Взрыв в аду

В мире
№14 (729)

Наш читатель без труда почерпнет из СМИ общие сведения о последних взрывах в московском метро. Я же попытаюсь рассказать о том, что испытал в этом подземелье на собственной шкуре, так как за последнюю неделю не раз был вынужден воспользоваться этим видом транспорта.

Наземный в Москве близок к коллапсу, и пользоваться им могут только очень выдержанные люди, способные не замечать время. Вся остальная Москва - а это 8,5 миллиона человек ежедневно добирается на работу и домой только в метро. Прибавьте к этому 5 миллионов гостей столицы - и вам придется поверить, что даже в самые благополучные часы свободных мест в этом виде некогда комфортабельного транспорта не найдешь.

В час “пик” (а теракты были специально совершены в это время) люди в метро, как правило, передвигаются, тесно прижавшись друг к другу, согласно течению. Передвигаться против течения – я попробовал однажды – практически невозможно. Посадка в вагоны напоминает штурм поездов в годы гражданской войны. Метафора “как сельди в банке” - достаточно нежное сравнение с тем, что творится в вагонах метро.

Нужно отметить, что подобная теснота враждебна самой природе русского человека, привыкшего к открытым горизонтам и неоглядным пространствам, но терпеливого, покорного и не в такой чудовищной давке.

Тем не менее смотреть на лица граждан в московском метро – занятие и печальное, и страшное: ни улыбки, ни веселого, громкого слова. Граждане едут под землей с такими лицами, словно следуют за катафалком. Вот почему сама обстановка в подземке для не привыкшего к подобным зрелищам человека может привести к разного рода стрессам и даже к психическому расстройству. Недаром акты самоубийства в метро - явление обычное...

Итак, ненормальное, противное натуре человека скопление пассажиров, в результате которого невозможен контроль; свободный вход в метро, куда можно пронести хоть сотню килограммов взрывчатки; возникшая в последнее время робость сотрудников милиции при привычной коррумпированности - все это создает благоприятную для любого теракта атмосферу.

Сюда следует добавить слабую работу местных спецслужб. Во всяком случае, никто в Москве никого не предупреждает о возможном теракте. Тем не менее я не склонен обвинять власти столицы в некоем попустительстве террору, хотя такие обвинения слышу постоянно. Просто в России до сих пор не хотят понять, что война объявлена. Война не на жизнь, а на смерть. Большая часть российских мусульман (а это 20 миллионов человек) пока что далека от террора, но пропаганда фанатиков ислама так активна, что со временем война эта может только обостриться.

И все же Москва, как и мы, в Израиле, привыкла к террору. И эта привычка ужасна. Десятки разорванных человеческих тел уже давно не вызывают острой и нервной реакции населения. Паники, судя по всему, в столице не было. Службы спасения действовали оперативно. Раненых эвакуировали не только на машинах «скорой помощи», но и на вертолетах, что в условиях постоянных пробок – спасение жизней.

Правоохранительные органы боятся вспышки “коричневого террора”. Как сказал знакомый милиционер: “Сейчас скины чурок резать начнут”. Драки и избиения кавказцев в подземке и на улицах уже начались. Хочу отметить, что слуги Аллаха в сегодняшнем московском метро заметны невооруженным глазом. Симпатичный парень рядом со мной увлеченно читал Коран, заметил я и нескольких девиц в хиджабах... Конечно, это только вершина айсберга. Надо думать, шахидки, превратившие пассажиров метро в кровавое месиво, не декларировали свою религиозную принадлежность, да и с учетом давней войны на Кавказе они могли быть и не религиозными фанатичками.

В воскресенье тоже пришлось опуститься под землю. Как мне сказали, это единственный день, когда в метро можно вспомнить о прежнем комфорте этого вида транспорта. И в самом деле - удалось сесть, услышать детские голоса и даже увидеть в вагоне собаку. Огромный пес спокойно, невозмутимо сидел у двери, будто ждал своей остановки. Он не вилял хвостом, не клянчил подачку. Две сердобольные дамы угостили его пирожком с мясом. Подошла к собаке девочка лет шести, сказала что-то и осторожно прикоснулась пальцем к уху пса. На очередной остановке появился в вагоне безногий инвалид в камуфляжной куртке с медалями. Он прохрипел что-то и двинулся по проходу, толкаясь костылями. Собаку накормили, а инвалиду никто не подал и копейки.

Смотрел я на все это и не мог даже представить себе, что в вагон могут войти люди с поясами шахидов и взорвать все то, что я вижу: этих добрых женщин, девочку и ее маму, безногого инвалида и даже эту собаку, запросто проникшую в вагон московского метрополитена.

Аркадий Красильщиков

“Новости недели”


Комментарии (Всего: 3)

Почему "даже эту собаку"? Такое впечатление, что автор считает своё право на жизнь отличным от собачьего права.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Теснота враждебна природе ЛЮБОГО человека, а не только русского, господин Красильщиков. С содроганием вспоминаю коммунальную квартиру и "норму" - 6 кв метров на нос. Теснота вызывает озверение и охамление.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Собаку накормили, а инвалиду никто не подал и копейки""""" Собака настоящая,а инвалид липовый-их в метро уже знают.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *