БРАЛА БЫ СТРАНА РОДНАЯ...

В мире
№17 (732)

Самый крупный в истории Израиля коррупционный скандал продолжается и остается главным событием в жизни страны

На прошлой неделе, сразу после возвращения экс-премьера Эхуда Ольмерта из-за рубежа, полиция сообщила, что он является одним из главных подозреваемых в получении взяток, и назвала сумму этих взяток: 3,5 млн. шекелей. Вслед за этим был снят запрет на публикацию части (только части!) материалов этого дела.

ЧТО СКАЗАЛ ЭХУД ОЛЬМЕРТ
Эхуд Ольмерт появился перед израильтянами на экранах телевизоров, честно посмотрел им в глаза и произнес речь, которая звучала настолько убедительно и душевно, что ему невольно захотелось поверить. Впрочем, не стоит забывать, что каждое слово этой речи в течение почти 12 часов тщательно продумывалось Ольмертом вместе с его советниками, адвокатами и помощниками.
Для начала Ольмерт изъявил радость по поводу того, что запрет с упоминания его имени в связи с делом “Холлилэнд” снят. Ни для кого из соотечественников, сказал он, не было секретом, кто скрывается за инициалами Алеф-Алеф, и потому эти игры были смешными и нелепыми. После этого последовали заявления, так сказать, по существу.
Эхуд Ольмерт заявил, что никогда в жизни ни в какой форме, ни прямо, ни косвенно, не брал взяток, и напомнил, что все шесть возбужденных против него уголовных дел по подозрению в получении взяток закончились ничем. Он признал, что поддерживал проект “Холлилэнд”, поскольку считал, что эта стройка может привлечь в город экономически сильное и неортодоксальное население, то есть не преминул выставить себя страстным борцом с религиозным засильем в Иерусалиме. Однако потом, уже после моего ухода с поста мэра, подчеркнул Ольмерт, проект претерпел разительные и абсолютно неприемлемые изменения.
Повторим, в целом его речь выглядела чрезвычайно убедительно. Однако опытные физиономисты заметили, что во время последнего выступления Ольмерт пару раз почесал переносицу. Тот, кто смотрел по российскому ТВ забавный сериал “Обмани меня!”, наверняка помнит, что именно такой жест непроизвольно позволил себе президент США Никсон, делая заявление по “Уотергейту”, и Клинтон, когда клялся нации, что между ним и Моникой Левински ничего не было. Жест этот обычно означает только одно: человек, почесывающий переносицу, несколько смущен тем, что ему приходится говорить заведомую неправду...
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СВИДЕТЕЛЬ
  Хотя имя первого государственного свидетеля по данному делу полицией пока открыто не называется, всем уже ясно, что это крупный израильский бизнесмен Ш.Д.. Ш.Д. утверждает, что именно он продвигал проект “Холлилэнд” и вручил Ольмерту взятку размером в 3,5 млн. шекелей, Ури Луполянскому - 2,2 млн. шекелей, Ури Шитриту - 1,3 млн. шекелей и т.д. Всего Ш.Д., по его словам, раздал взяток на общую сумму порядка в 30 млн. шекелей.
В сущности, само это дело началось с того, что Ш.Д. подготовил черновик иска против Гилеля Черни, в котором требовал вернуть ему деньги, потраченные на эти взятки. При этом сам иск Ш.Д., разумеется, не подал, так как прекрасно понимал, что сразу после этого его обвинят в даче взяток.
Давайте попробуем понять, к чему сводится суть утверждений Ш.Д.    Итак, когда в 1995 году бизнесмен Гилель Черни задумал развернуть на принадлежащем ему участке земли  грандиозное строительство, Ш.Д., которого он привлек в качестве консультанта по данному проекту, оценил его как нереальный. Нереальный в том смысле, что проект изначально противоречил всем законам, нормам и стандартам, регулирующим строительство в стране. Тем не менее, сказал Ш.Д., реализация этого проекта возможна, если заручиться поддержкой нужных людей. При этом Гилель и Ш.Д. никогда не употребляли в разговоре между собой слова “взятка”, и это, безусловно, еще не раз будет подчеркиваться адвокатами. Они говорили о поддержке, оказании помощи, завоевании доверия и т.д., для чего потребуются некие “особые расходы”...
В первую очередь Ш.Д. решил заручиться поддержкой тогдашнего мэра Иерусалима Эхуда Ольмерта, с которым был в приятельских отношениях. Голос Ольмерта будет решающим на всех этапах утверждения проекта, объяснил Ш.Д., без него все остальные усилия будут потрачены впустую. В итоге Ольмерт очень скоро стал горячим сторонником проекта “Холлилэнд”, в чем он сам и признается. По словам Ш.Д., за поддержку проекта Ольмерт получил 3,5 млн. шекелей. Эти деньги были переведены ему в качестве покрытия расходов на услуги юристов по целому ряду дел, возбужденных против Эхуда Ольмерта в 1996-98 гг. Таким образом, не исключено, что Ольмерт, утверждая, что никогда не получал взяток, говорит правду: видимо, он рассматривал эти деньги не как взятку, а как дружескую помощь. Ведь именно так, кстати, он расценивает и полученные им 600 тысяч долларов наличными от Мориса Талански, а также миллионную скидку, сделанную ему при покупке дома на улице Кремье.
 В итоге поддержка Ольмерта приобрела вполне материальные черты. Если в начале в рамках проекта “Холлилэнд” планировалось построить 650 единиц жилья, то затем этот проект вырос до 1015 единиц жилья с одновременным увеличением площади каждой квартиры, так что суммарная строительная площадь проекта выросла на 600%. Первый этап увеличения числа единиц жилья был утвержден еще в мае 1999 года, то есть в период пребывания Ольмерта на посту мэра. Тогда существенно - в 10 раз! - было разрешено увеличить общую площадь строительства. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что когда он говорил о том, что все изменения в проект были внесены уже после того как он ушел с поста мэра Иерусалима, ему захотелось почесать переносицу.
   Однако, вне всяких сомнений, данные изменения были бы невозможны без поддержки заместителя мэра, а потом и мэра Иерусалима Ури Луполянского, который в начале был категорическим противником проекта. Тогда Черни и Ш.Д. решают перевести на имя созданной Луполянским амуты “Яд Сара” 1,3 млн. шекелей и добавить к этой сумме пожертвование в 900 тысяч шекелей на руководимый им колель. И вот уже Луполянский оказывается в числе сторонников проекта. И опять, как видим, речь идет не о взятке, а о пожертвовании, причем на очень благородные цели.
Еще одним препятствием на пути к реализации грандиозных планов Черни и Ш.Д.а стал главный инженер города Ури Шитрит. Будучи “человеком Ольмерта”, Шитрит как профессионал не мог не понимать всей противозаконности этих планов. Но как раз в это время в жизни Шитрита начались какие-то крупные личные неприятности, ему срочно понадобились деньги, и вот тут-то, очень своевременно, ему была предложена “дружеская помощь”...
В целом, как утверждает Ш.Д., раздавая взятки, он ставил перед собой две задачи. Первая, само собой, заключалась в том, чтобы расширить проект, получить разрешение на строительство как можно большего числа квартир. Вторая состояла в том, чтобы уменьшить расходы на оплату налогов, строительство сопутствующей инфраструктуры и т.д. И надо заметить, что на втором направлении Ш.Д. преуспел, так же как и на первом. Так, за счет “особых расходов” ему удалось убедить муниципальные органы Иерусалима, и в первую очередь комиссию по планированию и строительству, снизить налог на строительство на 172 млн. шекелей. Дальше последовала еще одна скидка: уменьшение налога на удорожание на 64 млн. шекелей. Затем та же комиссия отказалась от своего требования к подрядчику, чтобы он за свой счет построил в районе 2 детских сада и 3 синагоги, - выигрыш еще в пару десятков миллионов шекелей. Следующий шаг: вместо предусмотренного первоначальным проектом моста длиной в 250 метров муниципалитет согласился обойтись мостом длиной в 85 метров. Чистая экономия - 10 млн. шекелей. В то же время число платных автостоянок для местных жителей было увеличено с 70 до 140, в том числе и за счет общественных земель. Разумеется, все эти противозаконные изменения в проект вносились не сразу. Они осуществлялись в виде небольших поправок, постепенно.
И все же у читателя должен возникнуть вопрос, куда же все эти годы смотрели инспекторы Земельного управления, Налоговое управление, полиция наконец. У Ш.Д.а есть ответ и на этот вопрос. Да, определенные лица в полиции что-то заподозрили, и тогда пришлось выделить деньги на очередные “особые расходы”. Деньги для раздачи таких “подарков” нередко отмывались через пункты обмены валюты и другие заведения, принадлежащие “серым банкирам”, таким образом, в этом деле все сплетается в единый клубок: политические круги, муниципальные власти, полиция, теневые банкиры. И после этого становится понятно, почему судья Хамер назвал это дело “самым чудовищным коррупционным скандалом за всю историю страны”.
Но что же побудило Шмуэля Ш.Д.  составить этот самый черновой иск, требовать деньги от Черни, а затем стать государственным свидетелем? По его словам, до 2002 года Черни аккуратно покрывал все “особые расходы”, а потом перестал это делать, что привело Ш.Д. на край финансовой пропасти.
   Теперь давайте попробуем спрогнозировать, как поведут себя в суде адвокаты, участвующие в этом деле...
   МенЯй формулировку!
