Не пора ли познакомиться с Любопытным Джорджем и приключениями девяти обезьянок?

Культура
№11 (726)

 

Ваши предки, наши предки
 На одной качались ветке,
 А теперь нас держат в клетке.
 Хорошо ли это, детки?

 Самуил Маршак

Дорогие наши разновозрастные читатели, в ком всё ещё не умерло детство (а ведь оно не покидает нас никогда и даёт нам допинг не терять оптимизм), эта выставка в Еврейском музее – для вас. Не потерявших способности удивляться и восхищаться. И познавать новое. Точно так же, как и для ваших внуков, которых привести в музей надо непременно. Удовольствие и радость и большим, и детям подарены будут наверняка. А взрослым и старшим школьникам вместе с ещё одной экспозицией дана будет великолепная возможность расширить горизонты познания культуры той страны, что стала нашей второй родиной, и особого, чисто американского модернизма, ставшего даже частью обновлённой храмовой архитектуры и убранства синагог. Но об этом чуть позже. А сейчас...
А сейчас мы войдём в музей и очень медленно, задерживаясь у каждого рождённого неуёмной фантазией авторов экспоната и восхищаясь красотой преоражённого интерьера, пройдём по ярко и необычно оформленным залам. Заряжаясь радостью и самолично участвуя в захватывающих приключениях Любопытного Джорджа и его друзей-обезьянок, на которых выросло не одно поколение маленьких американцев. Потому что детские книжки Ганса и Маргрет Рей в Америке столь же популярны, как книжки Маршака или Барто, спутники нашего и наших детей детства.
Удивительно, насколько картинки эти родственны по духу, по весёлой эстетике, по взрывчатой колористике, по изобретательности, по детскому непосредственному восприятию мира замечательным нашенским художникам-оформителям детских книжек (а в их когорте такие асы, как Лебедев, Конашевич, Васнецов, Курдов, Беломлинский...) Они заставляют зрителей улыбаться, переглядываться, перешёптываться с незнакомыми даже людьми, случайно оказавшимися рядом, – так хочется поделиться впечатлениями от увиденного, от этой потрясающе оптимистичной экспозиции. А ведь авторам – Гансу и Маргрет Рей – пришлось много пережить, идти к успеху и популярности трудными дорогами.
Ганс, от Бога наделённый талантом художник-самоучка, и Маргрет, искусство графики, живописи и фотографии постигавшая в прославленном Баухаузе, поженились в 1935-м, когда в родной их Германии вовсю бушевал фашизм, вплотную подступивший к кардинальному «решению» еврейского вопроса. Молодожёнам с немалыми трудностями удалось бежать во Францию. Париж. Работа журнальными и книжными иллюстраторами. Успехом пользовались и выразительные фотографии Маргрет. Но, увы, бежать пришлось и отсюда: чёрные гитлеровские орды обрушились на Польшу, а следом на Францию. Полгода кружными путями добирались до спасительной Америки. Почти пол-Франции пересекли на велосипедах, потом Испания, Португалия... Сесть удалось только на корабль, плывущий в Бразилию. И лишь оттуда – в Нью-Йорк, куда и прибыли осенью 1940-го и где, разумеется, не было ни НАЯНы, ни пособий, ни грантов. А потому – сразу за работу. Талант, мастерство, идееспособность, мужество в Америке всегда ценились и ценятся. А броские, яркие, остроумные, буйной фантазией рождённые картинки, потом книжки Реев сразу же заинтересовали издательства детской литературы и стали любимыми миллионами американских ребятишек. Ну а сейчас радуют нас.
И что очень интересно, как-то невероятно быстро влились Реи в культуру принявшей их страны, стали её частицей. Влияние американского искусства, в Америке рождённого абстрактного экспрессионизма остро ощущается в их творчестве. Поэтому соединение в музее в одно и то же время двух, казалось бы несоединимых выставок абсолютно закономерно.
Модернизм пришёл в Америку поздновато. Но! Сразу необычайно ярко, инициативно, энергично. Поражая абсолютной новизной, аналитичностью и самобытностью. Провозвестниками, основоположниками дерзко прогрессивного абстрактного экспрессионизма, ставшего в считанные годы достоянием мирового искусства, были Поллок, де Кунинг, Ньюмен, Ротко, Горки... И конечно же – Готлиб. Настоящий художник, поисковик, исследователь, психолог. «Искусство – часть божественного», – писал он. И сделал эти слова постулатом своего и своих соратников творчества.
Они, молодые художники Адольф Готлиб, Роберт Мазеруэлл и Герберт Фербер, подхватили революционную идею архитектора Персиваля Гудмэна – опираясь на вековые традиции иудейской храмовой архитектуры, модернизировать не только внешний вид и скульптурное оформление синагоги, но и её интерьер. Первая такая синагога конгрегации Бней Израэль в нью-джерсийском Милбурне открыла двери в 1951 году. Авторство архитектурного проекта принадлежало Гудмэну, хотя немало идей предложено было тремя его друзьями-новаторами. А вот росписи, лепнина, рисунки тканей для занавесей, дизайн колонн, семисвечников, наверший свитков Торы – это уже прерогатива художников. И всё это было не только данью современному искусству, но и поражало накалом высочайшей духовности, обилием из глубокой древности пришедшей символики. Сейчас таких синагог по всему миру множество.
А тогда, в пятидесятых прошлого века, Мазеруэлл, знаток еврейской истории, религии, символов, мистики и иконографии, писал: «Яркость росписей – это яркость солнца, пылавшего в древнем Средиземноморье, и это яркость и оптимизм современной живописи и архитектуры». В чём мы можем убедиться, пройдя по залам, отданным возбуждающе интересной и познавательной экспозиции, очень точно и образно названной: «Современное искусство. Священное пространство». Я бы сказала: «Современное искусство в священном пространстве».
Еврейский музей, в котором вы наверняка уже бывали, расположен в Манхэттене, на углу 5-й авеню и 92-й улицы. Добраться проще всего поездами метро 4, 5, 6 до остановки «86 Street»
 
Нью-Йорк называют не только столицей мира, но и столицей искусства потому, наверно, что в гигантском этом городе множество музеев и галерей, так что примечательных выставок тоже немало. Хотелось бы обратить внимание наших читателей на пару особо интересных. Это прежде всего экспозиция мыслящей сюрреалистической скульптуры Дмитрия Германа, трансформировавшего в бронзу страсти, ошибки и надежды нашего современника. Выставка Германа, которого называют одним из талантливейших ваятелей Америки, проходит в Манхэттене в галерее Wally Findlay (124 Еast 57 Street). А на Рузвельт Айленд в галерее RIVAA (527 Main Street) ждёт любителей искусства масштабная выставка работ почти трёх десятков художников. Яркой эмоциональностью и удивительной музыкальностью привлекает живопись Зои Лымарь-Красновской. Не случайно одна из её одухотворённых картин названа так же, как шедевр Гершвина, – «Голубая рапсодия».