Письма возмущаются...

Почта недели
№15 (730)

Уважаемая редакция!

За многие годы своей жизни я отвык чему-либо удивляться. А вот возмущаться не разучился. И именно это чувство подтолкнуло меня взяться за перо. Я узнал, что и.о. президента Республики Молдова Михай Гимпу решил наградить 9 мая 2010 года в честь 65-й годовщины Великой Победы одинаковыми медалями как ветеранов Великой Отечественной войны, так и тех, кто воевал в составе румынской армии. По моему мнению, это все равно, что выдать идентичные награды героям и тем, кто уничтожал мирных граждан на территории оккупированных областей СССР.
Не буду голословен. Расскажу о воспоминаниях далеких детских лет.
Родился я в Одессе. Есть там знаменитая Ришилевская улица. В одном из домов на ней жила семья. Нас во дворе в хорошую погоду собиралось более десятка детей. Ребят среднего и старшего школьного возраста среди нас не было.
Когда началась война, моя семья эвакуировалась в Сибирь. После освобождения Одессы от фашистских захватчиков мы вернулись в родной город.
Помню, с каким радостным чувством я входил в подъезд дома. Вбежал во двор, надеясь увидеть друзей – девочек и мальчиков, с которыми провел детские годы. Но двор встретил меня тишиной и безлюдьем. Маму я застал плачущей над фотографией бабушки. Она не хотела уезжать из Одессы.
«Здесь я родилась, – говорила мать, – и если суждено, здесь я и умру». И началось страшное для меня время, которое оставило в моем сердце неутихающие раны. Вот что я узнал.
Бабушку, у которой отнялись ноги, румынские солдаты вывезли на санках зимой 42-го. Рассказывали, что ее везли раздетую, в одном летнем платье. Санки несколько раз переворачивались, и солдаты бросали ее, как вещь. В доме было 25 квартир, в которых проживало 37 семей. Ни в одной квартире я не нашел друзей детства.
Я очень дружил с мальчиком с первого этажа Люсиком. Мы родились в одном роддоме и в один день. Дворник Афанасий (украинец) рассказал, что всю его семью (в ней было четверо детей) как-то утром румынские солдаты посадили на повозку и увезли.
Напротив нашей квартиры жила девочка Бэтя. Как она замечательно пела! Бывало, запоет – и послушать ее собирались не только дети, но и взрослые. Маму Бэти, ее бабушку и двух братьев увезли в одесское гетто, откуда никто не вернулся. 25 семей забрали румыны из одного только нашего дома и повели по «дороге смерти».
До войны я закончил два класса. После возвращения из эвакуации я побежал по адресам моих одноклассников. И во многих местах меня встречали горестные вести. «Замучили», «расстреляли», «вывезли». И делали это румынские солдаты. Они не жалели ни старых, ни молодых. Десятки тысяч евреев нашли вечный приют в известных и неизвестных рвах, оврагах, лесах.
Прошли годы. Но разве они могут выжигать из памяти зверство фашистов? Не могу поверить, что тех, кто убил мою больную бабушку, уничтожил моих друзей детства и их родственников, кто сжигал города и села, наградят той же медалью, что и солдат Победы.
Боже мой, почему у людей, подобных господину Гимпу, такая короткая память! Это же преступление! И не только перед прошлым, но и перед настоящим и будущим...
Леонид Третьяков