   Итак, как говорилось выше, главный подозреваемый, экс-премьер-министр Эхуд Ольмерт, вполне может отрицать факт взятки, так как он лично этих денег и в самом деле не получал, они пошли на оплату услуг его адвокатов, на судебные издержки и прочее. Более того, сам Ш.Д. утверждает, что все эти финансовые вопросы улаживались через Ури Месера, друга Ольмерта, и руководительницу его канцелярии Шулу Закен. Таким образом, у адвокатов Ольмерта появляются все основания утверждать, что их подзащитный мог поддерживать “Холлилэнд” исключительно по идейным соображениям, понятия не имея о том, что его друзья решают его проблемы с помощью этих денег. Более того, нет никакой гарантии, что Месер и Закен, используя имя Ольмерта и беря от его имени взятки, просто прикарманивали их. Таким образом, очень многое на этом процессе опять-таки зависит от Шулы Закен, однако эта левая рука Ольмерта (правой считается Ури Месер) находится сейчас в США у родственников, и никто не знает, когда она собирается приехать домой.
Еще одно слабое место в системе обвинения - сам Ш.Д.. Дело в том, что он запутался в долгах “серым банкирам”, против него ведется несколько судебных процессов, и в ходе одного из них судья постановил, что Ш.Д. не заслуживает доверия. “Каким образом обвинение может опираться на показания человека, которого суд уже признал не заслуживающим доверия?! И не является ли Ш.Д. обыкновенным шантажистом, сводящим с обвиняемыми личные счеты?!” - наверняка будут вопрошать адвокаты Ольмерта, Луполянского, Шитрита и всех остальных фигурантов по данному делу. В связи с этим становится понятно, почему полиция прилагает огромные усилия для мобилизации второго государственного свидетеля, которым может стать, скажем, тот же Ури Месер, не случайно именно он был отпущен под домашний арест сразу после возвращения Эхуда Ольмерта из-за границы.
Словом, в данном деле может произойти еще немало интересных поворотов. Пока же в полиции отмечают, что Ольмерт явно лукавит, когда говорит, что все возбужденные против него дела о взятках лопнули, как мыльный пузырь.
Что касается дел о взяток, то два из них - дело о доме на улице Кремье и о приватизации банка “Леуми” - и в самом деле были закрыты, но исключительно за отсутствием достаточных доказательств, а начавшиеся именно как дела о взятках дело Мориса Талански и Инвестиционного центра сейчас находятся в суде, хотя пункты обвинения во взяточничестве в них были заменены на пункты о противозаконных финансовых операциях и обмане общественного доверия.
   Тут, как говорится, все дело в формулировке, а она имеет порой очень большое значение. Помните, как у Высоцкого: “Неправда ведь, неправда ведь, что я - грабитель ловкий. Как людям мне в глаза смотреть с такой формулировкой?!”...
   И ДУДУ АПЕЛЬ НА ЗАКУСКУ
   На фоне грандиозного скандала вокруг “Холлилэнда” почти никто не заметил сообщение о том, что известный строительный подрядчик Дуду Апель признан виновным в даче взятки в 1,5 млн. шекелей. Между тем, речь идет об еще одном крупном и важном деле.
   Напомним, что строительный подрядчик Дуду Апель на протяжении многих лет входил в ближайшее окружение экс-премьер-министров Ариэля Шарона и Эхуда Ольмерта, экс-министров Давида Леви и Арье Дери (Леви и Шарон, помимо всего прочего, в разные годы занимали пост министра строительства, а Дери - пост министра внутренних дел). В течение последних трех десятилетий Апель не раз подозревался в даче крупных взяток вышеперечисленным лицам в обмен на продвижение его строительных проектов, однако доказать эти подозрения так и не удалось. Поэтому тот факт, что Дуду Апель все же признан виновным в даче взяток, полиция считает своим большим успехом.
  Процесс по делу Дуду Апеля еще раз доказывает, что на самом деле, если не считать размеров выданных в качестве взяток сумм, в деле “Холлилэнда” нет ничего особенного, именно таким путем, очевидно, принято продвигать большинство проектов в Израиле. И, как говорил в таком случае один одессит, менять надо не стулья - менять надо девочек.
***.
По делу “Холлилэнда” было арестовано еще двое фигурантов - известный бизнесмен, бывший председатель Совета директоров банка “Апоалим” Дани Данкер и бывший глава Земельного управления Яаков Эфрати. Арест Эфрати был вполне предсказуем, оставалось только удивляться, почему полиция не произвела его раньше. Но, по всей видимости, масштабы этого дела таковы, что следователи просто не успевают с ним справляться.    Сейчас в политических и деловых кругах гадают, кто будет арестован следующим, но в том, что последуют новые аресты, сомнений практически нет.
Еще одной новостью в этом деле стало заявление адвоката Шули Закен Михи Фитмана, встречавшегося с ней в США. По словам Фитмана, его подзащитная намерена в ближайшее время приехать в Израиль и готова сотрудничать со следствием, однако роли государственной свидетельницы ей никто не предлагал. Вот когда предложат, тогда она и взвесит это предложение.
Барух РОЗИН