Хулиган голубых кровей

В мире
№12 (727)

Способен ли пошлый уличный мордобой на десятилетие приковать к себе внимание не только всей страны, но и зарубежья? Так это смотря кто его участники!

В современной Германии немало титулованных особ. Но если в Англии на лордов и пэров до сих пор взирают с нескрываемым восхищением, то в ФРГ аристократическая приставка «фон» пиетета не вызывает. Да и сами ее носители держатся незаметно, не кичась благородным происхождением. И однако же любой коренной немец, если спросить его, знает ли он кого-либо из ныне здравствующих особ голубых кровей, в числе первых наверняка назовет имя принца Ганноверского Эрнста Августа – правнука кайзера Вильгельма II и старшего по мужской линии из ныне здравствующих потомков короля Великобритании и Ирландии Георга III.
Чем объясняется такая его популярность? Ну хотя бы тем, что не далее чем на прошлой неделе ныне 56-летний принц в очередной раз предстал перед уголовным судом.
Сам инцидент произошел еще в январе 2000 года на кенийском острове Ламу в Индийском океане. Прилетев туда отдохнуть от трудов праведных, принц с женой – принцессой Монако Каролиной, и парой друзей поселился в люксовом бунгало на пляже в курортной зоне. Но вот незадача: как оказалось, по соседству с ними находилась ночная дискотека, принадлежащая немецкому же бизнесмену Йозефу Брунленеру. И так эта дискотека грохотала, так полыхала лазерными эффектами, что об уснуть не могло быть и речи!
Хоть Эрнст Август и представитель династии Вельфов - одной из древнейших в Европе, - но не погнушался он самолично сходить к Брунленеру и попросить его как соотечественник соотечественника приглушить по ночам децибелы и притушить эти чертовы лазеры. Но тот мало того что не внял воле августейшей особы, так еще и набрался наглости заявить, типа: «Не нравится? Так и селились бы, прынц, подле библиотеки – там тихо». Представляете? Ну и что делать прикажете в такой ситуации принцу? Не на дуэль же простолюдина вызывать! Вот он, не сходя с места, собственноручно его и покарал. Как?
Вот это-то «как» и явилось предметом 10-летних судебных разбирательств. Брунленер изначально стоял на том, что принц в ту ночь так отходил его кастетом,  что ему пришлось вызывать “скорую помощь”, доставившую его в больницу, где он чуть не окочурился. А принц не менее твердо заявлял, что кара носила исключительно символический характер и выражалась в нанесении двух пощечин. Но если версия принца подтверждалась лишь показаниями его друзей, то Брунленер потрясал медицинской справкой за подписями двух врачей-кенийцев, в которой были перечислены все ушибы, якобы имевшиеся на лице и теле потерпевшего. И назначенный судом Ганновера немецкий эксперт (дело рассматривалось в суде по месту постоянного проживания ответчика) на основании той справки дал заключение, что травмы причинены твердым тупым предметом, возможно, что и кастетом.
Принц, прослышав про такое, аж задохнулся от гнева: «Да чтобы я, белая кость-голубая кровь, какого-то дискотетчика кастетом огуливал? Ладно бы говорили, что короной!» И нанял лучших адвокатов, чтобы те защищали его доброе имя.
Ну, поскольку адвокаты, надо полагать, сидели на почасовой оплате, то дело в суде первой инстанции рассмотрели всего-то три с лишним года спустя. И в ноябре 2004-го городской суд Ганновера признал Эрнста Августа виновным в причинении Брунленеру увечий, повлекших расстройство здоровья. Вынесению такого вердикта в немалой степени поспешествовали события, произошедшие со дня инцидента на острове Ламу до дня судебного заседания. За это время принц успел так накуролесить, что другому на это и целой жизни бы не хватило!
Начать с того, что летом того же 2000 года, во время церемонии открытия ганноверской Всемирной промышленной ярмарки, он, немелко приняв на грудь, в присутствии сотен VIP-гостей помочился на стену павильона Турции. Скандал вышел изрядный, но принца он нимало не смутил. Напротив: когда об этой его выходке уже на следующий день сообщил самый массовый в Германии таблоид Bild, Эрнст Август, встретив на рауте зам. главного редактора и шефиню ганноверской редакции Bild, будучи в привычном для него состоянии крепкого подпития, прилюдно их обматерил. Те, обрадовавшись, тут же обратились в суд, но дело удалось замять за примирением сторон (как говорили потом сведущие люди, «примирение» обошлось Эрнсту Августу в кругленькую сумму с четырьмя нулями).
Расходным выдался для него и следующий год. В феврале, во время великосветской тусовки на швейцарском горнолыжном курорте Сент-Мориц, он грохнул об пол фотокамеру пытавшейся его заснять репортерши (отступные составили 9 тыс. евро). Через несколько дней на вечеринке на другом горнолыжном курорте - в австрийском Цюрсе, принц дал пенделя звукооператору, недостаточно, по его мнению, шустро исполнившему его просьбу поставить запись с любимым шлягером (еще долой 10 тыс. евро). А в октябре, на празднике на австрийском курорте Грюнау, велел своим бодигардам отметелить надоедавшего ему папарацци, присланного крупнейшим немецким телеканалом ZDF. На сей раз обошлось без отступных (приказ своего патрона охрана не исполнила). Но прокуратура, занимавшаяся проверкой заявления перепуганного тележурналиста, крови из принца попила изрядно.
Вот на всем этом фоне суд первой инстанции и осудил потомка дома Вельфов на полгода лишения свободы условно и штраф в сумме 250 тыс. евро реально. Его адвокаты, понятное дело, приговор тут же обжаловали, и спустя еще три года суд второй инстанции его изменил. Условное осуждение было снято, зато штраф подскочил до 445 тыс. евро.
Но принца и такой поворот дела не устроил: ведь он, аристократ до мозга костей, по-прежнему считался виновным в применении вульгарного кастета! И за последующие два года его адвокаты, вывернув наизнанку весь кенийский остров Ламу, раскопали, что симулировал-таки Брунленер свое тяжкое состояние, в котором в ту ночь “скорая помощь” доставила его в больницу! А обошедшие тогда все мировые СМИ снимки Брунленера на носилках в машине “скорой помощи” и с кислородной маской на лице, как оказалось, были постановочными. Отыскались и сторонние очевидцы инцидента, подтвердившие, что принц, схватив Брунленера за грудки, отвесил ему две оплеухи своей царственной дланью.
И вот в июне 2009 года в Верховном суде Нижней Саксонии начались уже третьи по счету слушания этого дела. За последующие девять месяцев состоялось 26 судебных заседаний. Переломными стали показания главного свидетеля защиты - принцессы Каролины (ранее в процессах она не светилась). «Я лично видела, как мой муж нанес господину Брунленеру две пощечины, приговаривая: „Это тебе за громкую музыку! А это тебе за яркий свет!“ - заявила она под присягой. И в итоге принц был признан  виновным всего лишь в рукоприкладстве, штраф сокращен с 445 тыс. евро до 200 тыс. (по 100 тыс. за оплеуху), а главное - приговор не повлечет наложения судимости.
Но даже столь щадящий вердикт Эрнста Августа не устроил. Как уже объявили его адвокаты, они и теперь подадут апелляцию. Апелляцию намерен подать и Брунленер. И его можно понять: ведь он-то, видать, рассчитывал на щедрую денежную компенсацию, а тут такой облом! Обидно-с.
А теперь шутки в сторону. Дело это представляется достаточно показательным. Десять (!) лет оно ходит по судам, и конца тому не видать. И это при том, что у Эрнста Августа не самые, надо полагать, бестолковые адвокаты. Могут сказать: мол, демократия, перед законом все равны. Но можно сказать и иначе: а хватит ли жизни человеку, не обладающему платежеспособностью принца, добиться истины при такой судебной волоките?