КОЛОДЕЦ ВРЕМЕНИ

История далекая и близкая
№10 (725)

Однажды ночью в 79-м году...
Была ночь, теплая южная ночь в приморском городке. В здешних местах в мае не так темно, как в разгар знойного лета, луна стоит высоко и высвечивает весь город до дальних застав. Особенно ярок лунный свет на белых каменных плитах, из которых так шикарно сложены здешние дороги, и мы пугливо жмемся к домам – чтобы нас не заметили. Тишина стоит невероятная, древняя, мертвая, несмотря на непрерывный звон цикад и шорохи вскрики малых ночных животных. Вот кошка пересекает неторопливо улицу, примиряя нас с кромешным одиночеством в этом давно умершем и идеально сохранившемся – в момент смерти - городе.
В домах – ни огонька, мы переходим из дома в дом, удивляемся малым размерам спален, зато дворики – колонадны, просторны, с изысканными и пахучими цветниками и непременным фонтаном посредине, а иногда и с бронзовыми статуэтками. Мы здесь не первый раз – и не последний. Мы знаем имена многих домовладельцев, их гостеприимные обычаи, непременную надпись на панели перед входом в дом – «Здравствуй!» или «Привет тебе!» Ну, коли так, мы распространяем это приветствие на себя и переступаем высокий порог самого обширного, самого архитектурно прекрасного и, может быть, самого древнего  дома, известного статуэткой танцующего фавна и высокохудожественными (что здесь редко, обычно – ширпотреб) мозаиками.
Мы – это я и мой постоянный во всех путешествиях спутник Володя Соловьев. Тогда мы провели целый день, а позже и ночь в древних Помпеях. Просто заблудились где-то на дремучей окраине города, не поспели к закрытию, а потом и вовсе решили остаться  здесь на ночь. Много где мы побывали за эту долгую ночь – в общественных банях, где не хватало только воды в бассейнах, в пекарне, где до сих пор пахло хлебом, в лупанарии – прекрасно сохранившемся двухэтажном борделе и даже в богатом и узорчатом «доме Менандра» (названном по фреске, изображающей поэта Менандра), где в дальнем углу были найдены тела воров, крадущих драгоценности в тот самый момент, когда Везувий покрывал горящим пеплом обреченный город. Жалко их, алчных дураков, так и не понявших, от чего умирают.
Но для меня это ночное бдение в Помпеях было головокружительным провалом в прошедшее время. Мы из нашего XXI века каким-то чудным и жутковатым образом попали прямо в 79-й год, миновав незамеченными почти 2000 промежуточных лет! Мы бродили по улицам, по переулкам, по открытому настежь форуму – какими они были в том злосчастном году, вдыхали запах античности, проникались колоритом древности, видели живой, но как бы замерший на два тысячелетия античный город со всеми признаками жизни, с глубокими, еще более древними колеями от колесниц и телег на каменной мостовой. Но из людей живыми были только мы, жители нулевых годов XXI века. В этом прикосновении к давно умершему, но чудесно ожившему времени есть что-то невероятное и запретное, умопомрачительное и упоительное. Всегда испытываешь суеверную жуть и восторг, когда история становится  вдруг сиюминутной былью. Этой ночью, скрывающей современную шелуху, мы шли  - и ясно это сознавали - по спящему городу в августе 79-го года. И сколько бы раз я ни бывала в античных Помпеях, это захватывающее дыхание, мгновенное погружение из настоящего в глубокую животрепещущую древность всегда потрясает меня.
И всюду, где могу, я ищу этот могущественный зов – не будущего, а давно прошедшего времени. И чем глубже я проваливаюсь в бездну прошлого, тем ближе я – так кажется – к разгадке вечной тайны времени.

