыми “флэшбэками” (Для справки: аrt house – термин обозначающий, как правило, некоммерческий фильм, как самовыражение автора, т.е. фильм не для массового зрителя, а для избранной публики. А flashback – отступления от сюжетной линии в прошлое.)
Одни называют игру ДиКаприо и всех персонажей, задействованных в картине, бесподобной, блестящей, другим показалось, что “бедняга Лео” к 35 годам израсходовал всю свою актерскую палитру и мечется из кадра в кадр по пустым тюремным коридорам с одним и тем же иступленным выражением лица, “условно означающим сумасшествие”, а Скорсезе так увлекся созданием “атмосферности, что не заметил потери бойца”. Но даже злопыхатели вынуждены признать: “ только после финальных титров замечаешь, что изгрыз ногти под корень”. Некоторым фильм показался слишком затянутым, а развитие действия заторможенным.
Думается, это отзывы того самого большинства, на которое не рассчитан “арт-хаус”, поскольку и Скорсезе, и  ДиКаприо – мастера высочайшего класса. Леонардо не просто сыграл свою роль, он выложился до основания. Именно его герой является тем стержнем, на котором держится фильм. Если бы это было не так, Скорсезе бы с ним просто не работал.
 Индикатором качества может служить тот факт, что угнетающее воздействие атмосферы острова на психику испытывали не только зрители – этого эффекта создатели фильма добивались намеренно – но и сами актеры, отнюдь того не желая. Съемки велись не в декорациях, а в настоящей заброшенной психиатрической лечебнице, что уже само по себе наводило на съемочную группу “ужас и дрожь”, по признанию Скорсезе . 
На съемочной площадке Леонардо ДиКаприо часто жаловался на недомогание и признаки острого депрессивного психоза. “Должен сказать, что, работая над “Shutter Island”, – рассказывает он, – я получил, пожалуй, самый глубокий и леденящий душу психологический опыт за всю свою карьеру, так как мы снимали жизнь душевнобольных людей тех времен, когда люди с психическими отклонениями содержались не в больницах, а в “психушках”, больше похожих на крепость-тюрьму. Это были очень травмирующие переживания. Обычно о фильмах, в которых снимаюсь, я такие вещи не говорю. Я открывал в себе через своего героя такие грани, о существовании которых и не подозревал. Это было похоже на слоеный пирог: откусываешь верхний слой, под ним уже виднеется второй, а потом третий, и так далее.”
Помимо “Острова проклятых” Леонардо снимался, практически одновременно, в нескольких фильмах: у Кристофера Нолана – тоже в психологическом триллере, “Начало”, в “Мгновении”, “Убить жнеца” и “Телескоп Хаббл”. Первые две роли довели актера до полного физического и эмоционального истощения.
По окончании съемок Лео заявил, что намерен взять тайм-аут, этак годика на два, и в 2010 не примет ни одного предложения на роль, так как ему необходимо на время покинуть кинематограф и посвятить себя самоанализу. Однако на 2011 год уже намечен выход трех фильмов с участием ДиКаприо. (“Акира”, “Заключенные” и “Low Dweller, The”), и все три – триллеры.
Что же касается Мартина Скорсезе, то к подобному жанру в кино маститый режиссер прибегает не часто. Обычно он отдает предпочтение, так называемому, нуар ( film noir – направление в американском кинематографе, отражающее исторический период 1940-50-х годов, т.е. военный и послевоенный, в жанре драмы). В этом направлении, кстати сказать, и в “Острове Проклятых” он остался верен себе.
Свой предыдущий триллер Скорсезе подарил миру почти 20 лет назад – в 1991. То был “Мыс Страха” с Робертом Де Ниро в главной роли (номинированным на Оскара). Но в “Острове проклятых”, по части глубоко запрятанной в нем интриги и высочайшей степени эмоционального накала, граничащего с безумием, он во многом превзошел не только самого себя в “Мысе Страха”, но и таких голливудских “монстров”, как Кубрик и Хичкок.
И все это без использования дешевых, оглоушивающих зрителя спецэффектов, кровавых сцен, развивая повествование неспешно, с чувством, с толком, с расстановкой, время от времени уводя зрителя назад, в трагическое прошлое героя, через его сны-кошмары, видения и мучительные воспоминания ужасов войны (тот самый flashback) – в 1945-м Дэниелс участвовал в освобождении Освенцима, и с тех пор почти каждую ночь он видит железнодорожные составы на путях, распахнутые двери пустых теплушек, и груды человеческих тел у шпал, замурованных в прозрачный лед.
“Я взялся за эту историю в основном из-за жанра, – говорит режиссер. – Это  сильный психологический триллер с примесью готического хоррора – довольно страшная история. При создании картины мы в первую очередь ориентировались на итальянского режиссера Марио Бава, в частности – на непревзойденную классику – его фильм “Три лика страха”.
Едва закончив работу над “Shutter Island”, неутомимый Скорсезе уже готовится к созданию следующих пяти фильмов, выход которых намечен на 2010-2011 годы: “Boardwalk Empire” (сериал) , “Untitled George Harrison Documentary”, “Тишина”, “Восхождение Теодора Рузвельта” и “Синатра”.
Но ни в одном из них Леонардо ДиКаприо не фигурирует.


Комментарии (Всего: 1)

<<Едва закончив работу над “Shutter Island”, неутомимый Скорсезе уже готовится к созданию следующих пяти фильмов, выход которых намечен на 2010-2011 годы: “Boardwalk Empire” (сериал) , “Untitled George Harrison Documentary”, “Тишина”, “Восхождение Теодора Рузвельта” и “Синатра”.
Но ни в одном из них Леонардо ДиКаприо не фигурирует.>>

opyat oshibka!!! dicaprio igraet teda roosevelta v sleduiuchem filme scorsese. eto uze 100%!! xvatit sdirat lzivye novosti iz russkogo interneta!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *