Возможно ли Разлюбить Нью-Йорк?

Будни Большого Яблока
№43 (339)

«Как можно любить город, в котором жители привычно бросают окурки, пустые пакеты и стаканчики, салфетки и другой «гарбидж» прямо на тротуар, даже если неподалеку имеется корзина для мусора!»
«Кому хочется добровольно жить в городе, где в порядке вещей трудишься по 12-15 часов в день при одном выходном, сплошь и рядом за столь малые деньги, что не хватает даже на оплату приличного жилья? Ну разве что новым иммигрантам из еще более худших мест на земле...»[!]
«Как можно привыкнуть к городу, где наряду с фантастическими зданиями соседствуют разоренные районы, больше похожие на Кабул или Грозный?»
«Да в этом городе ежегодно принимается множество хороших законов, о которых власти и местные жители тут же забывают. Вы знаете, например, что неподвижно стоящему автомобилю полагается быть заглушенным через 3 минуты? А какое количество децибел уровня шума дозволяется на улицах Нью-Йорка? А попробуйте-ка напомнить загулявшей далеко за полночь пирушке с танцами на каком-либо этаже «проджекта», что с 11 вечера до шести утра строго-настрого воспрещается любой шум!»
«Как это возможно полюбить жизнь в городе, в котором в любой день можно стать жертвой сумасшедшего бродяги или наркомана и в котором запросто угоняют машины, что нисколько не беспокоит ни полицию, ни страховые компании».
«Можно ли когда-нибудь привыкнуть к бесконечному сидению на заторенных магистралях и грубости нью-йоркских водителей, которые имеют привычку давить на клаксон одновременно с переключением светофора на «зеленый»?
К этим наиболее частым высказываниям о качестве жизни в столице мира каждый из нас может добавить еще дюжину-другую жалоб. Все это так. И все же...
Буквально в двух шагах от редакции "РБ", где то и дело поезда сабвея с грохотом проносятся по эстакаде над медленной вереницей машин вдоль толпы пешеходов, я завернул за угол и от неожиданности остановился, столкнувшись с немигающим взглядом облаченного в тесную черную куртку парня, который в небрежной позе замер по другую сторону невысокого забора, прислонившись к стене двухэтажного дома. Что-то очень знакомое было в глянцевом лице с немыслимо длинными бакенбардами этой прекрасно выполненной статуи. Ну да, видел я этот насмешливый взгляд в каких-то старых фильмах. Когда-то давно это был один из самых популярных киноперсонажей американской молодежи.
А рядом под деревцем грузно восседал на кресле сам главарь чикагской мафии Ал Капоне в своей неизменной фетровой шляпе. Потягивая сигару, он с откровенным презрением взирал на людскую суету по другую сторону забора. А на карнизе первого этажа с пистолетом в руке расположился у окна гроза бандитов Дик Трейси, наверняка приготовившись ворваться в дом и застукать с поличным его обитателей на месте какого-нибудь преступления - распитием виски в пору «сухого закона» или еще чего-нибудь похлеще.
Сразу у дома простиралась приличных размеров площадка с огромным пластмассовым псом на страже. Но ворота были распахнуты настежь, и по периметру свежевымощенного асфальтом двора располагались любимые для американцев средних лет кумиры 50-х - 70-х годов. На самом видном месте, разумеется, был Кинг - бессмертный Элвис Пресли, склонивший над гитарой свою лихую челку. За ним кокетливо придерживала поднятое порывом ветра платье Мэрилин Монро. Чуть дальше мило строила глазки некогда популярнейшая большеголовая красавица мультфильмов для взрослых Бетти Буп.
В глубине двора находился гараж на две машины, но сияющий в утренних лучах солнца Кадиллак - не игрушечный, настоящий! - был выставлен наружу. Из-за машины хмуро уставились на мой фотоаппарат два типа, словно сошедших с экрана во время трансляции телесериала «СОПРАНО» или какого-нибудь фильма об итальянской мафии. Слава Богу, они тоже были сотворены из пластика, так что представилась возможность спокойно осмотреть весь двор. Над гаражом во всю ширину двора простирался белый резной карниз, над которым возвышалась опоясанная американским флагом Статуя Свободы. Слева и справа замерли живописные фигуры индейца, пирата, Дракулы и других персонажей, столь непохожих на привычные нам статуи Колхозницы с серпом или Рабочего с молотом на карнизах московских зданий, как непохожа была жизнь в США и СССР.
Слева от Кадиллака отдыхали на лавочке под старинным фонарем облаченные во все черное «Блюз Бразерс», музыкальные киноперсонажи начала 80-х годов. Но нынешним идолам американской публики - Мадонне, Бритни Спиерс - здесь места не нашлось. Поэтому можно было с уверенностью заключить, что хозяином этого «Музея невосковых фигур» под открытым небом, скорее всего, является представитель так называемого бэби-бума, то есть человек средних лет, а то и постарше. И что с юмором у него тоже полный порядок - на безукоризненной белизне тумбы ворот виднелось объявление:

ТРЕБУЕТСЯ ХОРОШАЯ ЖЕНЩИНА!
ДОЛЖНА УМЕТЬ ГОТОВИТЬ,
УБИРАТЬ, РЕМОНТИРОВАТЬ МАШИНЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ИМЕТЬ СПОРТИВНЫЙ АВТОМОБИЛЬ И ГАРАЖ.ПОЖАЛУЙСТА, ПРИШЛИТЕ ФОТО - МАШИНЫ И ГАРАЖА.

Объявление было выполнено гравировкой на хромированной плите и привинчено накрепко, как видно, без особой надежды на отклик.
А точно напротив этого необычного дома через дорогу на ступенях многоквартирного дома сидел старик - живой, настоящий, хотя он тоже не двигался, наслаждаясь лучами нежаркого октябрьского солнца.
- Нравится, да? - кивнул он в сторону экспозиции, - Тяжело поверить, что такое можно встретить посреди жилого квартала Бруклина.
- А хозяин что, в каком-нибудь бизнесе по изготовлению манекенов?
- О, нет! Он всю жизнь занимается куплей-продажей подержанных автомобилей. Видишь, свой новый Кадиллак он держит снаружи, потому как гараж занят редкими моделями 50-х годов. Разыскивает такие вот авто, приводит в порядок и перепродает таким же любителям старины, как он сам. Сейчас, конечно, меньше работает - возраст не тот.
- А во Флориду он не собирается на пенсию, как многие итальянцы Бенсонхерста?
- Ну уж нет, это я точно знаю, он любит Нью-Йорк. А там, во Флориде, быстрее от скуки помрешь. Здесь, в Бруклине, самые лучшие годы жизни прошли, есть что вспомнить. Эти манекены постоянно и напоминают. Он продолжает жить, как привык, такой же непоседа, каким всегда был, вот только теперь седой, как я.
Старик задумался о чем-то, с улыбкой глядя через дорогу на неподвижные фигуры давно ушедших из жизни и с экрана кинотеатров идолов - и его наверняка кумиров тоже. И вполне возможно, что вовсе не нужда, а вот этот двор, тихая улица с привычным рядом припаркованных машин в одном квартале от бурлящей деловой жизни 86-й улицы, знакомые скверики и пиццерии удерживают его от мыслей навсегда покинуть город своих лучших лет - Нью-Йорк.