В поисках Древнего Египта
Зато в древнем Египте я побывала только однажды. И больше меня туда не тянет. Почему? Капризная погода, террористические акты, ничтожность туристических программных маршрутов, практическая невозможность индивидуального путешествия.
Но больше всего меня смущал и возмущал до глубины души колоссальных масштабов грабеж зодческих и скульптурных сокровищ Древнего Египта. Сначала - по велению римских и византийских императоров для украшения их собственных городов. А после египетской кампании Наполеона – массовое хищение для продажи в европейские музеи и частные коллекции.
Практически увозили все, что можно было транспортировать по суше и по морю, – целые гранитные обелиски, монументальные статуи и бюсты фараонов, утонченные и чудно раскрашенные барельефы, сфинксы, саркофаги, мумии. Да и грабить до поры не надо было. Когда швейцарский исследователь, надеясь на помощь в перевозке колоссальной фараоновой головы, намекнул Мухаммеду Али, что тот мог бы предложить этот монумент в подарок Георгу IV, вице-король просто отказался верить, что европейский принц будет благодарен ему за простой обломок камня! Забирай эти груды камней и плати только за перевозку – так долгое время обстояло дело с изыманием у Египта древнеегипетских культурных ценностей. Никакой связи у тогдашних египтян с древними! Это сейчас они вдруг возгордились не имеющим к ним никакого отношения культурным наследством.
Но не было у четырехтысячелетнего египетского искусства более лютого врага, чем копты-христиане. В лучшем случае, они выскабливали со стен древних храмов надписи и «языческие» изображения и использовали эти изуродованные зодческие шедевры под свои церкви и монастыри. В худшем случае, эти первые христиане с фанатичной нетерпимостью неофитов разносили до фундамента сотни (!) древних храмов и дворцов, раскалывали на части колоссальные статуи и все эти каменные разрозненные блоки изводили в своих печах на известь. Представляете? Чудные, многоцветные, изысканные памятники искусства годились для коптов только в обжигательные печи! Мне так и хочется схватить за руку этого древнего вандала, запихивающего в пылающую печь голову фараона, отбитую от цельной статуи! Видела где-то такую картинку.
Еще такой любопытный факт: несметное число мумий было выкрадено местными жителями из гробниц, разбито на куски и затем измельчено в порошок. И этот мумийный порошок продавали по всей стране как целебное снадобье от всех болезней, этакую чудотворную панацею. И так – до конца XVIII века. Представляете, сколько мумий – в том числе и царственных мумий, снабженных древними надписями и ценной исторической информацией, -  пошло на этот ведьминский порошок!
Что осталось
от страны фараонов?
Истребление всех видов древнего искусства самими египтянами продолжалось чуть ли не полтора тысячелетия. И – до сих пор. Между 1820 и 1828 годами тринадцать прочных храмов, зарисованных английскими путешественниками, просто исчезли с лица земли. Их камни пошли либо на строительство заводов, либо попали в обжиг на известь. И никто никогда не узнает, сколько статуй и барельефов подверглось той же участи. Знают, что сотни – но сколько сотен? Может быть, и тысячи. За четыре миллениума непрерывного созидания Древний Египет, одержимый монументальностью и красочностью, произвел великое множество предметов искусства. Выходит, те торгаши и авантюристы, что сбондили прорву египетских памятников для европейских музеев, действовали правильно? По крайней мере, они сохранили эти монументы для потомства.
Так что нынешний «Древний Египет» - только руины и слабый отзвук той подлинной, воистину волшебной и феерической страны, наполненной под завязку чудесами: от пирамид, храмов, обелисков до великолепных колоссов, «растительных» колонн и иероглифического рисуночного письма, которое само по себе есть произведение искусства. Здесь невозможно испытать тот головокружительный провал в далекое прошлое, как это случилось у меня в античных Помпеях, идеально сохранивших свою древность под толстым слоем вулканического пепла. И когда я смотрю на отличный широкомасштабный макет Древнего Египта или на талантливую реконструкцию его храмов, дворцов и пирамид, у меня дух захватывает от этой радужной и фантазийной красоты. Ведь вы никогда не назовете древнегреческое или римское искусство сказочным или расчудесным. А именно таким был Древний Египет – сплошная волшебная сказка, загробные тайны и нескончаемые чудеса!

