Век Донателло.

Этюды о прекрасном
№9 (984)
Скульптор должен быть архитектором, чтобы построить своё произведение, живописцем, чтобы скомбинировать свет и тени, и ювелиром, чтобы отчеканить детали.
Эмиль Антуан Бурдель
 
Скульптура в век Донателло, а именно так называют первую половину XV столетия, являет собой удивительный всплеск гениального искусства. Именно он дал толчок энергичному и сверхбыстрому разнонаправленному развитию флорентийского Возрождения.
 
Редкостное собрание донателловской скульптуры, жемчужины культурного и идейного наследия Ренессанса, хранит кафедральный собор Флоренции, знаменитый её Опера дель Дуомо. А теперь бесценная эта коллекция впервые (впервые!) прибыла в Америку и представлена в нью-йоркском Музее библейского искусства, где мы с вами, дорогие читатели, побывали не однажды.
 
Донато ди Никколо ди Бетто Барди, прозванный Донателло, - крупнейшая фигура в итальянской скульптуре раннего Возрождения, зачинатель его школы ваяния. Он оказал  влияние на таких гигантов искусства, как Микеланджело и Мантенья. Это  скульптор, действительно  будто по законам архитектуры строивший свои композиции, первым подаривший ваянию иллюзию светотеневого эффекта и ювелирно чеканивший скупые, но всегда необходимые детали. 
 
Вот перед нами заставляющие надолго остановиться барельефы в мраморе - и их реплики в бронзе: “Распятие”, “Бичевание” и “Поклонение волхвов”.  Удивительны проявленные характеры каждого персонажа, но главное - фигуры уже шагнули от стены, и это путь к круглой фигуре, важнейшей новаторской подвижке Донателло. 
 
Покорившись выразительности каждого изваяния - у святых евангелистов Иоанна и Луки, в Христе как Муже скорбей, в юном Геркулесе - мы видим, что все они исполнены достоинства и мудрой силы. И доброты. Готовности отдать себя людям. Да и не удивительно.
 
Вот что пишет о Донателло Джорджо Вазари, знаменитый историк современного ему искусства Ренессанса: 
 
“Он был человеком чрезвычайно щедрым. ласковым и приветливым и лучше относился к друзьям и ученикам, чем к самому себе...” 
 
Пожалуй, самое большое впечатление произвели на меня гениально изваянные статуи четырёх пророков. Они поражают философским толкованием напряжённой связи внутреннего мира и характера просветлённого, но всегда сомневающегося человека, которого Бог наделил даром прорицания, - связи с его деяниями и способностью провидеть будущее и буквально осязать суть людскую. 
 
И в каждой фигуре изумительная динамичность и пластика. И каждая фигура, подобно изваяниям древних, обработана со всех сторон, т.е. рассчитана на круговой обзор. Оттого и названа “круглой” - искусство, утерянное за полтора тысячелетия и возрождённое Донателло. 
 
И, что интересно, в каждом изваянии современники угадывали, какого конкретного человека мысленно видел скульптор, работая над статуей. 
 
Так фигура одного из пророков, большеголового и лысого, известна не по своему библейскому имени, а как Цукконе, что значит “голова-тыква” - прозвище одного из именитых горожан, на удивление совпавшее с тем, что упоминается в Ветхом Завете. 
 
Практически каждое изваяние Донателло - это углублённо психологический, а зачастую и с элементами драматизма портрет. Ведь именно он на новом витке творческого осознания и моделирования возродил на многие столетия забытое, процветавшее в древности, искусство скульптурного портрета. Причём портреты Донателло всегда рождают впечатление некоего интимного контакта между мастером и его моделью.
 
А каковы характеры,  каково страдание, решимость Авраама подчиниться воле Божией и принести в жертву единственного любимого сына Исаака... И каково композиционное решение этой гениальной скульптурной группы! И как хорош профетино, мальчик-пророк, уже осенённый взрослой мудростью, но по-детски трогательный. 
 
Но рядом - ещё один профетино, тоже безмерно талантливый. Автор - Нанни ди Банко, не противник, но соперник Донателло, работавший иногда в равноправном тандеме с ним. Причём в самостоятельных скульптурах Нанни наблюдаются весьма интересные интерпретации и оригинальная пластика. 
 
Да, он не автор кардинальных находок, не дерзкий, как Донателло, новатор, но, безусловно, большой талант. Тогда почему? Почему забывчивая история и коварная судьба распорядились так, что имя его не стало в один ряд с   именами выдающихся ренессансных скульпторов? Ответа нет.
 
Век Донателло. На выставке представлены неординарные скульпторы: Джованни д’Амброджио - превосходны его “Благовещенье” и образ Девы Марии; велики Лука делла Роббиа с его Искусством диалектики, Искусством грамматики и Искусством музыки и мастер из Кастель ди Сангро, чьё имя поглотила вечность... 
 
И чудом сохранившиеся деревянные модели дивных по красоте куполов друга Донателло - гениального архитектора Филиппо Брунеллески. 
 
Словом, друзья, если есть хоть малейшая возможность, пойдите в Музей библейского искусства: Манхэттен, 19-65 Бродвей, за углом от 61 улицы (поезда метро 1, A, B, C, D до Columbus Circle).
 
Маргарита Шкляревская