А был ли Сфинкс?
А был ли мальчик – был ли Сфинкс на самом деле? Нет, никакого Сфинкса, вальяжно разлегшегося на плато Гиза, вблизи Великих пирамид, отроду не было. Никто не знает его настоящего имени. Сфинкс – чудовище с головой человека и телом льва - впервые возник в греческой мифологии. Само название – исключительно греческого происхождения. И в этом греческом обличье сфинкс пошел гулять по разным странам через 2000 лет после возведения египетской монументальной статуи льва-человека. Египтяне, к великому сожалению египтологов, не записывали свою историю. Поэтому нет никаких свидетельств, как называли этого мифического колосса его строители. И когда греческий сфинкс вошел в моду, египтяне поспешили назвать свое безымянное чудовище Сфинксом.
Он был сплошной тайной. Вот эту вечную загадку Сфинкса и решил отгадать американский египтолог Марк Ленер. Он устроил себе временное жилье между колоссальными лапами Сфинкса и пять лет подряд неутомимо исследовал каждый квадратный дюйм этого громадного сооружения. Результатом было уникально детализированное изображение ветхой, изношенной, заплата на заплате, поверхности Сфинкса. Оказалось, что с 1400 года до н.э. древний монолит льва-человека по крайней мере пять раз полностью реставрировался. Сфинкс не был собран по частям, как большинство монументальных статуй. Его вырезали из цельной глыбы известняка. Высотой в 20 метров и длиной в 73 метра,  этот мифический колосс – одна из самых громадных и древнейших монолитных статуй в мире. Никакая фотка или зарисовка не дает понятия о масштабе этого скульптурного чудовища. Когда Ленер стоял между лапами Сфинкса, каждая – в два его роста и длиной больше городского автобуса, он понял, что чувствует мышь, загнанная в угол котом. Хотя лицо монумента сохранилось лучше, чем остальное тело, но даже оно было изъедено временем и вандализмом. В 1402 году мусульманский фанатик  долго трудился, пытаясь полностью размозжить лицо Сфинкса, - во искупление собственных грехов перед Аллахом.
Тем не менее удалось установить, с кого было скопировано лицо Сфинкса. Остатки головного убора указывали на фараона. Но только когда нашли каменную вырезную бородку и статуэтку кобры – непременные знаки королевской власти, только тогда убедились, что у Сфинкса действительно лицо фараона.
Долгое время оставалось загадкой – кто построил Сфинкса? Но недавно загадку отгадали – это был фараон Кафре, правивший Египтом во времена Древнего царства, около 2500 лет до н.э. Его отец, фараон Куфу, выстроил себе самую грандиозную на свете гробницу – Великую пирамиду высотой в 148 метров – в сорока метрах от Сфинкса, который будет сооружен позднее. Кафре, по следам отца, тоже возвел себе поминальную пирамиду, но на 4 метра ниже отцовской. Когда нашли статую Кафре в человеческий рост, вырезанную с поразительным реализмом из черного вулканического камня, сомнений не осталось: у фантастического льва-человека – лицо фараона Кафре.
Выяснились и совсем удивительные вещи. Ленер заметил, что основание Сфинкса стало размываться  и расслаиваться в течение нескольких столетий после его сооружения. Опять загадка – откуда взялось столько влаги в сухой, как камень, пустыне Гизы?
Оказалось, что Сахара не всегда  была безводной пустыней. Где-то около 8500 лет до н.э. в регионе произошли резкие климатические изменения, когда мусонные дожди, орошавшие тропики, двинулись на север. Из песка пустыни зародились первые ростки, зашумели под ветром травяные луга, возникли цветущие зеленые долины. И эта зеленая Сахара стала исчезать и постепенно высыхать, возвращаясь в пустыню между 3500 и 1500 годами до н.э. Именно в этот промежуточный период и возник колосс Сфинкса. В районе Гизы в это время было так влажно, что некоторые постройки на метр осели за три или четыре столетия после их возведения.
И опорная горная порода в основании Сфинкса начала крошиться. Пористый камень впитывал влагу, размывая известняк, на котором стоял и из которого состоял монументальный колосс. Под воздействием влаги мягкий камень трескался, а в более твердых слоях возникали большие пласты, которые сдувались ветрами пустыни.
И сейчас Сфинкс продолжает размываться и выветриваться. Влага проникает внутрь древней статуи, ее поверхность постоянно шелушится и тонкие пластины известняка  сдуваются ветром. Рабочие пробурили пробные отверстия в горной породе вокруг Сфинкса. Оказалось, что грунтовые воды  залегают в четырех метрах от основания статуи. Установили поблизости насосы, чтобы отвести эти воды от колосса.
Но все это полумеры. «Никогда никому не говорите, что мы спасли Сфинкса, - предупреждает египтолог. – Сфинкс – самый старый пациент в мире. Он безнадежно болен. И все мы должны непрерывно выхаживать и лелеять его. И кто знает, может быть он и выздоровеет».


Комментарии (Всего: 1)

Классный сайт. По больше таких делайте

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *